Небо в алмазах

Тема

Ольга Акимочкина

Финн Мэрфи явился на борт во втором часу ночи. Войдя в каюту своего напарника, он хлопнул его по спине и включил свет. Гай Шеппард приподнял лицо от подушки.

— Ты что, сдурел? — буркнул он, щурясь от света. — Полегче нельзя было?

— Вставайте, достопочтимый сэр, ибо настал наш звездный час, — провозгласил Мэрфи со смехом и, скинув с кресла одежду напарника, устроился в нем.

— Вот черт, — пробормотал Гай, садясь в постели. — Я так и знал, что ты надерещься. Ты хоть был в порту перед этим?

— Был. Завтра в шесть нам дают взлет.

— Слава богу, — Шеппард зевнул и упал лицом в подушку.

— Эй, эй, погоди, — взмахнул рукой Мэрфи. — Это еще не все, что я хотел сказать. Нам с тобой предложили заработать 2 миллиона.

Шеппард натянул на себя одеяло.

— Как мило, что ты решил рассказать мне на ночь сказку, — произнес он, поворачиваясь к Мэрфи спиной. — А теперь выключи свет и проваливай.

— Может, ты все-таки соизволишь меня выслушать?

— Слушай, Финн, — взорвался, под

— скакивая Шеппард, — я устал, как собака! Пока ты там заправлял свои баки спиртным, я перебрал весь левый рефтер! Оставь меня в покое, я хочу спать!

— Гай, я говорю серьезно.

Шеппард хмуро посмотрел на Мэрфи. Тот тихо, с расстановкой заговорил:

— Сегодня в баре, тут, неподалеку, ко мне подсели два паренька и спросили: не я ли прилетел сюда на галийском корабле? Когда я ответил уьвердительно, они попросили передать посылочку на Баркер-4, предложив за это 2 миллиона.

— Теперь я понял, — мрачно сказал Шеппард, — ты опять нажрался наркотиков.

— Да ничего я не жрал сегодня! Клянусь тебе! — разозлился Мэрфи. — Все, что я сказал — правда.

— Значит, два миллиона?

— Да.

— За посылочку?

— Гай, я сам удивился. Но это предложили они. Неужели ты считаешь, что надо было отказаться от такой чертовой тучи денег?!

— Отказаться трудно, это точно. Только обычная контрабанда столько не стоит.

— Наверняка необычная. Но какое это имеет значение? До Баркера-4 — семь суток лета. Ты когда-нибудь зарабатывал за неделю такие деньги?

— Нет.

— Тогда какие могут быть вопросы?

— А ты не знаешь? — усмехнулся Гай. — Вспомни правила, дружок. Будучи приписанными к Галии, в системах Галактического Союза мы можем летать только по утвержденному маршруту. Баркер-4 в нем не значится. Если мы там сядем, то будем иметь неприятности.

— За такие деньги я готов наплевать на любые неприятности. А ты разве нет? Гай помолчал.

— Пожалуй, да, — усмехнуля он, наконец.

— Тогда какие дела?! — засмеялся Мэрфи и встал. — Они обещали подвезти груз к трем часам. Надо поискать местечко в трюме, а то торговцы нам его очень плоьно набили.

— Я думаю, что для такого груза местечко найдется, — заметил Гай, натягивая брюки.

— А как же! Да я готов спать стоя, лишь бы все это разместить! Не зря я вчера тайничок-то вылизывал…

Спать Шеппарду уже не хотелось. В который раз он подумал о том, как все-таки здорово быть галийцем, занимающимся перевозками в Галактическом Союзе. Система с четырьмя колонизированными планетами, называемая Галией, около 70 лет назад объявила себя суверенной зоной и вышла из Галактического Союза. Ничем особенным эта система не была богата, так что процесс отделения прошел почти безболезненно. Трения, конечно, были. Хватало их и теперь. Но именно из-за них галийские торговые корабли не подлежали таможенному досмотру службами Галактического Союза в отсутствие полномочного представителя суверенной зоны. Подобные лица встречались далеко не на всех планетах Союза и Мэрфи с Шеппардом не раз зарабатывали неплохие деньги на контрабанде. Но такого куша им срывать еще не приходилось.

Гай понимал, почему именно к ним обратмлмсь с предложением вывезти нелегальный груз. На Тайгири — планете, где друзья торчали уже четвертые сутки — появилась «жельая чума». С этой болезнью люди встретились в космосе второй раз и она не была достаточно изучена. Заболевший «желтой чумой» считался смертником. Мэрфи и Шеппарду совсем не хотелось подцепить подобную заразу и их опять выручила галийская приписка. После краткого медицинского освидетельствования власти Тайгири дали согласие выпустить галийский корабль, тогда как звездолеты Галактического Союза остались в карантине.» Потому-то и деньги такие бешеные платят, что кроме нас вывезти этот груз просто некому», — подумал Гай.

Гости на борту появились ровно в три часа. Их было трое: два парня, которые договаривались с Мэрфи в баре и худощавый седой мужчина с небольшим кейсом.

— Доброй ночи, — сухо сказал седой и посмотрел на Мэрфи. — Надеюсь, вы не передумали?

— Нет, все в порядке. Можете грузить вашу посылочку. Только сперва договоримся об оплате, — ответил Финн.

— Разумеется, — кивнул седой. — Сейчас вы получите 60 процентов гонорара за услуги. Остальное будет вас ждать на Баркере.

— Я думаю, мы сработаемся, — ухмыляющийся Финн переглянулся с Шеппардом.

— Я в этом не сомневался, — наклонил голову гость.

— Я провожу вас в трюм. У нас там есть подходящее местечко для такого рода посылочек.

— Нет, я думаю, груз лучше разместить в одном из жилых отсеков, — седой вопросительно приподнял одну бровь. — Надеюсь, вы не будете возражать? Для нас очень важно, чтобы груз был доставлен в целости и сохранности. Ведь может случиться, что ваш корабль все-таки захотят проверить.

— Тогда как раз и могут найти, — усмехнулся Гай. — Или вы думаете, что таможенники окажутся столь стеснительными, что не перетрясут личные вещи?

— Постараемся устроить все так, чтобы они просто не обратили на груз внимания.

В это время парень из его свиты поднес пластиковый биг-мастер размером с чемодан.

— Вот, — гость указал рукой в его сторону.

— Судя по габаритам, это и есть наши 60 процентов, — кивнул Гай. — Мне нравится, что сначала идет оплата.

— Это — груз, — произнес седой и полез во внутренний карман куртки. — А вот

— деньги.

Он бросил на стол увесистую пачку кредитных купюр. Финн подошел ближе и взял ее в руки. Он держал ее нежно, как дитя. Все банкноты были достоинством в 50.000. Таких друзьям в руках держать не приходилось. Финн вытянул наугад из пачки несколько купюр и придирчиво осмотрел их.

— Вроде, все чисто, — киснул он.

Седой повернулся к сопровождающим его парням.

— Устройте это в боксе для скафандров, — сказал он, указывая на биг-мастер, и улыбнулся галийцам. — У вас там такая чудная свалка. Лучшего камуфляжа и не придумаешь.

— Да, разобраться там сложновато, — весело отозвался Финн, пестая деньги.

Гай же, посерьезнев, спросил гостя:

— А вы откуда знаете?

— Не расстраивайтесь, мистер Шеппард, — усмехнулся седой. — Небольшая экскурсия, которую мы позволили себе предприянять тут в ваше отсутствие, мне кажется, неплохо оплаченной. Вы не находите? Счастливого пути, джентельмены. На Баркере вас встретят. Не провожайте нас, мы знаем дорогу.

В коридоре перед шлюзами он пропустил вперед своих помощников и обернулся. Коридор был пуст. Седой быстро достал из кармана пластиковые перчатки и индивидуальную медмаску. Из другого кармана была извлечена ампула с мутной жидкостью. Седой шагнул в шлюзовую камеру и включил механизм двери. Створка внутреннего герметизатора поползла в сторону, закрывая проем. Когда в двери осталась небольшая щель, седой швырнул ампулу в коридор. Она разбилась о стену, оставив на ней темные брызги. Дверь с тихим шипением закрылась.

* * *

Как только друзья взлетели и послали последний радио-привет диспетчеру тайгирского порта, Финн тут же заговорил о контрабанде.

— Там точно наркотикт, — заявил он.

— Ну и что? Нам-то какое до этого дело? — буркнул Гай.

— Тебе, может, и никакого, а я бы полюбопытствовал.

— Это не по правилам, Финн.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке