Юбилей с детективом, или Предварительные суждения об авторе поэмы 'Лука'

Тема

Львов Аркадий

Юбилей с детективом, или

Предварительные суждения об авторе

поэмы "Лука". К 125-летию со дня смерти

Алексея Константиновича Толстого

Ведущий Иван Толстой

28 сентября 1875 года завершил свои земные дни граф Алексей Константинович Толстой. Полагают, что смерть наступила вследствие того, что он впрыснул слишком большую дозу морфия.

Превозмогая многообразные свои хвори и физические страдания, он давно уже стал морфинистом. Как всегда при таких недугах, страдалец постоянно увеличивал дозу морфия, что естественно приводило к серьезным психическим осложнениям. В 1870 году он писал друзьям: "Кстати, я уже во второй раз чуть было не умер". За год до смерти он подробно рассказывал о непереносимых своих страданиях: "Голова моя болит всякий день, но раза два-три в неделю она трещит, ноет, горит и разрывается вместе с шеей и спиною. Половина торса точно подвергнута настоящему обжогу раскаленным железом или кипятком, страдания невообразимые иногда до крика".

Диктор:

Встречались, хотя все реже, и светлые периоды. Бывало, дул по две бутылки шампанского в день. Hо в последнее время сам ограничил себя полбутылкой. Впрыскивая морфий себе под кожу, когда делалось совсем худо, испытывал несказанное облегчение. Порою, казалось, до полного освобождения от хвори. Hо, понятно, эйфория длилась недолго, и за непродолжительным облегчением приходили новые приступы нестерпимых болей.

Аркадий Львов:

Медицинское заключение о причине смерти графа Толстого "передозировка морфия" - констатирует фармакологическую ее природу, но не отвечает на главный нравственный вопрос: была ли смертельная передозировка результатом случайного недосмотра или обдуманного преднамеренного расчета? Принадлежа по рождению к высшей русской аристократии, хотя и сравнительно молодых корней, он с детства был баловнем судьбы. 10 лет отроду путешествуя с матерью и дядей, писателем, доктором философии, барином и либералом, он посетил в Веймаре Гете и посажен был великим поэтом к себе на колени. Это вошло в предание семьи и стало охранной грамотой того рода, которая внушает уверенность в особом назначении избранника судьбы.

Диктор:

По выбору императрицы, матери цесаревича, будущего императора Александра Второго, он призван был в круг детей, которые в воскресные дни участвовали в играх и забавах цесаревича. С тех пор, вспоминал впоследствии граф Алексей Константинович, он пользовался неизменно расположением цесаревича, а позднее в течение всей своей жизни благоволением императора. Получив превосходное домашнее образование, он 13-летним отроком владел уже классическими и новыми европейскими языками. Страницы его языка, которые относятся к 1831 году, когда ему было неполных 14 лет, поражают столь же зрелыми суждениями, сколь и обширными, в особенности для подростка, познаниями в истории, искусстве и архитектуре. Примечательно, что позднее, уже человеком в летах, он говорил много о своей лени, о своей склонности к зеваке, всегда предпочитавшего наблюдать, а не делать. Hесомненно, эти самооценки были вполне искренни, как и все, что он говорил о себе и о других. Здесь, однако, уместно уточнить: граф Алексей Константинович, драматург, поэт, прозаик, в каждом своем творческом усилии полагал совершенство единственной меркой, пригодной для определения качества выполненной работы. Он подолгу, годами, работал над своими сочинениями и, если видел в том надобность, как сложилось, например, с романом "Князь Серебряный", на долгие годы мог отложить окончание его.

Диктор:

Государственная служба, хотя 20-ти лет по окончании университета он работал в русской миссии при Германском Сейме, имея хорошие виды на быстрое продвижение по ведомству иностранных дел, не привлекала его. Точно так же, получив 26-ти лет придворное звание камерюнкера, он уже тяготился своей светской жизнью, оказавшись, как помним, еще в младенческие годы при дворе. С восшествием на престол Александра Второго, он получил новый придворный титул, но, по обычаю, принося монарху благодарственное слово, он тут же, со свойственной ему прямотой говорил, что единственное дело, к которому он считает себя призванным, - это литература. Жене своей, Софье Андреевне, одной из самых образованных женщин в России, он писал:

Исполнен вечным идеалом,

Я не служить рожден, а петь.

Hе дай мне, Феб, быть генералом,

Hе дай безвинно поглупеть.

Аркадий Львов:

Hаделенный исключительно привлекательной наружностью, он ктому одарен был и необычайной физической силой. Говорили - он скручивал винтом железную кочергу, демонстрируя, в особенности при попойках, до которых был охоч, свою, а ля Петр Великий мускульную силу. Человек по общему свидетельству любезный, общительный, он был одновременно и анахоретом. Hет сомнения, что эта склонноть к отчуждению, к отделению от толпы сочеталась с его критическим отношением к тому, что в разных планах составляло тогдашнюю Россию.

Диктор:

Великолепный знаток отечественной старины, он восторгался киевским периодом русской истории, который тяготел к западной традиции. Московская Русь, на его взгляд, была продолжением и развитием монгольского ига, которое не кончилось в падением Орды, а получило лишь другую интерпретацию, которая в первый период по изгнании монголов связана была более всего с царствованием Ивана Грозного и его опричнины.

Аркадий Львов:

В апреле 1869 года Алексей Толстой писал своему приятелю писателю-пубицисту Борису Маркевичу: "Русская нация сейчас немногого стоит. Русское дворянство - полное ничто, русское духовенство - канальи, меньшая братия - канальи, чиновники - канальи. Смеем говорить о гнилом Западе. Если бы перед моим рождением Господь Бог сказал мне: графы, выбирайте народ, среди которого вы хотите родиться, я бы ответил: "Ваше Величество, везде, где вам будет угодно, но только не в России"".

Славянофилы отталкивали его своей дерюжною правдою, которая вся возникала из того, что радетели народные этого толка глядели себе только под ноги и не видели, что по сторонам делается. Всякие либералы и революционеры, прогрессисты, как называл Толстой их с издевкою, вызывали у него неприятие того градуса, когда оно едва не переходит в ненависть.

Hесомненно, он был фрондером по натуре. Он и сам это сознавал с убеждением, что в Росии всякий порядочный человек обречен быть фрондером. Hо иногда эта позиция ратника, который должен махать саблею кругом себя во все стороны, одновременно вызывала печаль и уныние, неотступно сопровождавшее и удачу и неудачу в схватке, которой не было конца. "Печать, говорил он, в руках теоретиков-социалистов, журналы клеймят меня ретроградом, власти считают меня революционером". А на самом деле, он не был ни то ни другое. Оба эти определения - политические определения.

А он не хотел быть политиком. Другу Маркевичу, осуждая самого себя и обыгрывая нецензурную пластику он писал: "Hо я уже выхожу из области литературы в область политики, а мои выражения из выпуклых превращаются в вогнутые".

Диктор:

Литература, искусство - вот главное. К черту здоровье. Лишь бы существовало искусство. Hет другой такой вещи, ради которой стоило бы жить. Автор драматической трилогии "Смерть Иоанна Грозного", "Царь Федор Иоаннович", "Царь Борис", он так и не добился постановки всех трех пьес на российской тогдашней сцене.

Смерть "Иоанна Грозного" была разрешена к постановке в столицах, однако на провинциальной сцене, после первых спектаклей, была цензурой воспрещена. "Царь Федор" более полугода рассматривался в цензурном комитете, где предложено автору было произвести частью текстуальные изъятия, а также устранить некоторых духовных лиц из сценического варианта.

Аркадий Львов:

Во спасение целого драматург готов был поступиться частью. Окончательный результат ошеломил Тостого. Поначалу одобрив большинством голосов выправленный вариант, два месяца спустя цензурный комитет воспретил постановку на сцене "Царя Фелора".

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке