Беглец со звезд

Тема

Эдмонд Гамильтон

Глава 1

Что это такое – полет к звездам? Падение с беззвучным воплем ужаса сквозь хаос борющихся в пустоте космоса гравитационных сил, потеря всех привычных четырех измерений, сжатых, растянутых, перекрученных невидимыми руками чужих и враждебных солнц?

Но на все это можно взглянуть и совершенно иначе. Космический полет – это одиссея по бескрайнему океану Вселенной, мимо волшебных островов, освещенных разноцветными чужими звездами; странствие по бескрайним садам Гесперид, от одного дерева с золотыми яблоками к другому, от тайны к тайне.

«Плохи мои дела, – подумал первый пилот Хорн с кривой усмешкой, – раз я мало изменился с тех времен, когда мне было четырнадцать и мир я воспринимал сквозь розовый флер романтики».

Миновало восемнадцать лет с тех пор, как мальчишка из Коннектикута, грезивший о звездах, впервые увидел их через иллюминатор пилотской кабины, теперь десятки парсеков лежали за плечами матерого астронавта. И все же в глубине его души осталось что-то от чувства благоговения, с которым он когда-то смотрел на мигающую бриллиантовую россыпь. Сейчас, в начале очередного рейса, ему было особенно приятно разделять свое восхищение с Винсоном – вторым пилотом «Королевы Веги», новичком в космосе. Хорн специально взял большую часть работы при старте на себя, чтобы Винсон смог побольше времени провести возле иллюминатора, впитывая в себя чудесные ощущения первого рейса. И Хорн знал – эти воспоминания останутся у Винсона навсегда. Конечно, то, что видел сейчас второй пилот, не было истинной картиной Вселенной, а лишь ее отретушированной и приукрашенной электронной версией. Да иначе и быть не могло – ведь космолет двигался во много раз быстрее скорости света, и потому из обычного иллюминатора можно было увидеть вместо звезд лишь множество размазанных бледных пятен. Психологи установили, что пилотам было бы трудно управлять кораблями, только опираясь на показания радаров, и потому место обычных иллюминаторов заняли экраны, создававшие привычную для человеческого глаза картину звездного мира. Хорн за предыдущие рейсы вдоволь насмотрелся на фантастические красоты галактики, но ныне и он не мог скрыть своего восхищения.

«Королева Веги» летела вдоль одного из отрогов галактики, где побывали немногие из кораблей Федерации. Здесь роились огромные скопления звезд: дымчато-красных, бледно-зеленых, ярко-белых и желто-оранжевых – пугающих и манящих, словно миражи в пустыне. Это были очень опасные места, поскольку тут, вдали от традиционных галактических трасс, редко встречались радиомаяки и станции сопровождения. Отрог Алламара находился на самом краю галактики и, миновав его, корабль оказался бы на берегу бескрайнего океана пустоты, в глубине которого маняще сиял ближайший из островов – галактика Андромеды…

Хорн сказал, обращаясь к Денману – третьему человеку, находившемуся в кабине:

– Пять или шесть раз я пилотировал корабли в отроге, но ни разу не видел на этих диких мирах ничего, кроме посадочных площадок, да и то в течение всего нескольких часов. Знаете, я завидую вам.

– Зря, – сухо ответил Денман. Это был невысокий седоволосый человек с усталыми глазами и тревожным выражением лица, которое у него не исчезало весь путь. Не принадлежа к экипажу корабля, он не имел права находиться в пилотской кабине. Но Денман являлся представителем Федерации, и капитан Вэск предоставил ему полную свободу.

– Что – зря? – спросил Хорн.

– Зря завидуете, – пояснил с угрюмой усмешкой Денман. – Для вас отрог Алламара – лишь романтический, полный тайн район галактики. А на самом деле это просто дикая головная боль. И для меня лично, и для Федерации.

Винсон понимающе кивнул.

– Не сомневаюсь, что именно так и обстоит дело. Насколько я знаю, эти примитивные миры не входят в состав Федерации, хотя и рассчитывают на ее защиту в случае внешнего вторжения, войн и тому подобных вещей. Но планеты Федерации так далеко отсюда. А тут на каждом шагу натыкаешься то на болтовню насчет суверенитета, то на замшелые традиции и обычаи прапрадедов… Верно?

Денман удивленно приподнял брови.

– Отлично, – с удовлетворенным видом сказал он. – Вы правы, мой начитанный мальчик. Только не видя все это своими глазами, не узнаешь и половины правды о том, что творится на этих богом забытых планетах. – Задумавшись, он через некоторое время продолжил с мрачным видом:

– Мне предстоит провести в качестве наблюдателя целых три месяца на Алламаре.

Очень надеюсь, что я еще останусь жив, когда за мной прибудет следующий корабль.

Хорн был поражен.

– Останетесь живы? Странно. Я думал, что гуманоиды на всех этих далеких мирах дружественно относятся к людям.

Денман кивнул.

– Да, когда-то так и было. Но сейчас что-то странное происходит в отроге. Потому-то меня и послали сюда. Что – волнения на Алламаре? Нужен опытный наблюдатель? Послать туда старину Денмана. Он тертый калач, во всем разберется. Если останется цел…

Денман замолчал, явно недовольный внезапной вспышкой своего раздражения. Он вновь повернулся к иллюминатору, на котором среди россыпей звезд появились красная искра Биннотха, двойные золотые солнца Вира и еще ближе – бело-голубой факел Алламара.

Винсон, нахмурившись, спросил:

– Но вас, конечно же, пригласили на Алламар-2? Иначе Федерация не рискнула бы послать в отрог своего представителя.

– Да, они пригласили, – рассеянно ответил Денман. – Не все аборигены, конечно, а только часть их руководства. Но они могли и передумать…

Он замолчал и вновь погрузился в свои мысли, не обращая внимания на вопросительный взгляд Винсона.

Хорн посмотрел на своего молодого помощника:

– Займись-ка делом.

Винсон взглянул на хронометр и, торопливо вскочив на ноги, направился к навигационному блоку. В маршевом режиме корабль летел под управлением киберштурмана, который был связан с главным компьютером Однако даже электронный мозг мог время от времени ошибаться, и поэтому следовало периодически проверять работу всех приборов. Винсон, как новичок, очень ревностно относился к своим обязанностям. На него можно было положиться, и Хорн перевел взгляд на Денмана.

– Я мало что знаю о проблемах взаимоотношений Федерации и отрога…

Денман кивнул.

– Естественно, – сказал он.

Хорн недовольно нахмурился:

– Все верно – ведь я всего лишь пилот. И все же я чувствую, что могу поскользнуться на ровном месте, если так и буду пребывать в полном тумане. Скажите, волнения в отроге, они как-то связаны со слухами о неопознанных кораблях, которые время от времени появляются в этом районе?

– Да, это так, – согласился Денман и после долгой паузы добавил:

– Вы не раз бывали в отроге, так что я могу быть откровенным. Причина всех странных событий в этом районе галактики одна: рабы.

Хорн задумчиво пожевал губы – уж очень странным показалось ему то, о чем говорил Денман. Но Винсон сразу же обернулся и с удивленным видом уставился на представителя Федерации.

– Рабы? Вы хотите сказать, что неопознанные корабли совершаю г тайные рейды за рабами-гуманоидами?

– Именно так, – сказал Денман. – Одно неясно: кому и зачем понадобились эти бедные дикари с различных планет. Но кое-какие сведения об этом дошли до руководства Федерации. И там решили: пошлем старину Денмана, пускай засунет голову в это дерьмо и разберется, что к чему.

Хорн недоверчиво покачал головой:

– За три-то месяца?…

Закончив проверку навигационного блока, Винсон вновь вернулся на свое место у пульта управления.

– Ничего не понимаю. Ведь есть же законы, запрещающие работорговлю! В конце концов. Федерация имеет крейсеры. Почему бы не послать их патрулировать отрог и не прекратить все эти безобразия?… – Спохватившись, он обратился к Хорну:

– Блок проверен, сэр. Все в порядке.

Денман улыбнулся:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке