Величайшая Марина: -273 градуса прошлой жизни (3 стр.)

Тема

- А… – Алма покосилась на Титанию, которая продолжала сидеть ровно, всё также походящая на хрустальное изваяние, – я не знаю, как к этому отнесутся гости, которые даже не знакомы со мной. И ещё, смогу ли я хоть как-то поддержать беседу? Ведь у эльфов приняты разговоры во время застолья, как сейчас.

- Мне кажется, что если ты сможешь поддержать следующую тему, то и при гостях всё пройдёт отлично.

- Что за тема?

- Политика, – повисла пауза, – например, что ты можешь сказать по поводу реформирования народного устройства, изменения жизни простых людей?

- Ну, – тут вопрос подействовал на неё как луна на оборотня или так же, как на неё собственный глаза, – мне кажется, что реформирование должно проводиться только в случае нужды со стороны народа, то есть, следует действительно убедиться в том, что нововведения не будут создавать обратного эффекта желаемому.

- Но, если дела нужно наладить действительно «сверху»?

- В этом случае можно рассмотреть компромиссные варианты для разных слоёв общества и ввести реформы выборочно.

- А если бы люди стали недовольны в том, что сокращаются их права? – голос принадлежал Титании.

- Права сокращать совсем не обязательно, можно наоборот, увеличивая стоимость их проживания, одновременно создать платные привилегии, для нейтрализации чувства ущемления.

- Но, если людей не будут устраивать данные привилегии?

- Тогда, нужно рассмотреть условия проживания людей, может пообщаться с ними для того, чтобы понять, что им действительно нужно. Невозможно диктуя то, чего хочешь ты, сделать лучше тому, чьё положение не знаешь. Тогда последствия могут в лучшем случае обернуться в митинги, а в худшем – революцией, – на этих словах Алму передёрнуло, будто на неё высыпали гору снега. Сама не понимая почему, она покрылась мурашками, и на секунду ей показалось, что на улице жутко шумно, все кричат и слышны удары, но нет, всё было тихо. Разговор продолжился.

- Хорошо. Я уверен в том, что ты сможешь поддержать этот разговор и за столом, и, Алма, только не молчи, слышишь? Относись к каждому гостю внимательно и помни, каждый из них на удивление различен с другим.

- Да, конечно, я понимаю.

- И ещё, последнее. Гостем будет эльфийский лесной король Неметон со своим сыном Лансом.

- И, я должна их обоих помнить?

- Нет. Там ты с ними как раз таки и познакомишься. Ланс старше тебя на три года, думаю, что у вас проблем не возникнет.

- Я тоже, – шепнула Алма себе под нос.

Беседа не закончилась, было ещё множество разных тем и обсуждений, Доэлнор ещё поговорил с Алмой о политике, и девочка даже сама удивилась тому, сколько всего может поддержать в этой области.

Обед затянулся. Алма сидела и молча слушала диалог Титании и дяди, иногда, когда её спрашивали, она тоже высказывала своё мнение, и, как казалось, Доэлнор оставался доволен ответами своей племянницы. Позже он продолжил заниматься своим любимым делом – осмотром действующих прав, удалившись к себе в кабинет. Титания и Алма тоже покинули террасу, и, идя по коридору, Грекнивер невзначай спросила.

- А что ты будешь делать, когда вернёшься к себе в комнату? Пойдёшь, прогуляешься по городу?

- Не думаю. Найду занятие в комнате, – они дошли до лестницы, ведущей вниз, Алме – дорога прямо, а временная комната Титании находила на этом этаже, слева.

- Подожди, – мягко взяв руку девочки, Грекнивер остановила её, – пойдём на минутку, – они обе свернули.

Комната была просто создана для этой правительницы, такая же белоснежная, что, казалось, сейчас сольётся со стенами. Она легко пересекла комнату и открыла стеклянный шкаф, на вид он казался совершенно прозрачным и пустым, но нет, внутри стояли ровные ряды книг.

- Если что-нибудь заинтересует, возьми. – С этими словами Титания отступила от шкафа и села на кресло стоящее неподалёку.

Перед глазами Алмы всё неслось и мешалось, книг было действительно очень много. Но тут одна действительно просто врезалась, не в глаза, а сразу в сознание, таких книг было много и по цветам и по размеру, но что-то заставило девочку взять именно эту, с хилым переплётом, тёмно-синюю. «Дневник Долингиа и его переписка с Икстуаком». Что-то девочка уже слышала об этих личностях, открыв книгу и пробежав глазами по странице наискосок, её сильно заинтересовали первые строки письма Икстуака: «Бой с людьми – не есть лучший выход из сложной ситуации, требующей раздумья, мой друг, раздумья над выходом из ситуации – мысли с собой – и есть единственный выход из боя…». Ниже был представлен ответ, который не менее удивил Алму своим содержанием, направленным на то, что именно им двоим выпала судьба думать: «…В самый раз напомнить вам о том, что развязка войны уже свершилась. Он вышел, и, развязывая всё новые войны, будет напрочь разрывать тесные узы народов, так долго создававшиеся в течение времён!»

- Можно я возьму её к себе в комнату?

- Конечно, бери.

Вечер она провела в изучении книги. Слишком маленький почерк мешал девочке поглощать содержимое страниц, но, тем не менее, она стремительно увеличивала число прочитанного. Постучали в дверь.

- К тебе можно? – тихий, мелодичный голос.

- Да, – узнав Грекнивер, Алма только на долю мига подняла глаза и снова опустила их на строчку.

- Я вижу, что ты зачиталась, – женщина зашла и, тихо прикрыв дверь, подошла к девочке, та полулежала на кровати, в распахнутое окно залетал холодный ветер, но не чувствовала кожа девочки того лёгкого морозца, что прилетал с воздухом, – интересно?

- Очень. Я даже не знала о том, что принципы дипломатии с теми, с кем хотелось бы иметь связи не более чем деловые, держатся на весомых аргументах о необходимости на поддержку. Именно так было остановлено разъединение союзов. А потом, ещё очень интересные цитаты и выдержки с Уэнского конгресса!

- Тебя это сильно увлекает?

- Ну… почему бы и нет. Это плохо?

- Это хорошо. Даже очень. Только не темно уже читать?

- Ещё нет, спасибо.

- Не засиживайся, завтра приём.

- А во сколько? И где?– Алма оживилась и, даже на время забыв про книгу, посмотрела на Титанию.

- С утра, часов в девять, на счёт того, где это будет, не волнуйся. В полдевятого я или владыка Доэлнор зайдём за тобой.

- Спасибо.

Без единого звука Грекнивер закрыла дверь и быстро направилась к Доэлнору. Она почти бежала, как можно быстрее, даже не задумываясь, почему направляется не в комнату, а сразу в кабинет. Но, как всегда она оказалась права. В просторном помещении тихо горела жёлтая свеча, освещающая серьёзное лицо Доэлнора, он же не заметил прихода Титании и так же увлечённо продолжал перечитывать один листок. Но когда женщина сделала шаг, он не повернулся, лишь задал вопрос:

- И что вы скажете, Титания Грекнивер?

- Тут слов не наберётся. Я только не понимаю, если же она так хорошо разбирается в том, что касается понимания других людей, то как её судьба пришла к такому финалу.

- Она здесь, а значит – это не финал. Но я согласен, сейчас, когда она не помнит практически ничего и рассуждает целиком от себя, то я могу предположить, что Это не было случайностью, организованной недовольными людьми. Скорее одним человеком, с конкретными неудовольствиями касательно кого-то в замке.

- Но тогда, что это был за человек? И кем он был недоволен?

- Я не знаю. Ладно, она уже спит?

- Нет. Я предложила ей свою библиотеку в комнате, там она нашла толстую переписку с дневником и выдержками из конгресса, так ещё читала, когда я уходила.

- Она становится сама собой, даже не осознавая этого, снова ведёт себя как всегда.

- А как ты думаешь, как отнесётся к ней Неметон? Она слишком… – женщина смолкла.

- Я знаю, что сильно рискую, тем более что завтра, скорее всего, приедет Глафнег.

- Что? – Титания это спросила так тихо, но на самом деле ей хотелось кричать, – И ты, зная это, требуешь её присутствия на приёме?! Боже, Доэлнор, пожалуйста, не надо.

- Мне кажется, что нужно убедиться в том, что она, как утверждает её беспечность, не имела отношения ни к чему! Я отказываюсь верить в то, что это равнодушие к другим вообще было у Алмы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке