Вальпургия III

Тема

Майкл Резник

Как и всегда, посвящается Кэрол, а также Барри Мальзбергу — самому оклеветанному и самому непонятому писателю своего поколения, и — как это всегда бывает — толковому и славному.

ПРОЛОГ

И в зле есть капля доброты.

Шекспир

Каждое зло, которому мы даем отпор, благодетельно.

Эмерсон

Все наши величайшие беды проистекают от нас самих.

Руссо

Но они все оказались не правы.

Нет достойного объяснения злу. Надо рассматривать его как необходимую часть порядка Вселенной. Игнорировать зло — глупо, проклинать его — бессмысленно.

Моэм

Вот он ближе прочих подошел к истине.

Зло — само себе судья, оно же лишает смысла такие понятия, как власть, удовольствия, богатство.

Конрад Бланд

Этот действительно знал, что говорит, но, впрочем, как же иначе… Ведь он сгноил одиннадцать миллионов в концентрационных лагерях Пилора IX в период краткого правления императора Юстасия-Безумного.

Он уничтожил семнадцать миллионов на планете Борига II с такой изощренной жестокостью, в сравнении с которой газовые камеры «третьего рейха» могли показаться невинными детскими забавами.

Он вырезал пять миллионов женщин и детей на Новой Родезии.

Он убил три тысячи семнадцать человек на Кембрии III, и для каждой своей жертвы находил все новые и новые способы умерщвления, проявляя невероятную извращенность и изобретательность.

Он изобрел пытки, от которых отказалась даже орошенная кровью Спика VI, восставшая против Республики.

Никто и никогда не видел его портрета — ни на голограммах, ни на видеодисках, ни на даже самых обычных фотографиях. Компьютерные банки данных не располагали ни отпечатками его пальцев, ни рисунком радужной оболочки глаз. И, несмотря на многочисленные попытки, так и не удалось выявить ни размеров его финансовой империи, ни принадлежавшей ему собственности. Даже планета, на которой он родился, была неизвестна. Тысячи служили ему, но выжили только семеро, и никто из этих семерых ни разу не видел его.

Этого беглеца от закона звали Конрад Бланд, и в данный момент он находился в относительной безопасности.

Глава 1

Если убили одного — вы убийца, если убили миллионы — вы завоеватель, если убиваете всех — вы бог.

Конрад Бланд

Орест Мела проходил мимо змей, скорпионов, слонов и лемуров, мимо восьминогих регилианских антилоп, желеобразных веганских хищников и бронированных монстров, завезенных сюда со Спики. Он мельком глянул на это многообразие и искренне позавидовал тому, с какой легкостью вся эта живность приспосабливается к парниковому климату Серенгети — зоологической достопримечательности Терразанского сектора галактики.

Он поднял было руку, собираясь стереть пот, градом кативший по полному рыхлому лицу, но вовремя опомнился. Ему вовсе не хотелось лишний раз привлекать внимание к маленькому дипломату, прикованному прочной цепочкой к запястью.

Мела тщательно сверился с картой зоопарка. Необходимый ему птичий заповедник находился в восьми километрах отсюда. В другое время он бы наверняка решил немного прогуляться, но только не сейчас. В такую жару даже красоты Серенгети не могли соблазнить Мелу на подобный марш-бросок. И уж тем более не хотелось являться на деловую встречу мокрым и запыхавшимся. Он огляделся по сторонам и, заметив кибер-такси, взмахом руки остановил машину.

Уже через несколько минут такси высадило его у заповедника — места проживания многих тысяч пернатых, собранных со всех концов Галактики. Предъявив билет Мела вступил под купол защитной сетки, натянутой над извилистой узкой дорожкой, которая петляла между вольерами, предоставляя любопытным возможность наблюдать за жизнью птиц в их естественной среде обитания. И все полтора километра недолгого путешествия он тщетно пытался притерпеться к резким непривычным запахам.

Вскоре он вышел к маленькому летнему кафе, несколько неуместному и слишком будничному среди этого буйства растительности, пестрых красок, резких птичьих голосов. Круглая площадка, огороженная невысоким барьером, и ничего лишнего: деревянные столы, скамьи и бар-автомат. Да и народу немного: всего лишь четыре посетителя и дряхлый старик в засаленной униформе уборщика, медлительно копошившийся за дальним столиком.

«Кто же из них?» — гадал про себя Мела, опускаясь за свободный столик. Двух парней он отвел сразу — слишком молоды. Женщина тоже мало подходила на эту роль, хотя окончательно сбрасывать ее со счетов не стоило. Оставался последний — высокий атлет с холодными серыми глазами и глубоким шрамом на левой щеке. На нем-то Мела и остановил свой выбор. Наблюдая за парнями, он краем глаза успел заметить, как порыв ветра сорвал со стола атлета пустой бумажный стаканчик. Расплескивая капельки сока, он закувыркался в воздухе, но коснуться земли так и не успел: скупым, расчетливым движением, не переставая вытирать губы салфеткой, гигант подхватил его на лету и снова поставил на стол.

«Ну что ж, — подумал Мела, довольный собой, — кажется, я не ошибся». Он поколебался, прикидывая, как лучше затеять разговор с атлетом, но тот вдруг поднялся, потянулся с грацией дикой кошки и удалился, оставив Мелу в полном замешательстве. Усилием воли Мела подавил первый порыв кинуться за ним вдогонку и остался сидеть, терпеливо выжидая, что произойдет дальше. Через несколько минут двое юношей поднялись с мест и ушли, о чем-то весело болтая, а следом скрылась и женщина. Недоумевая, Мела огляделся по сторонам. Неужели его встреча срывается?

И тут к столику подковылял старый уборщик.

— Не возражаете, если я на минутку присяду здесь перевести дух, сэр? — продребезжал старикан. — От этой проклятой поденной работенки, сэр, в горле то и дело першит.

— А не могли бы вы пересесть за другой столик? — раздраженно бросил Мела, даже не удостоив уборщика взглядом. — Я жду приятеля.

— Положим, уже не ждете, — придвигая без спроса стул, уверенно заметил уборщик, и старческая хрипотца неожиданно исчезла, словно ее никогда и не было.

Мела ошеломленно уставился на морщинистое лицо.

— Джерико?! — выдавил он наконец. Уборщик кивнул.

— Черт меня побери! — ошарашенно воскликнул Мела.

— Ну что, перейдем к делу? — осведомился старик.

— Как, прямо здесь? — хмуро спросил Мела, оглядываясь по сторонам.

— Нам здесь никто не помешает, — заверил Джерико. — Я об этом позаботился.

Мела с деланным равнодушием пожал плечами.

— Вы что, специально выбрали для встречи этот мир? — поинтересовался он, кладя дипломат на стол и набирая кодовую комбинацию.

— Просто мне еще не доводилось бывать в Серенгети.

— Странно, — сказал Мела. — Ведь чтобы, так сказать, набить руку, лучшего места не найти. Здесь пока еще торгуют охотничьими лицензиями.

— Я никогда не убиваю ради удовольствия, мистер Мела, — сухо заметил Джерико, пристально оглядывая собеседника.

— Что ж, тогда к делу. — И Мела положил на стол несколько пухлых пакетов. — Вот это, — пояснил он, взяв упаковку с дискетами, — то, что он совершил. А это, — он положил руку на одиночную дискету, — содержит все, что мы знаем о нем лично. Здесь сведений набирается всего на две минуты чтения, и это за восемнадцать лет деятельности, — добавил он, многозначительно взглянув на Джерико. — Фактически мы до сих пор не имеем даже представления, мужчина это или женщина. В конце концов Конрад Бланд — всего лишь одно из его имен, но у него, несомненно, есть и другие.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке