Тайна королевского меча

Тема

Шерит Болдри

(Аббатские тайны-4)

Глава первая

— Мастер Торсон, погодите!

Гвинет, подобрав юбки, бежала за шерифом. Не оборачиваясь, тот распахнул дверь дома и впихнул Герварда внутрь. Второй рукой он тащил за ухо своего сына Айво.

— Ну, послушайте же!

Финн Торсон с треском захлопнул за собой дверь. Гвинет и Амабель Торсон уныло переглянулись и потащились следом. Мастер Торсон много лет был шерифом Гластонбери и регулярно назначал наказания преступникам и дебоширам, но в такой ярости Гвинет его ещё не видела.

Шериф втолкнул мальчишек в большую комнату, где обычно допрашивал преступников. Гвинет и Амабель в страхе замерли на пороге. В комнате за дубовым столом уже сидели лавочник Рис Фримен и пожилой фермер по имени Джон Брокфилд.

На рябой физиономии мастера Фримена сияла торжествующая улыбка.

— Ну что, сатанинское отродье! — завопил он. — Допрыгались? Вот теперь вам точно достанется — и давно пора!

— Всему своё время, мастер Фримен, — сухо сказал шериф.

Он выпустил мальчишек и уселся за стол, едва не зацепив рыжей головой потолочную балку. Вид у него был донельзя мрачный, и Гвинет вдруг поняла, что мастер Торсон так разозлился именно потому, что они дали Рису Фримену повод для жалоб.

— Ну? — спросил шериф. — Что вы скажете в своё оправдание?

— Мы просто пошутили, отец, — начал Айво. — Мы не хотели…

— Не хотели! — взвизгнул Рис Фримен. — Да от вас с сестрицей всю жизнь одни неприятности!

— А я-то причём? — возмутилась Амабель. — Не я стащила свинью!

— А в лавке у меня тоже не ты была? — развернулся к ней Рис. — Кто говорил, что я вино разбавляю, разве не ты? И это притом, что в лавке было полно богатых паломников!

Он вздохнул и напустил на себя скорбный вид.

— Как теперь честному человеку заработать на жизнь?

— Вот не надо насчёт «честного человека», а, Рис? — поморщился шериф. Гвинет подумала, что он вспомнил о торговле фальшивыми мощами, которые Рис Фримен с помощником изготавливали в подвале из всякого мусора. А может, о том, как мастер Фримен украл из аббатства останки короля Артура? Они с Гервардом тогда помогли найти пропавшую реликвию, а лавочник провёл целый день в колодках на рыночной площади. Понятно, что после этого дети трактирщика не ходили у него в любимцах.

— Давайте вернёмся к обсуждению сегодняшних событий, — ледяным, как декабрьский день, тоном, продолжал шериф. — Сначала ты, Айво. Как вы с Амабель вообще оказались в лавке мастера Фримена?

— Мы пришли с Гвинет и Гервардом, — объяснил Айво.

— Матушка послала нас за маслом для светильников, — вставил Гервард. Он изо всех сил старался изобразить оскорблённую невинность, но всклокоченные волосы и заляпанная грязью рубаха несколько портили впечатление.

— За маслом, как я понимаю, необходимо было идти вчетвером? — сухо уточнил шериф. — Ну-ну, продолжайте.

— Несколько пилигримов покупали в лавке вино, — продолжал Гервард. Гвинет тихонько порадовалась, что её брат сумел перехватить у Айво инициативу — в отличие от приятеля, он всё-таки думал, прежде чем говорить.

— Ну и… это… Айво сказал, что последняя партия вина от мастера Фримена оказалась разбавленной.

— Но ведь это правда! — с жаром воскликнул Айво.

— Ты вопил об этом так громко, что вся деревня слышала, — поморщился Рис Фримен. Само обвинение он и не пытался отрицать.

Шериф молча рассматривал свои руки. Гвинет знала, что Айво сказал чистую правду. Её отец, хозяин единственного в Гластонбери трактира «Корона», давно уже перестал закупать вино у мастера Фримена. Мэйсоны всегда заботились о нуждах постояльцев и следили за тем, чтобы закупать для них только качественные продукты. Особенно теперь, когда в трактире так много посетителей. К пилигримам, которых влекли сюда выставленные в аббатстве кости короля Артура, прибавились толпы зевак, спешивших взглянуть на место, где недавно убили человека.

— Что было потом, Айво?

— Мастер Фримен вышвырнул нас из лавки! Пинками!

Айво демонстративно потёр ушибленную поясницу.

— А матушка все ещё не получила масла для ламп, — прибавил Гервард.

Финн Торсон сделал глубокий вдох и медленно выдохнул.

— Итак, вы оскорбили мастера Фримена, и он вышвырнул вас из лавки. Казалось бы, инцидент исчерпан. Но нет! Вам показалось мало, и вы решили украсть поросёнка.

— Мы не крали поросёнка!

Веснушчатая физиономия Айво покраснела от возмущения.

— Мы его позаимствовали!

— Позаимствовали, — безо всякого выражения повторил шериф. Но его лежащие на столе руки были стиснуты так, что побелели костяшки пальцев.

— Мастер Брокфилд, вы одалживали этим молодым людям поросёнка?

Коренастый пожилой фермер покачал головой. Его обветренное лицо было настолько серьёзным, что Гвинет показалось, будто он с трудом сдерживает улыбку.

— Не-а, мастер Торсон, не одалживал. Но животине ничего ведь не сделалось, они вернули её мне целой и невредимой.

— Сейчас речь не об этом, — отрезал шериф. — Рассказывай, Гервард, что было потом?

Гервард переступил с ноги на ногу и опасливо покосился на Гвинет.

— Я взял у матушки из кладовой несколько луковиц, — признался он. — На лук мы с Айво подманили поросёнка и вывели его из загона мастера Брокфилда на рыночной площади.

— А дальше?

— Мы открыли дверь и швырнули луковицу в лавку мастера Фримена! — вмешался Айво, не в силах скрыть распиравшей его гордости. — И поросёнок кинулся за луком!

— Распугал мне всех покупателей! — завопил Рис Фримен. — Перебил половину горшков! Я требую компенсации!

— Вы получите компенсацию, — сухо уведомил его шериф. — А вы, — он перевёл взгляд на Гвинет и Амабель, — вы, значит, погнались за поросёнком?

— Мы вошли следом, — признала Гвинет.

— Мы его поймали! — поправила подругу Амабель и бросила на брата испепеляющий взгляд.

— Они смеялись, как ненормальные! Ясно ведь было, что эти шутки до добра не доведут!

— Девчушки привели порося обратно, — добродушно сказал Джон Брокфилд. — Сдаётся мне, их вины в озорстве нету.

— По-вашему это озорство? — возмутился Рис Фримен. — Чистый разбой, вот что это такое, и замешана вся четвёрка! Но теперь-то вы получите на орехи!

Он радостно потёр руки, предвкушая расправу.

Шериф молчал, переводя тяжёлый взгляд с одного лица на другое. Увидев разочарование в голубых глазах мастера Торсона, Гвинет покраснела от унижения. Она и в самом деле не участвовала в затее с поросёнком, хотя, конечно, получила море удовольствие, глядя, как несчастное животное носится по лавке, громя посуду, как с визгом уворачивается от него дородная миссис Флэкс, а мастер Фримен пытается выгнать его метлой. Но сейчас, когда им предстояло отвечать наравне с мальчишками, затея уже не казалась ей такой забавной.

Финн Торсон хлопнул ладонями по столу и поднялся во весь свой гигантский рост.

— Начнём с компенсации, — официальным тоном объявил он. — Мы с Джефри Мэйсоном поделим между собой расходы и возместим мастеру Фримену стоимость разбитой посуды.

— Уж надеюсь, — пропыхтел лавочник, поглаживая обширное брюхо.

— Я попрошу оценить ущерб брата-эконома Барнабаса, — продолжал шериф. — Устраивает, Рис?

Рис Фримен угрюмо кивнул. Гвинет подумала, что будь его воля, он бы оценил свои горшки гораздо дороже, чем они того стоили.

— Теперь что касается наказания…

Финн Торсон ещё раз мрачно оглядел четверых друзей.

— Айво и Амабель — пойдёте с мастером Фрименом. Приведёте в порядок разгромленную вашими стараниями лавку. И смотрите у меня — чтобы, когда я пришёл, там с пола есть было можно!

— Это нечестно! — завопил Айво в непритворном ужасе. — Сам подумай — там же полгода никто не убирал!

— Вот и вспомнишь об этом в следующий раз, как задумаешь какую-нибудь каверзу, — ответил ему отец. — Забирайте их, мастер Фримен, они ваши до конца дня.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке