Кольцо Афродиты

Тема

Валигура М , Юдовский М

М.Валигура, М.Юдовский

Золотая Поебень

КОЛЕЧКО

Все началось с того, что я располосовал себе ногу от бедра до щиколотки. Даже непонятно, откуда возле песчаного пляжа взялась эта подводная скала. В принципе, наша Река хоть и широка - все ж не море, и подводные скалы ей по уставу не полагаются. И вообще, мы здесь уже миллион раз купались, и обходилось без происшествий. Так что сначала я даже подумал, что это меня щука укусила.

Выгребаю на берег, а кровища из меня так и сыпется. Схватил бутылку коньяка, которая грелась на солнышке, открыл ее и широкой струей продезинфeцировал рану.

От невыносимой щиплющей боли я застонал, и на мой стон обернулись остальные:

Витек Капранов, Пашка Жуков и Умственно Отсталый Серега.

- Уй! - закричал Серега.- Гоша, падло! Ты что ж это, пидор, делаешь!

- Сам ты пидор,- ответил я, а коньяк продолжал стекать по моeй искалеченной ноге золотистой струей. По пути струя смешивалась с кровью и приобретала неприятно ржавый оттенок.

- Поставь коньяк! - завопил Витек.- Cчас я тебе подорожник найду.

Он сбегал в кусты и вернулся с огромным пыльным листком лопуха.

- Держи! - он сунул лопух мне.- А коньяк отдай. Это у нас последняя бутылка.

Он выхватил у меня коньяк и с размаху поставил его на песок.

Бутылка подумала и медленно завалилась набок, орошая окрестности.

- Уй, Витек, пидор! - немедленно завопил Умственно Отсталый Серега.

- Что это у тебя всe пидоры? - вмешался тихий Пашка Жуков.

- А ты, пидор, чем стоять, взял бы да поднял бутылку!- гнул свое Серега, разбрызгивая слюни.

Пашка не стал спорить, поднял бутылку и прижал ее к груди, как младенца. Коньяку осталось с треть.

Похоже, в этой суматохе всe забыли про водку, которая была зарыта в мокрый песок на линии прибоя.

Ожидая, пока рана заживет, я прилег на полотенце и подставил свою открытую грудь солнцу.

- Обо что это тебя, дурака, ебнуло? - надо мной склонился Витька Капранов.

- Об скалу, - говорю, - подводную.

- Уй! - закричал Умственно Отсталый Серега.- Вот спиздел так спиздел!

- Прикрой ротовое отверстие, - вежливо отозвался я, показывая этим скотам, что интеллигенция - великая сила.

- Что я должен сделать?-растерянно спросил наш Умственно Отсталый друг.

- Пpикрой ротовое отверстие до полного смыкания челюстей,- продолжал подав-лять я.

- Как-как?

- Ну, ебало-то заткни!

- Так бы и сказал,- облегченно понял Серега и пошел вырывать из песка водку.

Мы расположились тесным кружком и разлили водку по бумажным стаканчикам. Я выпил холодной водки и у меня заныли зубы. Ну не человек, а ходячая развалина.

Наверное поэтому на меня девки не клюют. Смешно сказать -- 17 лет, а до сих пор девственник.

Правда, Витька с Пашкой похоже тоже. Только Серега наш Умственно Отсталый -потерял девственность в четвертом классе и до сих пор не нашел ее вновь.

Поэтому, наверное, он всeх пидорами и называет. Но если вдуматься хорошенько - он сам и есть на свете первый пидор. До сих пор не знает, что слово "CUBA" на марках читается "КУБА", а не " СИВА". Тут шрам на ноге стал подсыхать, и кожу так стянуло, что я, не выдержав жгучей боли, кинулся по-новой в воду. На этот раз - кроме всeго прочего - с исследовательскими целями. Мне захотелось выяснить, что ж это за чортова скала торчит у нас под носом и калечит отдыхающих. До сих пор этот остров мы считали самым тихим и уютном местечком на Реке - ни жлобов тебе, ни дачников, ни яхт-клубов. Регулярно заваливались туда -- чeтверка бывших одноклассников.

В общем, доплыл я до скалы и осторожно взобрался на нее. Вода доходила мне до колен. Следующеe, что я сделал - взмахнул руками и, весело гукнув, нырнул со скалы почти вертикально вниз. Счастье, что я не разбил при этом голову - скала была неровной, изобиловала наростами и сплошь поросла водорослями. Все это я разглядел, оказавшись под водой. Мне хотелось узнать побольше о происхождении скалы, но воздуха в легких уже не осталось. В ушах зазвенело, и я выскочил на поверхность, как пробка из бутылки с шампанским.

Отдышавшись, я снова полез на скалу и сиганул головой вниз. На этот раз мне повезло чуть больше: среди зеленой мути я разглядел тусклое серебристое мерцание, как будто кто-то забыл под водой металлический рубль. Подхлестываемый любопытством, я нырнул вновь, гораздо глубже, чем первые два раза. Рука моя загребла серебристое мерцание, а глаза разглядели застарелые деревянные обломки, застрявшие среди уступов скалы. Я вынырнул тихий и задумчивый. Наверняка ж какая-то пьянь просто кинула в Реку ящик из-под пива. Но мне почему-то хотелось думать иначе. Воображение быстро намалевало картины страшных водяных баталий, жестокого Стеньку Разина на носу своего челна и округлившиеся от ужаса глаза людей на тонущих судах. Тут в воображение откуда-то набежали татары, с боевым кличем отрубающие головы тем, кому удалось выбраться на берег. Короче, в моих фантазиях в живых не остался никто.

Я затряс головой и вышeл на берег.

- Что, вода в ухо попала? - услужливо спросил У.О. Серега.

- Татары,- ответил я.

- Сам ты татарин,- закричал Серега.- И пидор!

- Принес нам пригоршню говна?- поинтересовался Витек, разглядывая мою руку.

- Почему вам? Себе.- Я отвернулся и медленно разжал кулак. На ладони моeй посредь зеленых водорослей и дерьмообразного ила блеснуло маленькое серебрис-тое колечко.

- Вот!- я сунул руку под нос Витьку.- Поделимся: колечко мне, остальное вам.

- Покажь,- Витек потянулся к кольцу конопатыми пальцами и ухватил его.

- Дерьмошка,- коротко резюмировал он, возвращая мне находку.- Штамповка.

Алюминий.

- Охуиний,- передразнил его я,- чистое серебро. А, может, платина.

- Хуятина,- oтветил Витек.

- Можно, я посмотрю?- встрял в разговор Пашка.

- Смотри.

Пашка повертел кольцо, помял его в руках, куснул и равнодушно произнес:

- Не золото.

Я сердито забрал у него кольцо, подошел к своей одежде и спрятал его в нагрудный кармашек рубашки.

- А мне не дал посмотреть,- заныл У.О.Серега.

- Та не хур там смотреть,- cкорчил брезгливую мину Витек.- Зайди в магазин галантереи, там насмотришься.

У.О. Серега уныло побрел к Pеке выкапывать еще одну бутылку.

Несмотря на то, что общество критически отозвалось о кольце, он считал себя обделенным и собирался залить горе водкой.

ОПИСАНИЕ ПРИРОДЫ.

Пить с Серегой было сплошной мукой. Он пил лошадиными дозами и требовал от всех поддерживать темп. Это не значит, что он при этом не напивался. Уже после третьей он начинал орать и обзывать всeх пидорами. Мы же старались пить, не выходя из рамок, а потому напивались культурно. С другой стороны, в рамках иной раз было тесновато, и нам приходилось их ломать, вооружившись молотком и гвоздодером.

(КОНЕЦ ОПИСАНИЯ ПРИРОДЫ)

Так мы поступили и в этот раз. Присоединились к безумцу Сереге и принялись вливать в себя водку неприличными порциями. Дошло, одним словом, до свинства.

Стали сосать из горлышка. Непонятно даже - зачем - и так всe были изрядно пьяны. Серега запел какую-то слюнявую песню. Он усиленно раздувал щеки и плевался пузырями, но особого успеха не имел, хотя щеки были его коронным трюком.

ОПИСАНИЕ ПРИРОДЫ

Щеки его были действительно смешными: пухлыми и розовыми, как у младенца. По нашему определению Серега был полужирным, а сам он называл себя плотным. Витек же называл нашего Умственно Отсталого друга толстожопым. Сам Витек был среднего телосложения с загадочными веснушками по всeму телу. Он имел довольно темный цвет волос, и откуда у него взялась такая масса веснух-- ума не приложу. С другой стороны, рыжий я никогда не страдал от этой гадости. Пашка тоже, хотя Пашка - блондин. Волосы у Пашки соломенные. Глаза - под цвет волос. Сам же Пашка такой же тощий, как я, и учится он в художественном училище, рисуeт картины под Шишкина или Айвазовского -- точно не помню, да и какая разница!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке