Клетка для орхидей (2 стр.)

Тема

Дон поднялся на ноги. Он был в длинных вельветовых брюках и узком бархатном пиджаке с золотыми пуговицами, Выглядел он куда свежее, чем несколько минут назад.

— Сегодня разберемся с нашими запасами. А завтра — за дело!

Он смотрел вниз, на холмистую равнину, и дальше, в сторону горизонта. Спустился вечер. В сумеречном мареве солнце напоминало красную шайбу. И когда оно спустилось ниже, вдали заблестела какая-то полоска. Там, вдали, вспыхивали и пропадали яркие искры.

Дон поднял руку и указал в ту сторону.

— Вот он — город!

2

На другое утро они преодолели все последствия переноса. Выбежали вместе из барака навстречу занимающемуся дню. И снова их начал обволакивать дурманящий запах тимьяна. Оглядывая холмистую равнину, они испытывали мощное влечение, исходившее от неизведанных просторов.

— Чего вы еще ждете? — воскликнул Дон. — Давайте полетим. Нам нельзя терять время!

— Направимся сразу в город? — спросила Катя.

— Это было бы приятнее всего, — сказал Ал, — но предпочтительнее действовать по испытанным правилам. Сначала — исследования. Состав воздуха. Химический анализ почвы. Спектр электроволн. Зоология и ботаника…

— Ерунда! Воздухом дышать можно — для этого мне никакого химического анализа не требуется. Животных мы пока не наблюдаем. Может, ты собрался нарвать букет цветов?

— Не будь занудой, Ал, — вмешалась Катя. — Хватит тебе времени и на травы. Полетим с нами — в город!

— Ты ведь знаешь, в чем дело, Ал! — воскликнул Дон. — Необходимо опередить других! Мы должны прийти первыми!

Они направились к вертолету и по лесенке поднялись наверх. Дон сел на место пилота, запустил мотор. Катя и Ал устроились за его спиной. Свист лопастей перешел в громыханье, и вертолет оторвался от земли. Поднялись на пятьсот метров.

Прозрачная кабина позволяла вести круговой обзор. Все внизу казалось игрушечным, забавным, как в книге с цветными картинками. Это могло бы напомнить заповедники в Финляндии, если бы большая часть равнины не была покрыта тенью от высоких гор, громоздившихся вокруг нее. Сверху они отчетливо различали вершины и горные хребты, зубчатой грядой протянувшиеся вдоль долины. При солнечном свете их линия казалась темной каймой.

— А какие у нас вообще шансы открыть здесь что-нибудь? — спросила Катя.

— Вот именно, — подхватил Ал, — ты пока скрывал от нас подробности. К чему эти тайны?

Дон взял курс на город. Он с силой выжимал педаль газа, и холмы под ними так и мелькали.

— Слушайте меня внимательно, — начал Дон. — Эту планету мы нашли вместе с Джеком. Мы собирались заняться изучением синхронного излучения в области Магелланова Облака. Не помню точно, как это случилось — может быть, Джек неточно определил расстояние, — во всяком случае мы оказались вдруг в пустой дыре и хотели было повернуть обратно, когда наткнулись на небольшое изолированное солнце. На его орбите находилась гигантская планета типа Нептуна, и мы решили осмотреться хорошенько внутри этой системы. И вот она — наша удача! — Дон указал вниз на цепь холмов.

— А город вы тоже нашли сразу?

— Здесь их много. И найти их оказалось нетрудно. Планета на девяносто процентов занята горами. Оставшиеся десять процентов, покрытые зеленью, легко различаются на общем серо-коричневом фоне. Все города расположены внизу, на холмистой равнине. Но вот тот, — он указал подбородком направление, — вон тот — самый большой.

— Разумных существ здесь не осталось? — с надеждой спросила Катя.

— Глупости, — ответил Дон. — Время органической эволюции настолько незначительно по сравнению со временем эволюции планеты, что вряд ли можно на это рассчитывать. Пока что никто здесь разумных существ не встречал. А вот следов их найдено предостаточно. Город наверняка мертв. В некоторых местах видны одни развалины.

Ал достал бинокль и настроил окуляры на холм, возвышавшийся у самого горизонта: на самом деле такую форму, изощренную, но, очевидно, подходящую для этой планеты, имел город. Он невольно согласился с Доном. То, что издали виделось столь сказочным., что вчера в свете раскаленного солнца представлялось ему ипостасью Золотого города, пробудив воспоминания о преданиях и былых мечтах, оказалось в действительности обезлюдевшим, давно пришедшим в упадок и разрушенным городским комплексом.

Сейчас многие здания и строения можно было разглядеть невооруженным глазом: башни с геометрическими узорами вокруг оконных проемов, изогнутые мосты — переходы над улицами, строительные конструкции и мачты. Но многое уже рухнуло, согнулось, заржавело.

Ал отложил бинокль в сторону.

— Почему ты не отправился сюда вместе с Джеком?

Дон рассмеялся.

— Ты думаешь, меня интересует вся эта древняя рухлядь? Или что я вздумал разобраться в их технических достижениях? В вопросах космической археологии? Для меня все это — пустое место. Я хочу пережить что-то, понимаешь? Что-то необычное, напряженное и увлекательное. Джек того же мнения.

— И поэтому вы…

— Поэтому каждый из нас создал свою группу. Да. Кто первым узнает, как выглядели здешние аборигены, тот и выиграл. Обе группы работают самостоятельно и не имеют права мешать одна другой. Но насколько я знаю Джека… Если он почует, что мы опережаем его, он пойдет на все, лишь бы помешать нам. А поэтому будем внимательны! Ни в коем случае нельзя расслабляться: нам предстоит далеко не простое дело!

Поверхность планеты внизу под ними по-прежнему выглядела, как ковер сине-зеленого цвета. Озера, как причудливо вырезанные листья, были разбросаны по всей равнине. Там и тут были видны диковинной формы огромные валуны. Отдельные рощицы служили как бы оторочкой этого сине-зеленого пространства.

— Что это за точки? — воскликнула Катя. — Ал, дай мне бинокль!

Он протянул Кате бинокль. До сих пор все его внимание приковывал к себе город, а теперь привлекла полоса земли, над которой они как раз пролетали. Это были как бы заливные луга со слегка волнистой поверхностью. Зелень не везде имела равномерно густой цвет. Ал обнаружил участки, где зелень была более тусклой, и в этом изменении цвета наблюдалась известная последовательность. Более светлые полосы в основном были прямыми, но иногда они изгибались или даже разветвлялись.. Ему вспомнился один археологический прием: учитывать теневую структуру ландшафта, чтобы отличить истинный рельеф от искусственных изменений. Но солнце стояло так высоко, что ничего определенного сказать он не смог бы.

Точки, обратившие на себя внимание Кати, походили на пятна краски, наляпанные на бумаге. Одни — черного тона, другие — словно припорошены зеленоватой пудрой.

— Это воронки в земле! — воскликнула девушка.

Ал взял бинокль из ее рук, чтобы убедиться самому.

— Похоже, будто тут падали снаряды и гранаты. Следы войны?

— Очень возможно, — сказал Дон. — Должны же были они каким-то способом уничтожать друг друга…

Ал покачал головой. Предположения его не устраивали, он предпочел бы разобраться в этих вопросах пообстоятельнее, но постарался отбросить сомнения. «В конечном итоге не в них суть», — подумал он.

Они приблизились к городу. Более светлые зеленые полоски начали переплетаться, образуя некое подобие сетки. Предположение Ала, что это шоссейные и другие дороги, оправдалось. «Но. почему они заросли зеленью, — спрашивал себя Ал, — когда у воронок никакой зелени не видно?»

Дон, сидя на месте пилота, выругался. Катя и Ал с удивлением посмотрели в его сторону.

— Кажется, в управлении машиной что-то барахлит, — ругался Дон. — Вертолет все больше и больше сносит в сторону.

— Именно сейчас, когда мы, почти над городом! — Катя смотрела сквозь прозрачный пол машины прямо вниз — там уже стояли первые городские строения, кажущиеся на зеленом фоне белым пунктиром.

Ал наблюдал за Доном. И впрямь странное дело! Вертолет все время заносило вбок, как машину на дороге с чересчур крутым виражом. Когда Дон резко поворачивал руль, вертолет сбивало в противоположную сторону.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора