Жизнь Кости Жмуркина (84 стр.)

Тема

– Нужен ты мне, костоправ несчастный.

– И на том спасибо… Ну давай отметим это дело. Закатимся в ресторанчик.

– Мне внучку надо из садика забрать.

– Нет проблем! Захватим ее с собой. Люблю женское общество.

– Не рано ли ей еще по ресторанам?

– Думаю, что от порции мороженого она по кривой дорожке не пойдет.

– Тогда пошли. Туда на автобусе час езды с двумя пересадками.

– Брат, я достаточно зарабатываю, чтобы взять такси…

Очкастая девочка, прищуром глаз похожая на деда, а изысканными чертами лица – неизвестно на кого, стояла за забором детского сада, вцепившись в его железные прутья, как в тюремную решетку. Даже не принимая во внимание очки, сразу было понятно, какая это умная девочка.

– Здравствуй, – сказал Ермолай, присаживаясь на корточки по эту сторону забора.

– Богаты, так здравствуйте, а убоги, так прощайте, – с достоинством ответила девочка.

– Читает все подряд, – сообщил Костя. – Вот до Даля на днях добралась.

– А как тебя зовут?

– Аурика.

–Странное имя.

– Ничего не странное! Это значит – золотая.

– Знал бы ты, сколько я сил положил, чтобы это имя отстоять, – добавил Костя.

– Хочешь конфетку? – Ермолай протянул ей карамельку, каким-то чудом завалявшуюся в его кармане.

– Не люблю сладкого. От него кариес бывает.

– Не любишь? – Ермолай подмигнул Косте. – А что ты любишь?

– Женщин об этом спрашивать неприлично. – Костина внучка поджала губы.

– Ну хоть деда своего ты любишь? – настаивал Ермолай.

– Я согласна его любить. При условии искоренения имеющихся недостатков. С перечнем он ознакомлен.

Ермолай в комической растерянности оглянулся на Костю, а тот только печально кивнул головой.

– А вот, допустим, ты полюбишь кого-нибудь, – зашел с другой стороны. – Ему от этого хорошо будет или плохо?

– Естественно, хорошо. Примеры имеются.

– Ей собака соседская приглянулась. Честно говоря, так себе шавка. С сомнительной родословной. И тем не менее медаль на последней выставке отхватила, – пояснил Костя.

– Дай-ка, маленькая, я тебя за ручку подержу, – озабоченно сказал Ермолай. – Хорошая ручка, хорошая… Ну ладно, иди к нам. Мы тебя ждем.

Девочка в обход забора двинулась к калитке, а Ермолай многозначительно глянул на Костю.

– Догадываешься, дедушка?

– Догадываюсь, – вздохнул Костя.

– Ты не вздыхай, тут все совсем по-другому, чем у тебя. Между любовью разрушающей и любовью созидающей разница как-никак имеется.

– А если она подлеца полюбит?

– А если тебе сейчас самолет на голову упадет? Если, если… Любовь и подлеца способна исправить. Но только ей об этом еще рано думать. Она же ребенок. Пусть сначала тебя, бедолагу, полюбит, страну свою несчастную, людей добрых, садик этот зачуханный.

– Вот еще. – Девочка подошла очень тихо и почему-то совсем не с той стороны, откуда ее ожидали. – Любовь не резиновая, на всех не хватит. Если уж я кого-нибудь полюблю по-настоящему, так это только себя. Ну, может быть, еще деньги, власть, жевательную резинку и хороших кукол…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке