Убийцы Крондора

Тема

Раймонд Фэйст

Посвящается издателям и редакторам, которые терпеливо помогали мне, поддерживали и вдохновляли: Эдриену Закхейму, Нику Остину, Пэт Ло Брутто, Жанне Сильверштейн, Малкольму Эдвардсу, а также Дженнифер Брел и Джейн Джонсон.

С благодарностью Питеру Шнейдеру, сделавшему для меня гораздо больше, чем он полагает.

Огромное спасибо всем!

Пролог

ОТЪЕЗД

Отряды солдат передвигались вдоль горного хребта.

Обоз с багажом разделили на две части. Первая — с ранеными и погибшими, которых собирались с почестями кремировать в Крондоре, — отправилась в путь вместе с отрядами. Клубы пыли вздымались из-под колес повозок и сапог солдат, спешащих домой. Эта пыль смешивалась с едким дымом затухающих походных костров. Оранжевые и бледно-золотистые лучи солнца пробивались сквозь туман, расцвечивая унылое серое утро. Где-то вдалеке заливались птицы, не ведающие ни о каких сражениях.

Арута, принц Крондорский и правитель Западных земель Королевства Островов, сидел на лошади и, пользуясь моментом, наслаждался прекрасным восходом и пением птиц. Сражение, по божьей милости, было хотя и кровавым, но коротким, и потери оказались меньше, чем ожидалось, однако Арута тяжело переживал утрату каждого своего воина. Лишь красота открывшегося перед ним пейзажа смягчила на несколько мгновений горечь и сожаление.

Нынешний Арута немногим отличался от того молодого человека, который десять лет назад взошел на престол Крондора, и только тени под глазами да закравшаяся в темные волосы легкая седина говорили о том, как тяжела роль правителя. Для тех, кто хорошо его знал, он оставался прежним — грамотным начальником, талантливым полководцем и бесконечно преданным делу человеком, который, без всяких сомнений, пожертвовал бы жизнью ради любого из своих солдат.

Он переводил взгляд с повозки на повозку, будто пытаясь увидеть раненых, которые лежали внутри, и поблагодарить их за отлично выполненную работу. Близкие Аруты знали, что он глубоко таит любые переживания и каждая рана, нанесенная солдату на службе Крондору и Королевству, отдается в душе принца болью.

Усилием воли Арута отбросил сожаления и переключился на обдумывание нынешней расстановки сил. Враги — относительно небольшой отряд темных эльфов — уже два дня отступали по всему фронту. Гораздо более серьезная сила была остановлена на подходе к Сумрачному лесу, когда два сквайра принца — Джеймс и Локлир — разрушили рифтовую машину. Это стоило жизни магу по имени Патрус, но благодаря ему захватчики не смогли провести через магические врата все свои войска. Делехан, уже мнивший себя победителем, погиб во время схватки с Горатом, вождем моррелов, самым честным и достойным из всех, кого Арута когда-либо встречал. Они сражались за Камень Жизни. Арута про себя проклинал этот загадочный артефакт, покоящийся в подземелье одного из домов в заброшенном городе Сетаноне, и сомневался, будет ли тайна Камня разгадана при его жизни.

Сын Делехана, Морэльф, умер, пронзенный кинжалом Нараба, бывшего соратника его отца. Войска Королевства по уговору не стали преследовать отступивший на север клан Нараба. Более того, был отдан приказ обеспечивать моррелам безопасный путь до тех пор, пока они продолжают двигаться в этом направлении.

Армии Королевства, стянутые в Сумрачный лес, теперь возвращались в свои гарнизоны: основные отряды на Запад, однако некоторые направлялись на Север, во владения пограничных баронов. Они также отбывали утром, хотя чуть позднее. Бывший секретный сетанонский гарнизон расформировали, и его солдаты отправлялись к новому месту службы.

Солнечный свет постепенно окутал Аруту. Утренний туман рассеялся, и в воздухе теперь вились лишь дым и пыль. Становилось жарко, и воспоминания о холодах предыдущей зимы отступили. Принц запрятал поглубже свои печали и задумался о новых опасностях, грозивших Королевству.

По окончании Войны Врат Арута поверил цуранийским магам. На протяжении десяти лет они свободно перемещались между мирами, используя несколько магических врат. А теперь принца не покидало чувство, что его цинично предали. Он хорошо понимал, почему Макала, один из цуранийских Всемогущих, пытался заполучить Камень Жизни в Сетаноне: маг был убежден, что Королевство обладает мощным оружием разрушения, дающим преимущество в возможной войне. Будь Арута на месте Макалы, он, может быть, действовал бы точно так же. Тем не менее принц не мог больше позволить цурани беспрепятственно проникать в королевство. Это означало разрыв торговых и других связей с Империей Цурануани. Арута решил пока не думать о том, как конкретно претворить в жизнь свое решение, но четко знал, что в конце концов ему придется сесть с советниками за стол и разработать план обеспечения безопасности Королевства. Он прекрасно понимал, что мало кому понравится то, что он собирается предпринять.

Арута взглянул на двоих очень утомленных молодых людей, едущих справа от него. Он позволил себе легкую улыбку, что случалось нечасто, и едва приподнятые уголки рта смягчили мрачное выражение еще молодого лица.

— Устали, джентльмены? — поинтересовался принц.

Джеймс, старший сквайр, повернулся к Аруте, и тот отметил, какие глубокие черные тени залегли у юноши под глазами. Джеймс и его друг сквайр Локлир перенесли тяжелейшую поездку, подкрепляя свои силы лишь волшебными травами, которые не давали им заснуть и помогали сохранять собранность и сосредоточенность все те дни, что им пришлось провести в седле. Но как только они перестали использовать магическое средство — вся накопившаяся усталость в одночасье выплеснулась на молодых людей. Этой ночью они оба спали на подушках в шатре Аруты, но все же проснулись разбитыми, ощущая тяжесть во всем теле.

— Нет, сир, мы всегда так выглядим спросонья, — попытался, как обычно, сострить Джеймс. — Просто вы редко видите нас до утреннего кофе.

— Вижу, ты не растерял остроумия, сквайр, — одобрительно заметил Арута.

Невысокий темноволосый, бородатый человек подошел к Аруте и его товарищам.

— Доброе утро, ваше высочество, — поклонился Паг.

— Приветствую тебя, — откликнулся принц. — Ты возвращаешься в Крондор вместе с нами?

— Не сейчас, ваше высочество. — На лице Пага отразилась озабоченность. — В Звездной Пристани есть дела, которыми надо серьезно заняться. Очень меня тревожат цуранийские Всемогущие, ведь это именно они замешаны в том, что произошло в Сетаноне. Я должен убедиться, что в заговоре участвовали только эти маги, а те, кто живет и работает в моей Академии, никак с ними не связаны.

— Нам действительно нужно поговорить о роли, которую цурани играют в твоей Академии, Паг, — согласился Арута, глядя на отъезжающие повозки, — но не здесь.

Хотя все, кто находился в пределах слышимости, были посвящены в секрет существования под Сетаноном Камня Жизни, лучше говорить об этом наедине. Паг знал, какое впечатление произвело на Аруту предательство цуранийского мага Макалы, в результате которого армии принца пришлось сражаться с вторгшимися в Королевство отрядами моррелов. Он не сомневался, что Арута будет настаивать на более строгом контроле над теми, кто проникает сюда магическим путем, то есть через врата между Мидкемией и Келеваном — родиной цурани.

— Конечно, ваше высочество, — кивнул Паг. — Но в первую очередь я должен убедиться, что Кейтала и Гамина в безопасности.

— Понимаю твое беспокойство, — ответил принц. Дочь Пага, Гамина, была похищена и спрятана в отдаленном мире. Таким образом его пытались удержать подальше от Мидкемии, пока цуранийский маг не завладеет Камнем Жизни.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке