Врата войны (2 стр.)

Тема

Через несколько минут он перешел на другую сторону Королевской дороги и спрыгнул в канаву, тянувшуюся сбоку от нее и представлявшую собой хоть какое-то укрытие от порывов свирепой бури. Дождь и ветер исторгали из его глаз слезы, заливавшие и без того мокрое лицо. Он медленно брел вдоль канавы, ощупывая дорогу палкой, как слепец, чтобы не потерять равновесие, попав ногой в глубокую рытвину или споткнувшись о кочку.

Больше часа Паг шел по дну канавы, подгоняемый штормовым ветром. Но вот дорога свернула на северо-запад, и он оказался почти лицом к лицу со стихией. Паг зажмурился и прикрыл лицо ладонью. Его объял панический страх. Этот ураган силой значительно превосходил все штормы за последнее время. Паг осознавал опасность, которой подвергался ежеминутно. Вокруг него то и дело блистали молнии, на миг высвечивая залитую дождем дорогу и кромку леса, вдоль которой он брел. От частых, оглушительных ударов грома земля вздрагивала под его ногами. Теперь, перед лицом столь неистовой ярости бури, Паг с гораздо меньшим ужасом вспоминал о гоблинах и разбойниках, обитающих в лесу.

Он решил пробраться под спасительное укрытие деревьев и идти к городу краем леса, не теряя из виду Королевской дороги.

Едва Паг выбрался из канавы, сошел с дороги и углубился в лес, как откуда-то из чащи послышался треск, заставивший его остановиться, затаив дыхание. Внезапно неподалеку от него появился словно выросший из-под земли дикий лесной вепрь. Паг смутно различил его очертания в почти непроглядном мраке. Помешкав несколько мгновений, кабан устремился вперед, продираясь сквозь густой кустарник. Заметив Пага, он остановился и вытянул морду в его сторону, нюхая воздух. В углах его пасти устрашающе топорщились огромные острые клыки. Паг стоял не шелохнувшись и не сводил глаз со страшного зверя. Обычно кабаны избегали встреч с людьми и никогда не нападали первыми, но кто знает, чего можно ждать от этого перепуганного бурей животного, которое мотало огромной головой из стороны в сторону и царапало землю раздвоенным копытом? В горле у Пага пересохло. Вздумай вепрь наброситься на него, ему не миновать тяжелого увечья или даже смерти.

Кабан услышал легкий шум, раздавшийся за его спиной, и, опустив голову, кинулся на Пага. Тот едва успел обрушить свой посох на его морду, как оказался прижатым к земле тяжеленной тушей. К счастью, вепрь ударил его не клыками, а плечом, но Паг не сомневался, что еще мгновение, и разъяренный зверь пустит в ход свое страшное оружие. Он закрыл лицо ладонями и выставил вперед сведенные локти, заслоняя грудь.

Однако вепрь остался недвижим. Паг приподнял голову, убрал руки от лица и отважился взглянуть на него. Кабан простерся поперек его туловища, придавив живот и ноги. Из пасти страшного зверя сочилась кровь, а бок был пронзен стрелой с черным оперением.

Паг растерянно огляделся по сторонам. Неподалеку под большим дубом он увидел мужчину, деловито протиравшего огромный лук промасленной тряпицей. Обиходив таким образом свое оружие, стрелок подошел к кабану и Пагу и опустился на колени.

Он был одет в кожаную куртку без рукавов и короткие кожаные штаны. Голову его покрывал полотняный капюшон темно-коричневого цвета, затенявший лицо.

— Ты жив, малыш? — прокричал он, перекрывая рев ветра, и словно пушинку поднял на вытянутых руках огромного вепря. — Кости целы?

— Кажется да! — крикнул Паг и принялся ощупывать свое тело, морщась от боли. Его правый бок и обе ноги представляли собой один огромный кровоподтек, ушибленное колено разболелось еще сильнее, но похоже, кабан не успел причинить ему серьезных увечий.

Мужчина помог мальчику подняться на ноги.

— Вот, держи-ка, — и он протянул Пагу его палку и свой огромный лук.

Почтительно придерживая оружие, спасшее ему жизнь, Паг наблюдал, как незнакомец быстрыми, ловкими движениями выпотрошил кабана с помощью охотничьего ножа.

— Пойдем со мной, малыш, — продолжал стрелок. — Переночуешь у нас. Хозяин мой будет рад тебе. Мы живем недалеко отсюда, но все же нам с тобой лучше поторопиться. Век не видывал такой бури! Ты идти-то сможешь?

Паг неуверенно кивнул. Его спаситель молча взвалил убитого вепря на плечо, взял у Пага свой лук и зашагал в чащу леса. Пагу приходилось напрягать все силы, чтобы не отстать от него.

Рев бури раздавался и здесь, среди могучих деревьев и густого кустарника, поэтому спутники шля молча, не пытаясь перекричать стихию. Вспышка молнии на несколько секунд осветила лицо отважного стрелка, шагавшего рядом с Пагом. Мальчик окинул его внимательным взглядом. Он пытался и не мог припомнить, не случалось ли ему видеть этого человека прежде. У незнакомца были темные глаза и черные густые волосы. Кудрявая борода закрывала всю нижнюю часть лица, загрубевшего и обветренного от постоянного пребывания под открытым небом. По виду он ничем не отличался от большинства охотников и лесников Крайди и был так же высок, плотно сложен и широк в плечах, как и все они.

На миг в голове мальчика мелькнуло страшное предположение, не является ли его спаситель членом одной из разбойничьих шаек, орудующих в этом лесу, но он не мог представить себе, чтобы разбойник спас от клыков вепря такое ничтожное существо, как он, да еще повел бы его ночевать в свое жилище.

Вспомнив, что незнакомец пригласил его на ночлег от имени своего хозяина, Паг смекнул, что перед ним скорее всего франклин, живущий на земле своего господина и подчиняющийся ему, но в то же время сохраняющий личную свободу. Этот меткий стрелок никак не мог оказаться крепостным вилланом, ведь носить при себе такое дорогое и опасное оружие, как большой лук, могли только свободнорожденные. Но куда же в таком случае они идут? Паг наморщил лоб, но не смог, сколько ни старался, припомнить хоть одно крупное землевладение поблизости от этих мест. Во всем происходящем таилась какая-то загадка, но мальчик был слишком изнурен, чтобы пытаться разгадать ее.

После бесконечно долгого пути незнакомец свернул в чащу, казавшуюся непроходимой, и однако Паг, немного отставший от него, чувствовал под ногами хорошо утоптанную землю, которую не покрывали ни трава, ни опавшие листья. Выходит, они шли по какой-то тайной тропинке, столь надежно скрытой от человеческих глаз, что отыскать ее в этой глуши было бы невозможно не только в вечернем мраке, но и среди бела дня. Вскоре тропинка вывела их к небольшой поляне, посреди которой стоял маленький домик, сложенный из тесаных камней. Его единственное окошко приветливо светилось навстречу путникам, а над трубой вился легкий дымок. Стоило им выйти на поляну, как буря стихла словно по волшебству.

Кивнув в сторону входной двери, франклин проговорил:

— Заходи, паренек. А я должен заняться вепрем.

Паг кивнул и, толкнув деревянную дверь, несмело вошел в домик.

— Скорее захлопни дверь, мальчик! А не то я схвачу простуду, которая сведет меня в могилу!

Паг повиновался с такой поспешностью, что дверь хлопнула гораздо сильнее, чем он рассчитывал. Вздрогнув от резкого звука, он повернулся и принялся разглядывать комнату, единственную в маленьком домике. В одной из стен был устроен просторный очаг, где весело и дружно горели толстые поленья. Близ очага стоял массивный стол, за которым восседал высокий и тучный старец, облаченный в желтые одежды. Густые, волнистые седые волосы покрывали почти все его лицо, на котором выделялись ярко-голубые глаза, сверкавшие и, казалось, загадочно искрившиеся в отблесках пламени. Откуда-то из середины бороды старца торчала длинная трубка, то и дело исторгавшая из себя огромные клубы светло-серого дыма.

Паг мгновенно узнал старика.

— Мастер Кулган, — начал он, ибо хозяином домика оказался не кто иной, как придворный чародей и советник герцога, хорошо известный всем обитателям замка.

Кулган перевел взгляд на Пага ч проговорил глубоким и низким голосом, в котором звучали властные нотки:

— Так ты, выходит, знаешь, кто я такой?

— Да, сэр. Я не раз видел вас в замке.

— Как твое имя, мальчик из замка?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке