Новая

Тема

Кобер Вольфрам

ВОЛЬФРАМ КОБЕР

Пер. с немецкого Е. Факторовича

Дангисвейо долго стоял на зеленой лужайке между двумя полосами автострады. Этот предназначенный для парковки машин островок был тенистым, и дышалось здесь легко.

Но не только поэтому он остановился будто вкопанный, вместо того чтобы пройти еще несколько шагов и сесть на одну из коричневых обитых искусственной кожей скамеек.

Погруженный в свои мысли, он все же слышал, как щебечут птицы и тихо шепчется листва подрагивающих на ветру крон. Он наслаждался покоем.

Вокруг ни души. В это раскаленное добела утро окрестные жители словно вымерли. Да и на самой автостраде магнетогляйтеров - раз-два и обчелся.

Он с радостью остался бы здесь если не навсегда, то очень надолго, лишь бы не переходить на другую сторону автострады. До жилой башни, куда он хотел, а вернее, обязан был зайти, каких-то пятьсот метров, но этот путь стоит для него не меньших усилий, чем сверхдальний космический полет.

Мысленно он не раз уже открывал входную дверь, но так и не решил, воспользуется ли лифтом или поднимется на двадцать первый этаж пешком - только бы хоть немного отдалить встречу с Веленой. Чем она ближе, тем меньше его уверенность в себе.

Еще немного он простоял в нерешительности. А потом подумал: "Что изменится, даже если я здесь останусь до завтра? Все равно придется идти. Она ждет меня, потому что хочет узнать все о Нормене... И я ей обещал рассказать..."

Он проклинал себя за то, что согласился.

Дангисвейо ступил на пешеходную дорожку. Первые шаги были вялыми, неверными. Но потом он овладел собой, и походка стала привычной, пружинистой. Поднимаясь по лестнице, он умерил шаг. Нет, не от усталости: для его сильного, тренированного тела такая нагрузка нипочем. Наоборот, прыгая по бесчисленным ступенькам, он испытывал незнакомое ему до сих пор мучительное удовольствие - и наслаждался им. От движения выветрились всякие мысли, и он успокоился.

Наконец дверь Ведены. Он немного помедлил, а потом решительно нажал на пластинку вызова и попытался изобразить на лице улыбку.

Дверь открыла сама Ведена.

- Входи, я ждала тебя, - проговорила она, и ему почудилось в ее голосе оживление, а может быть, даже радость. Но нет, скорее всего он ошибся... - Я давно тебя жду...

Задержавшись у автомата для чистки обуви, он двинулся вслед за хозяйкой дома по длинному коридору, покрытому ворсистой ковровой дорожкой.

От бархатного платья Ведены исходило мягкое фиолетовое мерцание, оно подчеркивало мягкие линии ее тела. Длинные, по пояс, волосы, движения сдержанные, но исполненные внутренней энергии.

Он тщетно силился вспомнить название ее любимых духов.

- Садись, я приготовлю чай, или ты предпочитаешь кофе?

- Честно говоря, сейчас мне не повредил бы стаканчик виски. Каплю виски и побольше льда.

- Я же не пью спиртного и даже в доме не держу. Разве ты уже забыл, Гирл? - проговорила она с явно вымученной улыбкой. Сейчас он это не только почувствовал, но и увидел.

- Извини, я действительно забыл. Мы так давно не виделись.

Улыбка с ее улица не исчезла, только углубились складки у рта.

Дангисвейо знал, о чем она сейчас думала. Он никогда не был особенно внимателен к ней, никогда не старался понять, что ее занимает и тревожит, - вот и вышло, что он упустил в их совместной жизни главное. Словно не заметил расставленных на дороге огромных предупредительных щитов, которые другим видны уже издалека. Поверхностный, нечуткий - вот в чем упрекала его Велена, когда ушла к Нормену Лармонту. Она искала глубоких чувств, нежности и понимания - он, Дангисвейо, этого дать ей не мог.

Но теперь все в прошлом...

Обжигающе горячий чай они пили молча. Откинувшись на спинку кресла, он делал вид, будто его занимают два пряных лепестка фиалки, которые плавали в стакане.

- Не тяни, Гирл. Говори. Ну, пожалуйста, - вдруг очень тихо сказала она.

Дангвисвейо даже вздрогнул.

- Да, хорошо, - согласился он и снова умолк. Он не знал, с чего начать. С их разлуки, с его ненависти к Лармонту? Или с полета "Ромула"? А может, сначала рассказать об арайцах? И какие найти слова, чтобы она увидела происходившее его глазами? Чтобы не обидеть, а утешить ее... Он мысленно не раз и не два выстраивал свой рассказ. А теперь все мысли выветрились. ..

- О ходе вашей экспедиции я знаю почти все. Из официального бюллетеня. Расскажи мне о нем.

"О нем!", - подумал он с горечью, хотя вполне ее понимал. Нормен Лармонт не вернулся. Он погиб. И Ведена, любившая Лармонта, имела право узнать все.

"Но почему она просит об этом меня? - спрашивал он себя. - Почему не кого-нибудь другого? Ведь она знает, что Лармонт стоял между нами всегда, еще до того, как она ушла к нему, и как меня это уязвило. И почему я не отказался прийти к ней?.."

- Поверь, Ведена, мне горько и больно, что все так произошло. Все мы переживаем потерю Нормена и остальных. А я...

- Нет, - резко оборвала его женщина и так решительно поставила чашку, что звякнула ложечка на блюдце. - Не верю! Ты никогда ни за кого не переживал. А если и переживал, то только из-за уязвленного собственного самолюбия. Ты всегда и во всем видел только себя и свое отражение. А что происходило с другими - тебя не волновало.

Он хотел было возмутиться, но в глубине души признал, что она права. Конечно, о гибели Нормена он не горюет. Это всего-навсего маска... Он всегда недолюбливал его.

1 Когда межпланетный корабль "Ромул" опустился на планету Ара, все в экспедиции знали, что здесь есть жизнь.

Несколько лет назад специальный комплексный зонд установил наличие на планете растительности. Для научных сотрудников с базы "Волк-424Б" это было необъяснимой загадкой, ибо небольшая планета находилась в четырех АЕ от расчетной экосферы карликового солнца Чирны. Вдобавок Чирна была окружена сферой, содержащей частицы алюминия и магния, которые отражали ее излучение.

Представить, что на одной из двух планет этого солнца есть растительный мир, было просто немыслимо! И тем не менее... По данным спускаемых капсул на дневной стороне планеты средняя температура составляла плюс девять градусов по Цельсию, а на ночной - минус двадцать семь. Ара, ротационный некроид, больше не вращалась. Но обладала огромным запасом накопленного тепла.

Вот почему и была создана экспедиция для обследования планет Чирны. Уже пролетая по ее орбите, космонавты получили подтверждение данных, переданных с зондов. Командир корабля Гарпойе принял решение о посадке на Ару. Первые дни после приземления прошли весьма обыденно: подготовка к выходу на планету, затем тщательнейший осмотр и изучение района приземления. Приказы командира не обсуждались, не принимались во внимание никакие возражения. Безопасность участников экспедиции - вот первейшая заповедь для командира корабля!

- А чем занимался в это время Нормен? - спросила Ведена, терпеливо слушавшая это пространное вступление Дангисвейо.

- Будничной работой, как и все. А потом он отправился в местную экспедицию. Вместе с Клудером, ты его знаешь. И еще... с Ани. Мы с ним редко встречались, и я мало что о нем слышал. Сама понимаешь, каждый был занят своим делом. На первых порах очень трудно привыкали к темноте.

Его так и подмывало сразу выложить ей, что на самом деле он пристально следил за тем, как шли работы у биологов, а особенно за теми отношениями, которые возникли между Норменом и Ани, но в последний момент все-таки прикусил язык.

- Я ждала от вас вестей, - сказала она, подливая чай.

Дангисвейо понял, кого Ведена подразумевает, говоря от вас.

- Передать что-либо на Землю мы не могли. Слишком много помех из-за сферического кольца Чирны.

- А через релейные спутники?

- Они отключились. Мы не могли пробиться даже до базы "Волк".

Дангисвейо потянулся за печеньем и быстро сунул его в рот, чтобы не продолжать. То, что он сейчас сказал, было полуправдой. В бюллетенях не сообщалось, что радиосвязь все же осуществлялась - после того как удалось образовать вторую цепочку спутников. Просто во время драматических событий на Аре никаких передач не велось. Сам же Лармонт и не просил сеанса для личной связи. Он, Дангисвейо, это проверил. Нормен не пожелал говорить с Веленой - ему дороже был покой Ани. С его, Дангисвейо, точки зрения.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора