Переводчик

Тема

Руджа Александр Сергеевич

- Ну ни хрена же себе! - воскликнул Весельчак Томас, с кривой ухмылкой глядя на экран, по которому ползли зеленые графики и медленно вращалась вокруг оси свернутая набок сфера. - Кислород и метан! Углекислый газ и довольно уродливые искусственные спутники! Обитаемая планета!

- Удивительно не то, что мы нашли на ней разумную жизнь, - сказала Марта, навигатор. - Удивительно, что мы нашли ее первыми.

Повисло молчание. Четверо в полетных комбинезонах с разноцветными нашивками на груди задумчиво переглядывались, странным хороводом повиснув в главной рубке катера. Открытый черный космос медленно вращался за окнами и просился внутрь, ехидно помаргивая лучиками далеких колючих звезд.

- Садиться не будем ведь? - уточнила Марта минуту спустя, колдуя с верньерами на пульте, выводя корабль на подготовительный режим. - Я бы не советовала, горючки сожжем столько, что потом не поднимемся.

- Твои предложения? - спросил Леонард, капитан. Марта ему нравилась.

- Повисим на низкой орбите, спустимся на шлюпке, сделаем свои дела и отбудем назад без шума и пыли. Не так эффектно, зато надежно.

- Ну да! - задорно пискнула Софи, которая была медиком. - А что, если известные нам падения крупных метеоритов на Землю в древности как раз и были попытками посадки инопланетных кораблей? Или возьмите осаду Трои: представьте, что в разгар боя между Ахиллом и Гектором на поле между ними упало бы сверкающее металлическое блюдце!

- Причем в форме сферического коня, - сказал Леонард. - В вакууме. Полагаю, несчастные троянцы пали бы ниц и поклонялись этому дару богов еще столетие.

- А скелеты незадачливых астронавтов наблюдали бы за ними сквозь заляпанные мозговой тканью иллюминаторы, - развеселился Томас, подмигивая медичке сразу обоими глазами. - Софи, тебе следует написать статью о еще одной версии гибели Трои. Отправишь потом в какой-нибудь научный журнал. Дело ясное: всему виной был космический корабль пришельцев.

- Давно написана, Томас.

- Софи, отставить статью.

- Вот я и говорю: сядем - не поднимемся потом, - затянула опять Марта, неотрывно следя за приборами и проделывая магические пассы руками, облепленными датчиками захвата движения. - Вероятность летального исхода для всего экипажа в таком случае - ноль целых пять десятых.

- Хотелось бы послушать индивидуальную разбивку, - сказал Леонард. - Без Томаса, скажем, мы легко могли бы обойтись.

- Даже без моего искрометного юмора, капитан?

- Особенно без него.

Капитан, прищурившись, наблюдал за бело-голубой планетой у них под ногами.

- Знать бы, до какого уровня они откатились за время Распада, - сказал он. - Рассчитать оптимальные параметры, выработать стратегию поведения...

- Мы же видели спутники, так что, возможно, здесь примерно середина двадцатого века, - прилежным колокольчиком прозвенела Софи. - Но статистика показывает, что девяносто семь процентов вновь открытых планет выражают желание добровольно присоединиться к Метрополии после первого же контакта. Наше дело - обнаружить планету, пометить ее на карте и дать сигнал в Центр, чтобы прислали переводчика.

- Чертовы служаки, - процедила Марта. - Какого дьявола Центр каждый раз присылает своих парней? Гипертоннель стоит безумных денег, не проще ли просто включить переводчика в стандартный экипаж?

- В каждый из тысяч поисковых катеров? Обучать их, готовить? Нет, это глупость, - сказал Леонард, закончив отбивать сообщение о находке. - Это как со страховыми компаниями: вероятность несчастного случая невелика, так что сажать санитара в каждый автомобиль и самолет нет необходимости. Страховики процветают - у меня там свояк работает, рассказывал - а значит, Центр все делает правильно. Софи, собери на всякий случай препараты, Томас, подколись нужными веществами на случай, если туземцы окажутся агрессивными. Не хочется из-за собственной лени попадать в неприятную ситуацию.

Вселенная без особого интереса, но внимательно наблюдала за потерянным в пустоте корабликом.

- Сто семьдесят километров над поверхностью, - объявила наконец Марта, скидывая навигационные перчатки. - Планета земного типа, так что ниже опускаться - себя не уважать, потеряем стабильность.

- Нормально, - сказал Леонард. - Повисим еще часа два, должно быть достаточно, чтобы аборигены сообразили, что мы - не случайный метеорит и не силы вторжения. Если не дураки, предоставят нам коридор, ну, а если с мозгами на планете дефицит...

- Сожжем их очистительным пламенем аннигиляции! - захохотал Томас. - Примерно половину. У остальных скупим все их запасы урана по дешевке. А еще лучше - ванадий или кориум.

- На самом деле нет. - Марта оценивающе поглядела на бойца. Боевые химикаты на время превращали его чувство юмора в едко пахнущий кисель. - Просто придется маневрировать.

Часы пролетели незаметно. Планета внизу не подавала никаких признаков жизни, хотя безусловно ими располагала. Единственным ярким событием стало появление на борту переводчика - Земля все-таки сумела провесить телепортационную трассу прямо на борт, что требовало немалого мастерства, точности и... ну, конечно, денег.

Переводчик с виду выглядел самым обыкновенным человеком - высокий, но без "баскетбольности", плотный - без ощущения полноты, возраст - черт его знает, могло быть и двадцать пять, и сорок два. Спокойное, без единой эмоции лицо, темные бесстрастные глаза. Графитово-серый костюм сидел на нем как влитой, а вот галстука не было, переводчику галстук необязателен.

Он появился из ослепительно голубой вспышки чудовищно дорогого гипертоннеля, открытого прямо в рубку (у всех присутствующих от резкой смены давления заложило уши), секунду промедлил, а после чего вежливо, но равнодушно раскланялся со всеми присутствующими. Имени своего он не назвал, зрелищем величественной перевернутой чаши только что открытой планеты не заинтересовался, отрекомендовался просто - переводчик.

Леонард не сумел разобраться со своим к нему отношением. От человека буквально веяло загадкой, блестящей и твердой, но в чем именно она заключалась, определить было невозможно. К тому же у капитана крепко болела голова.

- Есть передача с планеты, - неожиданно сказала Марта на исходе второго часа. Все, кроме переводчика, встрепенулись и навострили чуткие уши. - Направленным лучом прямо на корпус. Неплохая точность.

- И что говорят? - пискнула Софи и тут же тихонько ойкнула, сообразив, что сморозила глупость.

- Наверняка интересуются нашим отношением к голубому периоду творчества Пикассо, - предположил Весельчак Томас заплетающимся языком. Боевые наркотики угнетали способность связно общаться. В бою это считалось необязательным и даже излишним. Но Томас был дьявольски упрям. - Передай им, Марта, что лично я - лично я - отношусь к нему безо всякого одобрения. Вот пусть как хотят.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке