Клетка Брасса

Тема

Дилэни Сэмюэль

Сэмюель Р.Дилани

Что? Рассказать о мраке Брасса? Попробуйте-ка передать это словами... Он долго бродил в темноте, натыкаясь на стены, пока не был схвачен стальными пальцами и не помещен в глицериновый гроб. Крышка захлопнулась. Мрак? Вообразите голоса, пришедшие из тьмы, -- только голоса и ничего больше:

-- Эй!

-- Аааааа...

-- Эй, как тебя кличут, приятель?

-- Мне кажется, он еще не очнулся.

-- Заткнись! Ну, давай, отзовись!

-- ... ааа ... что ...?

-- Он приходит в себя.

-- ... кто ...?

-- Я -- Ястреб, а он,

-- А я -- Свин. Ястреб хочет знать, за что тебя посадили.

-- А ... да ... я ... меня зовут ...

-- Так-то, приятель. Лучше сразу дать Ястребу то, что он хочет. Ястреб всегда получает то, что он хочет.

-- Ха, как ты ему, Ястреб!

-- ... Кейдж1. Джейсон Кейдж.

-- Кому ты перешел дорогу, Кейдж? Сюда просто так не сажают.

-- Я, ... послушайте, оставьте меня в покое!

-- Ишь ты, чего захотел!

-- Я не ... я просто хочу остаться в...

-- Сейчас я прикажу Свину слегка пошуметь. Ты знаешь, приятель, тебе лучше сразу сойти с ума, чем услышать это еще раз. Давай, Свин, ори!

-- Аааагаагаа ... ууоооооа ... ыыыиыы ... ха ...

-- ... хватит!

-- Нет, дружок, ты не останешься один, мистер Джейсон Кейдж. Я сижу здесь уже год, и единственное, что слышу -- это треп Свина. Его лишили половины мозгов, прежде чем бросить сюда. Нет, и близко об этом не думай. Говори!

-- Ястреб хочет знать, почему тебя посадили в Брасс.

-- И ты расскажешь Ястребу, слышишь, мистер сонный Кейдж?

Вздох. Еще вздох.

-- ... я так понимаю, вы здесь газет не получаете.

-- Никогда не читал газет, -- смешок.

-- Заткнись, Свин. Давай, Кейдж, вали дальше.

-- Я не хочу.

-- Говори!

-- Я расскажу свою историю, если ты расскажешь свою. Ты должен рассказать, мистер Кейдж. Пожалуйста, мистер Кейдж.

-- Свин, заткни пасть. А тебе, Кейдж, я повторяю -говори.

-- Ну ... ладно, ладно, но мне будет очень больно.

-- Больно, Кейдж.

-- Нас бросили в Брасс не для того, чтобы сделать счастливыми.

-- Послушай, Ястреб, откуда ты родом?

-- Планета называется Крагс, город -- Рупция... Наши шахты добрались до самого дна планеты, кипящая лава вылезла наружу, газы, сера, одним словом -- ад...

-- Да, да, ты мне рассказывал, я помню -- еще над дворцами богачей дым курился.

-- Я же тебе сказал, Свин, заткнись. Продолжай, Кейдж.

-- Нет, ты говори, Свин.

-- Ты хочешь знать, откуда я, мистер Кейдж?

-- Он с планеты Альба2, Кейдж.

-- Да, Альба. Мой город, Даск3, лежит высоко в горах, везде снег, по утрам солнце еле видно в тумане, а днем все сверкает, как будто драгоценности.

-- Ты ж их никогда не видел, Свин. Пусть Кейдж говорит.

-- Ладно, я прибыл с планеты, которая называется ... Земля.

-- Земля?

-- Потише, Свин!

-- Из города Венеция. По крайней мере, там я был арестован, осужден и приговорен провести остаток жизни в Брассе. Венеция! Вместо улиц -- каналы, тесные трущобы перетянуты бельевыми веревками, торговые лавки -- просто караван лодок, палубы завалены капустой, томатами, хурмой, мидиями, артишоками, моллюсками и омарами. Туристы, студенты, банкиры и артисты, да все, кто угодно, прогуливаются по Пьяццетте, мимо розовых колонн Дворца дожей, спускаются к воде и глазеют на гондолы, на Мост Вздохов, чья изогнутая спина соединяет Дворец дожей и старую тюрьму. Ватага студентов, заметив тебя -- одинокого, шатающегося по набережной, тут же окружает и тянет за собой к вапоретто, снующим по Большому Каналу. Они поют, хохочут, целуют девчонок, а я посвящаю Бруно в тайны самой удивительной архитектуры на Земле -венецианской. А потом по каналу, устроив на мосту у Академии веселую суматоху, пришла гроза, и мы спасались от непогоды в сумрачных кабачках -- там все только пьют и поют, и Бруно говорил мне: все хорошо, все просто замечательно, здесь нельзя грустить, ведь мы в Венеции...

-- Эй, что случилось, мистер Кейдж?

-- Давай, Кейдж, продолжай.

-- Кто-нибудь из вас видел Брасс снаружи?

-- Как же мы увидим, мы ж внутри?

-- Свин, заткнись. Нет.

-- Он на заснеженном плоскогорье, очень высоко, здесь не бывает даже облаков. Кругом тьма, Брасс виден только звездам, а те, кто внутри -- словно в черной дыре.

-- Да-а, а откуда ты знаешь, какой он?

-- Мы даже и вообразить не могли, как выглядит Брасс, мистер Кейдж.

-- Я не воображал, Свин, я видел его. На рисунке. Я вообще много повидал. Когда-то я изучал архитектуру.

-- На Земле?

-- В Венеции?

-- Да. Одно время у меня был доступ к всевозможным планам. Я знаю, к примеру, откуда идут эти коридоры, и куда они ведут.

-- Серьезно?

-- Я мог бы рассказать вам о каждом кирпичике Айя-Софии. Я мог бы рассказать, как устроен иллюзорный храм Анкуор на Кепларе! И я знаю все тупики, закоулки и повороты, все двери и замки, канализацию и вентиляцию Брасса!

-- Ты?

-- Эй, так ты хочешь сказать, что знаешь, как нам свалить отсюда?

-- Венеция...

-- Эй, Ястреб, ты слышишь, Кейдж похоже знает, как нам свалить отсюда!

-- Заткнись, Свин. Ну, Кейдж, давай дальше.

-- Венеция... ты сейчас так далека... эти ночи, дивные ночи в ресторанчиках -- Гимба4 режет сыр, и мы пробуем вино с юга и вино с севера и не можем выбрать, какое слаще -- эти ночи никогда больше не вернутся. Они ушли. Бруно ушел. И удивительная ленивоглазая девушка, та, что все разрушила -- я, Бруно и девушка, ее звали...

-- Кейдж!

-- ...Сапфир!

-- Кейдж, послушай меня!

-- Да, тебе лучше послушать Ястреба!

-- Сапфир ушла...

-- Объясни нам, как эти гробы могут переговариваться. Раньше я был в другом. Я скулил и выл, как та собака, а в этом впервые услышал хоть какой-то ответ -- я заполучил голос Свина. Но и он -- больше, чем ничего! Что же, это, наверно, какой-то особый эффект?

-- Как мы трое можем... слышать друг друга?

-- Ну, как ты разговариваешь с Ястребом, да и со мной? Я побывал уже в двух камерах, но никогда раньше не слышал голосов.

-- Тройная связь... да, скорее всего. Заключенные Брасса содержатся в глицериновых гробах, которые кормят и чистят их, оказывают медицинскую помощь, предохраняют от повреждений... Если вы попытаетесь нанести себе травму, пусть даже смертельную, гроб все равно вернет вас к жизни. Однажды вы сможете выйти отсюда, в темноту, но вам будет уже все равно...

-- Да, да, Кейдж, нам все это давно известно, скажи лучше, как мы можем болтать в этих гробах.

-- На самом дне тюрьмы три камеры соединены старыми канализационными трубами. Понимаете, вместо камня в стенах -пустые металлические трубы. Новая система проложена полтора столетия назад, она проходит теперь в другом месте, а старая -пуста, наши гробы на самом нижнем уровне подземелья. Мы можем слышать... через трубы.

-- А как выбраться отсюда, мистер Кейдж? Мы с Ястребом хотели бы свалить, это точно.

-- Потише, Свин.

-- ...трубы ... под городом, клочья бумаги, тряпки, отбросы людей и животных плывут по каналам...

-- Чтой-то с ним, Ястреб?

-- Слушай, Свин.

-- ...в одиночестве, бродить в одиночестве вдоль каналов, убегающее небо, словно пурпурный поток между узкими проемами крыш, вода близ меня напоминает грязную кровь -- вскрытые вены дряхлого камня. О, это жуткий город, с удивительными колодцами, ржавыми оградами, стенами, нависшими над водой, в окнах его магазинов еще стоят стекла Мурано, его дети черноглазы и темноволосы, город красоты, город разлуки...

-- Кейдж, очнись, мы в Брассе. Ты много о нем слышал -тюрьма без охраны, вместо людей -- автоматы. Ты сказал, что знаешь, как он устроен. Почему мы должны тебе верить?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке