Штурм 'Книжной полки'

Тема

Тарабанов Дмитрий

Дмитрий Тарабанов

рассказ

Вячеславу Алексееву.

Надеюсь, этот рассказ не выйдет

за границы жанра.

Охранный инбот, прокатываясь по основной магистрали входящего канала, ужасающе шевелил филерами. При виде этих ворсистых отростков сердце мое, оставленное где-то позади в аналоговом мире, забилось чаще. Радиус самовозбуждаемости моего виртуального образа был несколько снижен, благодаря программе КаБета, но ярлык, поцепленный таможенными системами при входе, мог рассекретить меня и выделить среди основных пользователей.Когда инбот скрылся за поворотом, я перешагнул через магистраль, оказавшись в следующем секторе. Секунды две пейзаж передо мной был составлен из репящих полос, стекающихся в реки и бьющих фонтаном. Потом браузер совместил подходящий образ с информационной моделью, чтобы мой мозг смог представить двоичное буйство в виде какой-нибудь вполне реальной среды. Библиотеки, супермаркета, музея - чего угодно!Пока браузер не выдал изображения, я не спешил двигаться. Звук бегущих электронов, с которым я уже свыкся за время промоушенской практики, походил на рев толпы - и возбудителем его мог быть кто угодно. Даже полчище инботов в форме переваренных сосисок. Полностью покрытые филерами.Браузер щелкнул, вспыхнуло изображение, черно-белые линии потекли, трансформируясь в палатки, костры, оружейные батареи...Я оказался в яме, по краям которой громоздились мешки с песком. По правую руку, натужно сопя, лежал инбот, непонятного происхождения. Ярко-белая модель, не покрытая текстурой, головной убор как у солдат наполеоновской армии. Парящий в сантиметре от его головы маркер "Русская фантастика" подтверждал, что я все еще нахожусь на сервер-ворлде.Удивительно, что инбот меня не заметил. Я еще раз глянул на его безмятежно распростершуюся белесую фигуру. Нет филеров. Наверняка, конструкторы сервера думали, что я окажусь в самом логове еще неоперившихся инботов, где их кишмя, описаюсь и дисконнектом домой.Гуманисты эти русэфовцы. Знают, что на сервер к ним фэны только и заходят. А фэны - это же как сестры-братья. Если филер - санкционируемая государством охранная единица, закрепленная на инботе, - выловит непрошенного гостя, то на него открывается и виртуальная, и вполне реальная папка в уголовном отделе на этот раз РосЭфа, и наказание будет определено очень даже реальное. А фэнов-то и так немного, в основном фантасты...Потому я поднялся, осторожно переступил через малыша-инбота и принялся карабкаться по завалу мешков. Посветив макушкой над краем оборонительной позиции, я составил в кеше панораму лагеря. Лагерь, совокупность палаток, наполненный как минимум тысячей белых фигур, расположившихся в разных позициях, курящих и ругающихся, был окружен кольцевой дорогой, от которой в разные стороны расходились трассы.Трассы - это каналы на серверы-фракции, объединенные общей системой РусЭфа. Чтобы выяснить, какой ведет на "Книжную полку" мне придется проехать не меньше двух километров по кругу, разбирая кодированные надписи на покосившихся от старости доменных дорожных указателях.Идея "проехать", а не пройти, созрела еще до того, как я заметил блуждающих вдоль дороги инботов. Эти были уже зрелые, если не сказать больше. Шевеление противных мне филеров я чувствовал на расстоянии. Дальше, наверное, будет еще хуже. Но что только не сделаешь, ради карьеры...Скатившись с завала, я прокрался к телеге, на которой покоился всего один инбот. Снять его с телеги оказалось непростой задачей. Сперва я подумал, что было бы неплохо запустить в него камнем, и сделать вид, что безобразничал другой инбот, но воображение подсказало, что столь безобидный с виду белый-голый может превратиться в переваренную сосиску и всколыхнуть спокойствие лагеря филерной атакой. Эта подсказка охладила мой пыл, и я решил просто ждать.В течение часа инбот оставался неподвижным. В смысле, относительно телеги он не двигался ни на пиксел, но ежеминутно выполнял суетливые движения: ковырял соломкой в зубах, белизне которой позавидовала бы любая телезвезда, или тщательно вычесывал монолитные волосы. Я порядком утомился и единственным подходящим решением, которое я не то чтобы взлелеял, а высосал из пальца, было следующее.Открыв редакторское окно в браузере, я принялся разоблачаться. Из аттачмента я брал немного, всего две вещи, и самой ненужной из них оказалась программа, написанная КаБетом. Создать файлы внутри сервер-ворлда такого масштаба невозможно, а вот переделать уже занесенный файл, не переименовывая - сколь душе угодно.Парень целую ночь ломал над программой голову, а мне удалось поломать ее в течении считанных минут. Из серой условной коробочки с ярлыком prohakk.exe вскоре удалось сформировать опасно анахроническую модель машинки, прикрепить к ней колеса, поставить на них цикл, прикалбасить крючок да еще прописать командную строчку с постоянным запросом на охранные каталоги сервера после двенадцатого колесного цикла.Поставив машинку возле ноги инбота так, чтобы крючок ухватил белого за штанину и поволок прочь, я завел пружину - и что силы рванул к сиденью тележки.Зажужжал звуковой эмулятор машинки, используя миди-архив браузера, послышался шорох - и пронзительный писк. Я рванул поводья. Лошади заржали и потащили мою телегу к дороге. Инбот не стал меня преследовать, его тело распухло и обросло филерами - я чувствовал это спиной.Впереди лежала добрая треть лагеря, и из-под ног несущихся во всю прыть лошадей еле-еле успевали выскочить зазевавшиеся инботы. Над блестящими от мышц черными спинами лошадей метались белые фигуры, а я, сжатый от напряжения в комок, правил повозкой.Инботы хорошо справлялись с главной задачей - уворачиваться от телеги, - и пропускали меня к дороге. У окружной дороги я чуть притормозил, позволяя и себе и лошадям отдышаться - и пропуская вразвалочку ползущего инбота-пончика.Едва колесо телеги выкатилось на дорогу, произошло двоякое изменение. С одной стороны, принайприятнейшее, - телега в миг обернулась хорошеньким грузовичком, я почувтсвовал себя выше-мягче, а лошадей и след простыл, с другой стороны - нечего вообще говорить. Посаженные на одинаковые расстояния броненосцы-инботы, как ошпаренные, носились по дороге. Со скоростью километров 80 в час.Моей единственной задачей было встрять между ними.Повернув грузовик так, чтобы его было проще вывести на дорогу, я стал ждать. Вскоре цикличное мелькание стало восприниматься как обыденность. Подобные трюки каждый не раз прдолывал, забавляясь в глупенькие аркадные игрушки, вроде "Руны". Сделать это без тренировки, сэйвов - и за один раз, - представлялось мне предприятием не из легких.За пятым инботом я и покатитлся. Едва его ярлык проскочил мимо, я вдавил педаль и вырулил на дорогу. Приходилось ехать рывками и следить, чтобы ни впереди-, ни сзадиидущий инботы не приближались к моей машине слишком близко. Время от времени по правую руку проносились бело-голубые указатели."История фэндома" "Фэнтези.ру" "Патенты" "Миры русских фантастов" "Книжная полка" Тут я выкрутил руль, направляя грузовик на указанную дорогу. Инбот проскочил в опасной близости, так что я даже не увидел его в зеркале дальнего вида.Браузер сопроводил вспышкой очередную метаморфозу. Степной пейзаж по бокам дороги исчез, провалившись в пропасть вкупе с кюветом. Осталась сама дорога, ухабистая и неровная, с выбоинами и задымленностями - словно здесь не один грузовик взорваться успел. Дорогу давно не ремонтировали, "Книжная полка" была стационарным разделом, с наложенным на ее изменение мораторием (опять-таки, закон РосЭфа), и народ валил на сервер-ворлд "Миров русских фантастов", особенно засиживаясь в Выбраковке и "Диких Землях". Но у меня, точно как у тысяч других типа-фантастов, здесь было дело.Справляться с управлением поначалу было сложно, но потом я свыкся. Все-таки не раз приходилось по нашим дорогам водить. Пусть не грузовик, но...Инботов не было и факт их отсутствия меня настораживал. Не просто так по бокам канала пропасть зияет. Не для красоты и устрашения. Тот, кто сюда доберется, уж наверняка ничего от хронического тщеславия не боится.Мои опасения оправдались.В самом конце уходящей вперед серой ленты-дороги, маячил синий ярлык "Русской фантастики". Впереди дорогу мне преграждал инбот. А сворачивать было некуда.Вскоре стало ясно, что инбот не просто преграждает дорогу, а нагло на ней покоится, растянувшись во всю длину, и концы переваренной, покрытой филерами огроменной сосиски свешиваются с краев дороги. Переваренная сосиска!Как в старой пословице про то, что тебя съели, - у меня было два направления действия. Первое - обратно до первой выходной папки, и домой с обломавшейся самоуверенностью. Второе - ехать дальше. Вполне возможно, что инбот сможет уничтожить мой грузовик, так как является он частью виртуальной вселенной сервера, а я получу серьезный шок, от которого могу и не очухаться вовсе. Были и другие варианты смерти.Не отпуская педаль, я повел машину ближе к правому краю, готовясь сигануть через предусмотрительно открытую дверь. Сосиска приближалась, а моей единственной мыслью было - насколько больно человеку, который выпрыгивает из несущегося на полной скорости ВЫСОКОГО грузовика?Так или иначе, за сто метров до неотвратимого уже столкновения я сгруппировался как мог - и выпрыгнул.Постепенное погашение скорости тела я воспринимал хороводом ушибов и ударов, перенимая, как калька, все неровности русской дороги. Как я не перекатился через край - не знаю. Такое бывает только в русской фантастике.Где-то слева прогремел взрыв - как я и ожидал. Громада почерневшего грузовика проревела надо мной, оставляя дымный шлейф, и юркнула в пропасть.Я вскочил на ноги, и побежал по дороге, огибая ошметки плоти с уже не функционирующими филерами. Через двести метров бега трусцой я достиг арки с синей надписью: "Книжная полка".Серое репение. Браузер просматривает корневые каталоги, подыскивая лучший образ. Что-то медленно он сегодня работает...Браузер выбрал кунсткамеру. Никогда не думал, что такое чудо как Книжная полка, можно представить в виде циничной кунсткамеры с бесконечными рядами разного рода консерваций. А ведь и впрямь - многие из файлов почти тридцать лет здесь покоятся без изменений, как заспиртованные.В просторном помещении у самого выхода стоял стол. Переписи корневого каталога /books на месте не было. Само собой, лежал бы "индекс" на дубовой столешнице - в Москве и в других городах-зеркалах продолжали жечь сервера. Достаточно для одной истории Александрийской библиотеки и Московского сервера.Придется ориентироваться самостоятельно.В первом ряду был размещен старый слепок архива где-то по 500-ый раздел. Одним из первых был Владимир "Воха" Васильев с архивом ксеноконсерваций. Секции шли в алфавитном порядке и я поспешил пролистать до середины. Чудом попал на широченный раздел закупоренных в огромные банки с мутной жидкостью детей. Одни - с крыльями, другие - с бластерами и мечами. Лукьяненко. Знакомая фамилия старого многотомного мэтра вызвала усмешку. Мартьянов. Пролистал вперед. Шефнер. Штерн. Неплохо.Во втором ряду дела пошли на взлет. Тут счет дошел до 1022. Вычурных и неблагозвучных фамилий стало больше.В третьем ряду - всего их было пять, - мне и следовало искать необходимую папку. Среди всего этого творческого безобразия редко попадались разжившиеся на большие тексты отделы. Если есть что-то, то повестушка с названием "Семя дракона" или "Зловещая смертоносность (Убийственная напасть 2)". Поговаривали как-то, что тексты эти вовсе не люди писали, а комбинационные программы, эволюционировавшие от "Определителя авторства текста". Потому имена варьировали от Дай Кеча до Корвина Варвара. Было много киберпанка, а кто лучше напишет киберпанк, нежели сама программа?И вот папка, на которую я покушался с тех пор как ревизорским ходом на нее надыбал. Имя автора, как и сотни других имен, вам ничего бы не сказало. Я аккуратно пробрался в "индекс" каталога безликого неплодовитого автора и, подняв на руки текст-банку с совсем не русским названием на этикетке, грохнул ее о пол. Файл с миди-звоном разлетелся на байты. Достав из аттачмента свежую 31-килобайтную баночку с закруткой, еще теплую, я определил ее в нужное место. Теперь я был официальным реестровым фантастом до времени моратория.Стоя перед памятником себе, я собирался с силами. Выходить сейчас через дисконнект нельзя - филеры просекут уже отслеженный при входе канал. Придется выбираться обратным путем.- Да, ты прав, гораздо лучше смотрится.Я обернулся на голос.Передо мной стоял старик, седоватый, лысоватый, в синей футболке, с каэлэфным беджем любителя. По значимости на РусЭфе это было нечто вроде Медали Вседозволенности в Лабиринтовской эмуляции на Мирах. Был бэдж не у многих. У избранных. Вдобавок ко всему, старик держал в руках папку "индекса" корневого каталога.- Ты не волнуйся, я здесь - фэном теперь работаю, - он пожал плечами.- Вы кто?- Может, слышал когда-ниудь... Дмитрий Ватолин?Я хмыкнул.- Как же не слышать! Основатель сервера, лет десять редактор. Потом ввел мораторий на присылку файлов недофантастов. Из-за чего был смещен из-за массовых акций протеста. Иногда подкидывает что-то в свою колонку.- Помнят же еще! - он шагнул вперед и дружески пожал мне руку. - Ты же понимаешь, нужно было сделать что-то, чтобы перекрыть дорогу мусору, раз тысячи из них утверждали, что издавали свои рассказы в одном и том же номере "Порога", "Лавки", а то и "Еслей" самих.- Понимаю. И почему "индекс" полки убили, а все ссылки на нее повырезали тоже понимаю.- Повырезали, поудаляли, но суть-то, - он провел рукой вдоль рядов банок. - Суть-то любой фидошник или шарящий пользователь вытащит на поверхность. Как умелый археолог поднимает на поверхность амфоры. А там вместо вина уксус или заплесневевший виноградный сок. Обидно. За родину, сынок, обидно!Он помолчал.- На книжной полке хранят серии с золотым переплетом, а не брошурки с мягким.- Точно, - подытожил я.Мы постояли, глядя на новенькую баночку с закруткой. А эта - похожа на золотой переплет? Ну, пускай, не вычитанная, с неживыми диалогами, одинаковыми "помолчал", "развернулся", "вздохнул"... Но все же свое, родное.- Ты знаешь, мне изменять полку, ровно, как и любому фэну запрещено, но раз уж ты тут, хакер удалой. Давай пройдемся по рядам, попыхтим чуть-чуть, у меня здесь давно в папочке галочки стоят, кому тексты поснимать. Чтобы было так: о фантастах или хорошо - или никак. Сведения не дошли. А я тебе пиво выставлю. Канал у тебя, вроде, московский.- А чего бы не пройтись? - уж слишком задорно воскликнул я.Мерно ведя эмоциональный разговор, мы пошли вдоль рядов воображаемой кунсткамеры чистить Книжную Полку.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке