Любовь и шпионаж (2 стр.)

Тема

Он имел репутацию мужчины, который покорил массу женских сердец, – это было первое, что мы услышали о нем, когда я и Ди приехали из Америки по приглашению лорда и лэди Маунтстюарт… А затем мы услышали скандальную историю о его флирте с актрисой Максиной де Рензи; каждый говорил об этом, когда мы впервые прибыли в Лондон.

…Мое сердце билось очень сильно, когда я ввела ЕГО в комнату, которую лэди Маунтстюарт отвела мне и Диане специально для наших приемов; эта комната отделялась от танцевального зала другой большой комнатой, но обе двери были открыты настежь, и мы могли издали видеть танцующие пары.

Я сказала ему, чтобы он сел рядом со мною на диван, потому что там мы сможем удобно переговорить. Обычно я не люблю сидеть против зеркала, потому что… ну да просто потому, что я – только «сестра красивой девушки». Но в тот вечер я не придала этому значения.

Мои щеки разрумянились, глаза блестели. Когда я сидела, меня можно было принять за высокую девушку, а платье, сшитое на особый манер, скрывало, что одно мое плечо немного выше другого (этот фасон придумала для меня Ди). И мне казалось, что если я и некрасива, то все же могу выглядеть интересной, оригинальной; это не так уж мало!

Встречаясь с Ивором Дандесом, я думала, почему он последнее время так любезен со мной, неужели стал неравнодушен ко мне? Конечно, это могло быть ради Дианы, но разве я сама такая уж дурнушка, что ни один мужчина не может плениться мною?.. Говорят, жалость – родная сестра любви; что, если он сперва начал жалеть меня, потому что Ди обладает всем, а я ничем, – а потом нашел, что я хорошо образована, неглупа, симпатична? Какое б это было счастье!

Он сел возле меня и первое время молчал. Как раз в этот момент мимо открытой двери бального зала прошла Ди, танцуя в паре с юным лордом Робертом Уэстом, братом герцога Глазго.

– Я так благодарна вам за книгу! – сказала я (он прислал мне утром книгу, которую я попросила у него накануне).

Он, по-видимому, не слыхал моих слов, но потом вдруг повернулся ко мне с одной из своих чарующих улыбок. Я всегда считала, что его улыбки – самые обаятельные в мире; и, конечно, у него был неотразимый голос. Глаза его глядели ласково и немного печально… Мне страшно хотелось, чтобы он полюбил меня!

– Я была счастлива получить ее, – продолжала я.

– Я был счастлив послать ее, – сказал он.

– Разве вам доставляет удовольствие оказывать мне услуги? – поспешно спросила я.

– Ну разумеется!

– Значит, я вам чуточку нравлюсь? – не удержалась я. – Несмотря на то, что я не похожа на других девушек?

– Может быть, как раз по этой причине, – сказал он с лаской в голосе и взгляде.

– О, что я буду делать, если вы уедете! – вскричала я, отчасти искренне, а отчасти потому, что надеялась этим заставить его произнести слова, которые так хотела услышать. – Представьте себе, что вы получите это дрянное консульство в Алжире!

– Надеюсь, что получу, – быстро сказал он. – Быть консулом в Алжире – не слишком много, но это только начало. Сейчас мне это просто необходимо.

– Я хотела бы иметь влияние на министра иностранных дел, – сказала я, умалчивая о том, что министр не переносит меня. – Вы ведь знаете, что он – двоюродный брат лорда Маунтстюарта, так что сюда приходит запросто, как в свою семью. Но, к сожалению, я не являюсь родственницей Маунтстюартов. Раньше я никогда не жалела о том, что мы с Ди не родные, а только сводные сестры, нет, ничуть не жалела, хотя ее мать и владела большим состоянием… Но сейчас мне бы хотелось быть племянницей леди Маунтстюарт, как и Ди. И обладать тем кокетством, которое она пускает в ход, если ей нужно выклянчить что-нибудь. Тогда я заставила бы министра иностранных дел сделать для вас все, что вам нужно, даже если б это увело вас далеко-далеко от меня!

При этих словах он внимательно посмотрел на меня, и через загар на его лице стал медленно пробиваться румянец.

– Вы очень добры, Бесенок! – сказал он. «Бесенок» – это прозвище, которое он придумал для меня, и мне нравилось, когда он называл меня так.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора