Любовь и шпионаж (119 стр.)

Тема

И подумала: «Может быть, когда-нибудь Рауль простит мне мою тяжкую вину перед ним? Может быть, моя горячая любовь к нему искупит предательство и шпионаж?»

Вместо эпилога

…Несколько месяцев спустя Рауль вернулся домой из министерства и обнял меня с таким загадочным видом, что я сразу поняла: у него есть какая-то интересная новость, и он хочет подразнить меня этим.

– Ну, выкладывай, что там у тебя произошло? – спросила я напрямик.

Он вытаращил глаза:

– У меня действительно есть кое-что, но как ты об этом догадалась, плутовка?

– Немудрено догадаться, – рассмеялась я, – если это написано не только у тебя на лице, но и на всей твоей фигуре.

– Гм… Значит, я не умею ничего скрывать, – с шутливой грустью изрек он. – Да, ты права, у меня есть новость – самая свежая дипломатическая новость, и я сообщу тебе ее… но только под большим секретом. Идет?

– Можешь не говорить, если не доверяешь мне, – сказала я, обиженно надув губы.

– Ну-ну, не обижайся! У нас в дипломатических кругах о таких вещах принято говорить шепотом… но от тебя я не хочу иметь никаких тайн!

– В чем же заключается твоя новость?

– Военный атташе граф Алексей Орловский – помнишь его? – объявлен персоной нон-грата и в трехдневный срок депортирован из Франции.

– Как! – не удержалась я от восклицания. – В чем же его обвинили?

– В шпионаже в пользу России. Оказывается, за ним уже давно следила наша контрразведка Сюрте Женераль, но его поведение выглядело безукоризненно. Он был хорошо законспирирован, и если б не случай…

– Что за случай?

– Его выдал один из его тайных осведомителей, француз. По указанию этого доносчика была перехвачена зашифрованная переписка, в которой содержались секретные данные о военном потенциале Франции.

«Не потому ли он так преследовал и запугивал меня? – подумала я. – Ему нужно было завербовать меня в свою агентуру. Боже, какое счастье, что я покончила со всем этим раз и навсегда!

Еще немного, – и я тоже была бы объявлена «персоной нон-грата»! Только меня, конечно, не стали бы высылать, а просто ликвидировали в негласном порядке – таковы законы тайной войны!»

Эти мысли, как вихрь, пронеслись в моей голове, а вслух я спросила:

– Очевидно, это вызвало большой политический скандал? – Не такой уж большой. Российская империя – дружественная нам держава, и дело избежало огласки. Официально было объявлено, что Орловский отзывается из Франции по болезни; депортация была завуалирована его отъездом для лечения на водах, и никто не был скомпрометирован. Внешне все обстоит благопристойно.

– А мне помнится, что из-за меня кто-то хотел драться с ним на дуэли… – лукаво начала я, но Рауль не дал мне договорить, закрыв мой рот поцелуем.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора