DOOM: Ад на Земле

Тема

Дэфид аб Хью, Брэд Линавивер

1

Мы выбрались на поверхность Деймоса, и я подняла глаза.

Так и есть — герметический купол лопнул. Этого следовало ожидать после всего, что произошло. Сейчас набегут тысячелетние марсиане, моргнут — и нам каюк.

Флай Таггарт, выпучив глаза, уставился на трещину. Неплохо бы ему получше разбираться в физике. Этот парень всем хорош, только вот образование подкачало — ну не в ладах он со знаниями и все тут. Трещинка была малюсенькая, через такую воздух нескоро выйдет. В нашем распоряжении несколько дней, а то и недель. Пространство-то огромное.

Я посмотрела в щель и поняла, что заставило могучего капрала таращиться: мы больше не вращались вокруг Марса!

Со всем, что на нем было, Деймос вихрем пронесся через Солнечную систему. У меня пересохло во рту — нашим взорам предстала Земля.

— Кажется… теперь мы знаем, кто у них на очереди, — пробормотала я, чувствуя, что обливаюсь потом.

Флай рванул на себе форму — форму лейтенанта Вимса, только без погон, — словно у него вдруг начался зуд.

— Что ж, по крайней мере нам удалось их остановить, — сказал он.

— Посмотри внимательнее, Флай. — Земля вспыхивала яркими точками — отсветами взрывов от бомб, в миллионы раз более мощных и разрушительных, чем те, от которых нам удалось увернуться здесь, на Деймосе. Я не сомневалась, что на родной планете бушует настоящий ядерный шквал, обрушивая миллиарды тонн радиоактивных веществ, осадков и обломков на всех, кого мы знали. Похоже, они уже вторглись. Флай с горячностью стиснул мою руку и прорычал мне в ухо, пока я пыталась расцепить его стальные пальцы:

— Это еще не конец, Арлин! — Арлин Сандерс — это я, рядовой 1 класса морской пехоты США. — Мы им показали, на чьей стороне сила. Победа за нами!

Ну еще бы. Я да Флай против всей этой орудийной мощи — с голыми руками, что называется. Спрыгнем с низкой околоземной орбиты прямо на Землю. Или лучше опустимся куда-нибудь в район мыса Мугу на самом планетоиде. Вряд ли можно по-прежнему считать Деймос спутником Марса, раз он оказался подвижным.

До места назначения всего лишь четыреста километров — вот только километры эти ведут прямиком вверх. И кое-что еще: мы летели вокруг Земли со скоростью чуть больше десяти километров в секунду — мало спрыгнуть, пришлось бы ой-ой-ой как поднапрячься и изо всей силы тормозить подметкой, чтобы погасить скорость.

Ну а после мы без проблем решим теорему Ферма, упорядочим систему налогообложения и избавим планету от голода.

Последнее, конечно же, не составит особого труда. Беда не в том, что еды недоставало, — просто она хранилась не там, где надо, и ее хватало ненадолго. Я однажды слышала, как старик разносчик говорил, что все, что нам требуется, — это иррадиация продуктов, герметичная упаковка и пара-тройка почтовых транспортных ракет, которые будут доставлять продовольствие в очаги голода.

Почтовые ракеты…

— Флай! — заорала я, подпрыгнув на месте. — Я знаю, как это сделать!

— Сделать что, черт подери?

Неужели получится? Я быстро произвела подсчеты: наша масса по сравнению с массой обычного «индивидуального аварийного комплекта» с Марса, который посылают салагам, вроде меня, служащим на Деймосе; сила притяжения Земли по сравнению с силой притяжения Марса… С Земли взлететь трудней, чем с Марса. Может быть, и… нет, точно сработает! Ну хорошо, может быть.

— Я знаю, как попасть на Землю! Ты в курсе, что на этой летающей помойке есть ремонтная мастерская с запчастями для беспилотных транспортных ракет?

— Нет, — с подозрением ответил Флай.

Ну конечно, нет. Он никогда не жил здесь подолгу, как я. Мастерской служил ангар, где отвечающий за объединенный автопарк сержант держал почтовые ракеты. Не имею ни малейшего представления, почему они так назывались. Мы пользовались электронной почтой, как это принято во всей Вселенной.

— Верный путь попасть на Землю, — подытожила я в надежде расшевелить неповоротливые мозги бравого морского пехотинца. — Если мы найдем хоть какую-нибудь ракету, то сможем вернуться домой и выпустить потроха парочке зомби. Еще раз.

— Еще и еще раз, — выдохнул Флай, ухватив наконец мою мысль. — Мы теперь в этом деле профессионалы, черт возьми!

Глаза продолжали, неотрывно смотреть на знакомую, окутанную сине-зеленой дымкой Землю и на то, как на ней тут и там появляются и исчезают незнакомые белые пятна. Из глубины памяти всплыл давний совет: НЕ СМОТРИ ВНИЗ! Мы любовались на белые облака, и их красота напомнила мне, ради чего мы боролись.

Неужели мы опоздали? Какой-то частью души я вдруг понадеялась на это, той частью, которой хотелось покоя и отдыха.

Мы сражались с проклятыми, мерзкими монстрами до полного изнеможения — а теперь выходило, что нужно все начинать сначала.

Тут я увидела вспышки взрывов над Калифорнией, моим родным штатом, и не смогла удержаться от стона, чувствуя слабость в желудке.

— Да-а. Ужасно, — протянул Флай.

О, Боже, неужели это все, что пришло на ум моему впечатлительному другу при виде того, как мой родной город превратился в Армагеддон?

Я замотала головой.

— Ты не понимаешь. Я не то имела в виду. Дело в том, что я ничего не чувствую.

Губы мои дрожали, произнося это.

Флай обнял меня за плечи. Ну, это еще куда ни шло.

— Все в порядке, детка, — пробормотал он. — Можешь не беспокоиться, это совсем не то, что ты думаешь, это естественная реакция организма после того, что мы пережили. Мозг переутомлен.

Я опустила ему на плечо голову.

— Ну хорошо, пусть мозг в отключке, но как насчет души и тела?

Тогда-то я и решила, что нужны новые слова, чтобы описать состояние человека, когда он достиг полного изнеможения, но, вынужденный продолжать действовать, делает это на автопилоте.

Но как такое состояние ни назови, мы с Флаем пребывали в нем уже целую вечность.

2

Я обнял Арлин за плечи, надеясь, что она поймет, что это всего лишь дружеский жест. О, не глупи, Флай, конечно, поймет!

С чего же начать? Я родился в начале века, в бревенчатом домишке, который мы потом вместе с отцом достраивали. Повзрослев, вступил в морскую пехоту США, сражался с остатками корпуса коммунистических бригад «Коса славы» в Кефиристане, ударил командира, был посажен на гауптвахту и отправлен на Марс вместе с другими моими пустоголовыми приятелями.

Мы выгрузились на Фобосе, одном из спутников Марса — то есть теперь единственном спутнике Марса, — и обнаружили полную коробочку пришельцев, которые просочились через так называемые Ворота. Их телепортировали с какой-то другой планеты, Бог весть откуда. Мы с Арлин пробились в глубь базы Объединенной аэрокосмической корпорации, которая, как выяснилось, и спровоцировала вторжение, перемудрив с Воротами.

Ну а потом пошло-поехало. В результате мы оказались на Деймосе — хотя я до сих пор не могу понять как — и скакали там козлами, убивая то одних монстров, то других… Всего же их разновидностей больше, чем пальцев на руках и ногах. В конце концов мы выпали в гиперпространство. Спросите Арлин Сандерс (экспонат № 1 слева от меня), что это такое. А когда все-таки уничтожили то, что стоило уничтожить — о, радость! — вторжение удалось остановить. Смотрите первое донесение с фронта, если кого интересуют подробности.

Однако уже перед самым финалом, когда дело, казалось, было сделано, мы столкнулись с Пауком — паукообразным вдохновителем и мозговым центром вражеской операции, которому дал это подходящее прозвище Билл Ритч (да упокоится он с миром), компьютерный гений, спасший нас с Арлин ценой собственной жизни.

Перед тем, как нанести Пауку последний удар, я почувствовал, что полностью опустошен. Без своей боевой подруги я бы наверняка не смог продолжать. Она служила мне путеводной звездой в борьбе, чем-то вроде военного пропагандиста былых времен. Пока она дышала, я тоже должен был дышать — и сражаться. Наверное, все дело в генах. У нас хватило сил расправиться с сотнями монстров. И теперь мы не могли позволить, чтобы такая малость, как физические законы, остановила нас.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора