Утраченный и обретённый

Тема

Андрей АНДРОНОВ

Они прощально взмахнули вслед автобусу и вскинули рюкзаки на плечи. Лес стоял перед ними, загадочный и прекрасный.

Они вступили в зеленый шатер и медленно шли, держась за руки, сквозь колышущееся море папоротников. Деревья гладили их своими ветвями, цветы источали тонкий аромат, и ветерок, проносясь между стволами, ласково трепал их волосы.

Деревья расступились и открыли прекрасную поляну. Шелковистая трава поднималась выше щиколоток, обнимая ноги и приглашая присесть. Солнце грело своим теплом, глядя с кусочка голубого безоблачного неба, виднеющегося между ветвей.

Рюкзаки с легким шорохом упали в траву, Он обнял ее и заглянул в ее глубокие глаза... Мешавшая одежда упала на рюкзаки, и они опустились на пушистый зеленый ковер.

Когда они проснулись, было уже темно.

- Что это за точка на небе? Самолет? - шепотом спросила Она.

- Нет, - усмехнулся Он. - Это Альдебаран, по-арабски - глаз Быка. Единственная видимая звезда красного цвета.

- Ну какая же единственная, если вон там, над деревом, еще одна розовая... И еще, и еще! Обманщик - констатировала Она и отвернулась, надув губы.

- Где? - спросил Он и перевел взгляд с нее на небо. Звезды, одна за другой, становились нежно-розовыми.

- Что за черт... - прошептали его губы. - Какого...

- Ну что там еще? - Она села, зябко обхватив себя руками.

- Не... - начал было Он и осекся. Ее кожа становилась красной, а фигура медленно теряла очертания.

- Стой! - Он бросился вперед, но его рука нашла лишь воздух, и Он лицом вниз упал на острые камни.

- Где ты? - услышал Он ее слабый голос, и вскочил.

Все вокруг было затоплено розовым туманом. Он поднял руку к лицу и увидел лишь пол-ладони, остальное тонуло в красном свете. Кожа на его руке казалась красной.

- Стой на месте! - крикнул Он, и, расставив руки, начал идти по спирали. На втором витке Он наступил на острый обломок камня, и только с болью пришло удивление - вместо травы под ногами была каменистая почва, покрытая осколками камня. Он снова пошел, хромая и останавливаясь, чтобы стряхнуть с раны песок. Со стороны слышалось ее тихое всхлипывание, но определить направление Он не мог.

Когда витки потеряли счет, а движение - смысл, его рука наткнулась на мягкое, еле теплое тело. Он упал на колени рядом с ней и прижал ее к груди, шепча что-то бессвязно-ласковое, утешая и успокаивая. Она прижалась к его груди и забилась в рыданиях, не в силах больше сдерживаться, выливая всю горечь, а Он обнимал ее все крепче и крепче, и в голове билась одна только мысль: "Вместе".

- Холодно, - прошептала Она, и Он тоже вдруг почувствовал, как понизилась температура. И тут же вспомнил, что одежда, рюкзак, палатка все осталось где-то на краю поляны, невидимое в этом тумане, и недосягаемое.

- Скоро рассвет, - прошептал Он, чтобы хоть что-то сказать. Она кивнула, Он почувствовал ее движение и прижал ее к себе. Она тихо всхлипнула и спрятала лицо у него на груди.

- Спи, - прошептал Он и обнял ее, стараясь согреть. Она поворочалась немного, выбирая из-под них обоих камни, потом пригрелась и забылась в тревожном сне, часто постанывая и вздрагивая. Он сидел, смотрел туда, где должна быть Она, и ждал, пока развеется туман.

Они проснулись голодные и замерзшие. Она поставила ногу на землю и ойкнула.

- Откуда здесь камни? - ее голос прозвучал в тумане глухо и необычно.

- Не знаю, - устало ответил Он и встал, не выпуская ее руки. - Идем.

- Куда? Ведь ничего нет! - вскричала Она, вырываясь.

- Прямо! Наощупь! Ползком! - заорал Он, хватая ее за плечи. - Туман кончится, рано или поздно, не может же он быть везде! Мы выйдем из леса и по дороге доберемся до города, а оттуда домой. Все просто.

- Просто?! Идиот! Какой дом! Это же не лес - тут камни кругом! И этот туман - он везде, он даже звезды перекрасил, неужели ты не помнишь! Зачем только меня сюда понесло... - Она упала на колени, плача во весь голос. Он присел рядом, наощупь нашел ее, тронул за плечо...

Она отбросила его руку.

- Не трогай меня, придурок! Вали отсюда и сам сверни себе шею!

Он отшатнулся, как от удара. Его руки сжались в кулаки, челюсти сжались. "Хорошо", - процедил Он сквозь зубы. Он встал на ноги, но не успел сделать и шаг, как Она упала вперед, хватая его колени. "Нет, нет, милый, хороший, не бросай меня, не надо..." - быстро-быстро зашептала Она, подползая к нему. "Я больше так не буду", - шептала Она, лихорадочно вытирая слезы. "Я уже иду, иду, видишь..." - Она попыталась подняться.

- Не вижу, - пожал плечами Он и рывком поставил ее на ноги. Он крепко сжал ее руку, и Она прикусила губу, чтобы не вскрикнуть. Из ее глаз снова брызнули слезы, но Он их не видел. Он кивнул и шагнул в туман.

Они шли уже очень давно. Два раза они засыпали, обессиленные, прямо на ходу, и падали, разбивая в кровь и без того растертые ноги. Их тела покрылись синяками и ранками, которые постоянно болели и мешали сосредоточиться на ходьбе.

Туман постепенно поредел, и теперь они видели на расстоянии вытянутой руки, что, впрочем, не сильно помогало. Во время ходьбы они согревались, но за время сна замерзали так, что не могли подняться с земли.

Весь первый "день" (они решили называть днем период между сном и сном) они искали рюкзаки, но нашли лишь песок и камни. Одежда тоже пропала, что не сильно мешало, потому что пока они двигались им было тепло. Правда, за время сна замерзали так, что не могли подняться с земли, а сбитые в кровь ноги отказывались служить. Все чаще Он нес ее на руках, стараясь не упасть самому, но это не всегда ему удавалось, и тогда они долго собирались с силами чтобы встать снова.

Очень хотелось есть, еще больше - пить. Один раз Он нашел огромный валун, мокрый с одной стороны, и они долго слизывали с него воду пересохшими языками.

Говорить не хотелось, да и пересохшие губы и распухший язык не повиновались. Воспаленные глаза были закрыты большую часть времени.

Он проснулся мгновенно, как от удара, и сразу зажал ей рот. Она бесшумно отвела его руку и замерла. В тумане были слышны чьи-то неверные шаги.

Он тихо сел, стал на четвереньки и наконец выпрямился с камнем в руке. Осторожно шагнул назад.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке