Мастер-Ломастер

Тема

Шумил Павел

ЖЕСТОКИЕ СКАЗКИ

СКАЗКА N1

– Крот, ты?

– Да, я. – Крот вышел из темноты туннеля и огляделся. Я, машинально, тоже. Симпатичная каморка. Стены железные, ржавые. Вдоль правой – трубы и кабели. По левой лениво сползают капли конденсата.

– Кого нехватает? – спросил Бес, входя вслед за Кротом.

– Тимоти и Пепла.

Бес повозился в углу, вытащил на центр грубо сваренные из арматуры козлы, сверху положил лист железа. Получился стол. Крот исчез на минуту в туннеле, вернулся с ящиками. Я оторвался от изучения подтеков на потолке и принес еще три ящика. Бес вытащил из кармана десяток полиэтиленовых пакетов и перочинным ножом начал кроить их по швам.

– Зачем? – поинтересовался Крот.

– Постели под задницу.

Бес есть Бес. Я пододвинул ящик к столу, постелил под задницу останки пакета и сел. Крот сел с другой стороны, а фонарь положил на центр стола, направив луч вверх. Бес распорол последний пакет и принялся покрывать ими стол как скатертью. Я приподнял фонарь, чтоб ему было удобнее. Бес есть Бес.

– Гнус, что такое гнус? – спросил он меня.

– По-вашему, что-то вроде москита. Мелкий, крылатый, очень кусачий. И их очень много.

Туннель загудел под торопливыми шагами.

– Точность – вежливость королей! – провозгласил Пепел, остановившись за шаг до дверного проема и уставившись в наручные часы. Но Тимоти – он не король. Он поднял Пепла, перенес через порог и поставил. Потом закрыл за собой железную дверь.

– За вами чисто? – спросил Бес.

– Чисто, – отозвался Тимоти.

– Гризли! – Пепел смерил Тимоти уничтожающим взглядом и стал готовить помещение. Прилепил к стенам глушилки и включил. Глушилка – это такая маленькая черная коробочка с магнитной присоской. Она что-то такое излучает, отчего электроника вокруг с ума сходит. Передатчики не передают, рекордеры не записывают. А еще она издает белый шум, заставляет гудеть всю стену, и подслушать ничего невозможно. Внутри музыкальной шкатулки сидеть не очень приятно, да и сети пока не настолько умны, чтоб разговоры анализировать, но Бес слегка параноик.

– Начинаем, – сказал Бес. – Крот?

Крот достал план города, развернул, расстелил на столе.

– Самые слабые места города – электроснабжение и насосная станция. Особенно насосная станция. В часы максимума запас производительности не выше полутора процентов.

– А электроснабжение?

– Шесть-восемь процентов.

– Остальные службы?

– От 15 до 25 процентов. Пятнадцать – это у теплоцентрали. Не особенно много, но до зимы далеко, может подождать. Вообще, все, что касается воды, в этом городишке на ладан дышит. Трубы старые, насквозь ржавые. Полного давления не выдержат.

– Значит, начинаем с водокачки, – уточнил Бес.

– Да.

– А электроцентраль?

– После водокачки.

– Кто у нас водокачкой занимался? Ты, Гнус?

Я кивнул.

– Тимоти, сколько у нас пластиката?

– Мало. Триста двадцать килограммов.

– Да ты что, смеешься? Ты понимаешь, нам нужно разнести водокачку в пыль! Чтоб ее восстановить нельзя было! Триста килограммов – это слону укол!

– Сам попробуй достать! На заводах сплошной контроль! На каждом углу киберы с вот такими окулярами, – Тимоти поднес к глазам кулаки, словно в бинокль смотрел. – Каждый пакетик десять раз взвесят, пересчитают! Человека запугать, обмануть, подкупить можно. Ты кибера обмани!

Видно, на заводе и на самом деле стало хреново, если Тимоти так окрысился. Компьютерная сеть – она хоть и разорвана на тысячи подсетей, все же обучается. С каждым разом работать становится трудней.

– Ша, ребята! – гордо сказал я. – Тусенить после будете. У вас есть я!

– Мелкий и кусачий, – уточнил Бес. Я смерил его ледяным взглядом.

– Слушайте сюда, – я расстелил на столе новую схему. Первым делом – магистральные трубопроводы. Стоит только поднять давление в системе, как они сами полопаются. А для этого нужно оборвать связь между датчиками давления в трубопроводе и концентратором. А еще лучше – взорвать концентратор информации к чертям собачьим. На это килограмма пластиката хватит. Дальше. Когда замолкнет концентратор, система, конечно, перекроет подачу. Это нам не нужно. Поэтому вентиль вот здесь нужно переключить на ручное управление. А в систему послать сигнал, якобы он сработал. Теперь – накопитель. Датчики уровня воды закоротить к чертовой матери на минимуме. Клапан переполнения – заглушить. Тогда давление в накопителе может подняться аж до 15 атмосфер. Но трубопроводы раньше полопаются. Век свободы не видать, если хоть одна труба десять атмосфер выдержит!

– Хорошо поешь, – насмешливо прищурился Пепел.

– Пари на твой фрибайдер! – не отступил я.

– Мой фрибайдер против твоего тэмпера и ящика пива!

Мы поспорили, и Бес разбил наш спор.

– А теперь – самое интересное! – продолжил я. – Сюда смотрите. Накопитель состоит из двух резервуаров. Большой трогать не будем. А вот малый! Смотрите на схему. Здесь – насосы, а это уже стенка резервуара. Если ее чуть приподнять…

– Полтора метра толщины! – возмутился Тимоти.

– Два с половиной, – уточнил я. – А ты, Пепел, что скажешь?

– С поверхности даже кумулятивным не взять. Но если… Перфоратор нужен. Если заряды зацементировать в глубине стены… Какое давление за стеной?

– При каком трубы полопаются, то и будет, – ответил я. – Атмосфер восемь.

– Может получиться, – согласился Пепел, наклонил голову и беззвучно зашевелил губами. Я-то знал, что у него получится. Ему только идею объясни.

Бес внимательно изучил схему.

– Ну ладно. Пепел вскроет резервуар. Поток снесет два-три насоса. А дальше что?

– А дальше – самое интересное. Представьте. В стене дыра – десять квадратных метров. Из нее струячит вода под давлением восемь атмосфер. Куда она струячит?

– В стену напротив.

– Сквозь стену напротив! Восемь атмосфер! Восемьдесят тонн на квадратный метр! Вода разносит стену вдрызг, размывает пять метров грунта и подмывает фундамент этой заброшенной многоэтажки. Вопрос всем: куда упадет многоэтажка? – я гордо оглядел лица.

– Это все надо очень тщательно просчитать, – с сомнением протянул Бес. – Ты уверен, что здание нежилое?

– Вот здесь – насосы! – я ткнул пальцем в схему.

– Не вижу связи.

– Насосы гудят! Жильцы через неделю сбежали. Здесь ни один бомж жить не будет!

– Если дом рухнет, от насосов мало что останется, – согласился Бес. Но все-таки, надо проверить. Гнус и Тимоти, вы проверяете дом. Пепел, подготовь все для подрыва стены. Крот, просчитай, рухнет ли дом. А я займусь трубопроводами.

– … датчиками уровня и клапаном переполнения, – докончил я.

– Клапан возьмешь на себя, – парировал Бес. Мои нежные руки имеют дело только с электроникой. Итак, задачу все знают. Расходимся.

Вода из крана сочилась жиденькой струйкой. Тимоти подставил под нее ладонь, вздохнул и закрыл кран.

– Как они на верхних этажах умываются?

– Утренний максимум, – ответил я.

– Крот же говорил, что еще есть запас мощности.

– Это в среднем по городу.

– Понятно…

Позавтракав, вышли на улицу. Торопиться было некуда. Толкаться в переполненном транспорте тоже не хотелось. Но все же я слегка удивился, когда Тимоти, проходя мимо, прилепил глушилку на крыло шикарного автомобиля, а потом, не сбавляя шага, лягнул каблуком правую фару. На звон стекла и возмущенный рев сигнализации оглянулся какой-то спешащий на работу клерк. Тимоти подмигнул ему, и тот расплылся в ответной улыбке. Никто не любит богатых, но все хотят разбогатеть. ЧуднО, если вдуматься.

За углом мы остановились, закурили и подождали, пока не затихнет завывание сигнализации. Тимоти надел перчатки, докурил в две затяжки сигарету и затоптал бычок. Мне было интересно, как он отключит бибикалку. С радиосигнализацией справится глушилка. Но вскрывать дверцу у вопящей как мартовский кот машины – верный путь в полицейский участок. Я так ему и сказал.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке