Лара Крофт - расхитительница гробниц

Тема

Андрей Чернецов

Тигры гнева мудрее, чем клячи наставления.

Вильям Блейк.

ПРОЛОГ

…Они знали, что люди смертны.

В рубке-два играла тихая музыка — струнный оркестр Академии Искусств Ианнаи исполнял прелюдию из «Принца Золотых Скал». Сидевший в пилотском кресле Айэзард расслабленно шевелил длинными пальцами в такт, а Мэйно возился с извлеченным блоком резервного пульта. При виде командира оба вскочили.

— Происшествий нет, Эрригал-атан, — доложил Мэйно.

— Почему занимаетесь ремонтом во время дежурства, Юрайзен вас всех побери! — строго спросил командир, садясь в свободное кресло.

Пилоты продолжали стоять, понимая, что «официальная часть» еще не закончена. Мэйно виновато посмотрел на Айэзарда, который был старшим и, соответственно, обязан был получить горячих.

— Ситуация стандартная, область полета безопасна, Эрригал-атан, — упавшим голосом сказал Айэзард, делая музыку тише. — Я счел…

— Инструкции нужно соблюдать, — покачал головой командир и сделал жест, предлагающий пилотам сесть.

Те с облегчением плюхнулись в кресло местам. Старик явно не настроен их ругать, а то уже давно распушил бы по полной программе — он это умел и любил.

— Что с блоком? — продолжал командир.

Мэйно пощелкал по кожуху ногтем:

— Не прошел контрольное тестирование. Все показатели занижены, я боюсь, как бы не пришлось ставить новый.

— Так поставьте. Или на складе их нет?

— Есть… Но интереснее починить этот.

Командир еле заметно улыбнулся. При уровне надежности узлов корабля «Утес» ремонтные работы, даже мелкие, в полете обыкновенно не проводились. Техники на базах просто меняли основные узлы, если те выходили из строя, но такое случалось крайне редко. О крупном ремонте в условиях полета Эрригал даже не слышал, хотя в училище они рассматривали и такие гипотетические ситуации. Так что нет ничего удивительного в том, что дежурный пилот решил в тихие часы рутинной вахты самостоятельно починить не очень-то нужный, в принципе, блок…

— Хорошо, пилот Мэйно, если почините — расскажете, что там было и как исправили. Какова готовность к хронопереходу?

— Полная, — доложил Айэзард, порываясь вновь встать, но командир остановил его.

— После хроноперехода я принял решение немного развлечься, — сообщил он. — Объявляю чемпионат по ло-лэйгрину. Сразу предупреждаю: я играю в тройке с Лаэйни и твоим братом.

Мэйно заулыбался — уже четвертый раз командир выбирал его старшего брата Лэйзарда в команду. Сам Мэйно в эту сложную игру с шестью мячами и специальными ловушками не играл, зато ожесточенно болел. Чемпионат по ло-лэйгрину обещал стать событием в довольно однообразной жизни экипажа: обычно набиралось с десяток команд, и борьба шла жестокая. Начальник медчасти, вредный перестраховщик Йантал, даже предложил внести изменения в правила, но командир отказал.

— Думаю, с переходом проблем не будет, — заметил Айэзард.

— Вот и отлично! В таком случае продолжайте вахту, а я пойду навещу техников.

— Готов поспорить на собственный нос, что эти бездельники дрыхнут или дуются в ромбики, — прошептал Мэйно, глядя вслед удаляющемуся командиру. Айэзард потянулся к пульту с намерением предупредить техническую вахту, но Мэйно дернул его за рукав:

— Ты что? Пусть он их слегка пропесочит. Старик в добром расположении духа, наказывать не станет, а немного испугаться им полезно.

— Согласен, — Айэзард улыбнулся.

Некоторое время в рубке-два царила тишина, нарушаемая лишь еле слышной музыкой. Мэйно долго возился с блоком, потом отставил его в сторону.

— Слушай, я тут просматривал архивы исследовательского флота… Хронопереход — не такая простая штука, да?

— О чем ты? — поднял брови Айэзард.

— Еще до моего рождения… Два исследовательских корабля, «Утренний Ветер» и «Звезда», патрульный крейсер…

— Хронопереход еще не был изучен… — начал было Айэзард, но второй пилот перебил:

— Хронопереход изучен много лет назад, еще на заре исследовательских полетов. Я так понимаю, хроноблок не настолько надежен, как говорят инструкции.

— Три необъяснимых случая за всю историю?

— Этого, по-твоему, мало? — Мэйно хмыкнул. — По-моему, никто толком не знает, как он устроен, и это — большой минус. Тут вообще никто ничего не знает. Все работает до тех пор, пока работает. Техникам можно и в самом деле сладко спать или дуться в ромбики, потому что от их бездействия или действия ровным счетом ничего не зависит. Остается молиться Светлому Ринтре — если, конечно, в него еще кто-то верит.

— Послушай, что ты предлагаешь? — сердито бросил Айэзард.

— Ничего. Ничего не предлагаю. Просто пытаюсь починить этот блок.

— Вот и чини.

Пилот дернул плечами.

— Придется отложить. Хронопереход на носу. Вызывай рубку-один!

«Утес», как и любой исследовательский корабль класса 7, имел две пилотских рубки, которые дублировали друг друга. Основные функции лежали на рубке-один, где сейчас сидели Аэйло и толстяк Ойэл.

— Рубка-один, рубка-один, — бормотал Айэзард. Вахта быстро откликнулась жирным голосом Ойэла:

— Рубка-два, к переходу готовы?

— Готовность подтверждаю.

— Тогда держите штаны!

…Шутка была старая и основывалась на том, что во время некоторых хронопереходов корабль ощутимо встряхивало. Правда, случалось это нечасто и обыкновенно в особых условиях, так что сегодня встряски не намечалось. Тем не менее, пожелание «держать штаны» стало доброй традицией.

— Вам того же, — хмыкнул Айэзард.

Мэйно тем временем убрал свой блок и приготовился отслеживать момент перехода. Функции всех четырех пилотов в двух рубках были скорее контрольные — на сам хронопереход, запрограммированный и введенный несколько дней назад, они повлиять никак не могли, но в экстренной ситуации обе рубки обязаны были выполнить необходимые меры по спасению корабля. Самое прискорбное, и именно об этом сейчас думал Мэйно, никто не знает, какими могут быть экстренные ситуации при сбое в момент хроноперехода…

На экране между тем замерцали разноцветные треугольники. Синий… красный… желтый… Зеленый должен был означать сам момент перехода, черный — его окончание…

— Всплеск напряжения, — отметил Айэзард, бросив взгляд на боковую панель.

— Нормально, это нормально… — пробормотал Мэйно.

Зеленый треугольник!

Есть!

Внезапно корабль содрогнулся, словно налетев на невидимую преграду, рубку-два наполнил громкий визг, летевший из динамиков громкой связи…

— Рубка-один! Рубка-один! — заорал Айэзард, мотаясь из стороны в сторону в пляшущем на амортизаторах кресле. Мэйно остекленевшими глазами смотрел на зеленый треугольник, который не гас. А должен был! Давно уже должен был смениться черным или просто погаснуть, если переход не удался…

— Что творится?! — перекрывая визг системы, пробился голос Аэйло.

— Это у ВАС что творится?!

Треск, страшный треск в динамиках.

— Что-то случилось! Ойэл без сознания! У нас черный треугольник! Повторяю, черный треугольник!..

— Что за дрянь?! — Мэйно до хруста в суставах вцепился в край пульта.

Корабль по-прежнему трясло и раскачивало, на боковой контрольной панели один за другим загорались белые аварийные огни.

— Как у нас могут быть разные показания?!

— Никто не знает, Юрайзен их всех!.. Никто не знает, что может случиться…

С шипением открылась дверь рубки, и в нее буквально влетел Лэйзард, брат Мэйно. Лицо его было перемазано кровью, глаза бешено горели. Молча он пробрался к свободному креслу, закрепился, резко выдохнул:

— По-моему, конец.

— Рубка-два! — надрывался Аэйло. — Пытаюсь определиться! Рядом есть планета, повторяю, планета! Нужно садиться!

— Согласен! — рявкнул Айэзард.

Сорвав прозрачную крышку пульта аварийной посадки, он приложил к датчику запястье, чтобы сканер считал пилотский код, и защелкал тумблерами. Корабль снова тряхнуло, да так, что пилот ударился лицом о твердый пластик. Он нащупал языком шатающийся зуб, сплюнул на пол набежавшую в рот кровь… Ерунда, только бы уцелеть!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке