По моему хотению

Тема

Гудков Валерий

Валерий ГУДКОВ

Фантастический рассказ

Я сидел за столом и рассматривал журнал. На глаза попался рисунок с новым транзисторным приемником. Появилось сумасшедшее желание иметь точно такой. Тогда Витька из нашего дома заткнется со своей "Ригой". Куда "Риге" до "Ленинграда". Желание было столь сильное, что совершенно автоматически я протянул руку и взял приемник. Несколько секунд я удивленно смотрел на него, потом пальцы разжались, и он упал на пол. Я вскочил, глядя на него, и никак не мог понять, откуда он взялся. Потом перевел взгляд на журнальный лист. Там все было по-прежнему, если не считать того, что на том месте, где раньше был нарисован приемник, зияла пустота. Осторожно я прикоснулся к лежащему на полу приемнику, поднял его и включил. Раздался голос диктора. Повернул ручку настройки. Голос диктора сменила поп-музыка. Начал лихорадочно вертеть все ручки. Приемник был настоящим и работал на всех диапазонах. Теперь-то Витька попляшет и Танечка будет моей. Она и смотреть не станет на его добитую "Ригу". Потом задумался: что я скажу своим предкам? Они ведь, хоть умри, не поверят, что я взял этот приемник с картинки. Скажут, стащил где-нибудь. Придется припрятать. А если увидят, скажу, что взял у товарища на время.

Зато вечером, видели бы вы, с какой кислой рожей смотрел на меня и мой приемник Витька. А Танька, так та ни на шаг не отходила от меня. Витька ныл: конечно, тебе хорошо, у тебя родители геологи. Зарабатывают много, чего хочешь купят. Это он, конечно, зря насчет заработков. Его папаша, слесарь, получает не меньше, чем мой. А его мать, главный инженер завода, и того больше. И покупать мне что-либо родители не очень разгонятся. Отец говорит: нечего баловать его, - то есть меня - и так скверно учится. Начнет работать - тогда другое дело, сам купит, что ему надо. А пока хватит и того, что имеет. Имеет!.. Спортивный велосипед - и тот целый год выклянчивал. Старик обещал: кончишь седьмой класс на четверки и пятерки, куплю. Пятерки. Хорошо, что вообще перевели, а то могли за милую душу и на второй год оставить.

Но велосипед из него я все-таки выбил. Вообще не подумайте, что они жадные, просто воспитывают меня.

Мое блаженство, наверное, продолжалось с неделю. Но однажды вечером Витька вылетел сияющим:

- Тань, пошли ко мне музыку слушать. Предки мне маг купили.

Танька поднялась, кинула на меня томный взгляд и исчезла в Витькином подъезде. Я со злости чуть не расколотил свой "Ленинград". Несколько дней ходил, как чумной, не зная, что предпринять. Стащить с картинки я не решался. Предки и так косо смотрели на мой приемник и спрашивали, когда я его отдам. Я выкручивался, как только мог. Да и не знал, получится ли еще раз эта штука с журналом. Но вот - ура! - вчера узнал, что предки подписали контракт на два года, и через неделю уезжают куда-то в Индию. Будут там искать нефть. Я терпел целую неделю, и вот у меня в руках новенький японский маг. Живу я теперь с бабкой, а ей запудрить мозги ничего не стоит. Целую ночь я не спал и записывал разные попсы. В школу, конечно, не пошел. Я ведь живой человек, и мне, как и всем людям, положено отдыхать восемь часов в сутки. Зато видели бы вы Витьку, когда я вечером появился во дворе со своим магом. Танька выписывала рок под мой маг, а Витька ходил вокруг, как лунатик. Когда же я подарил ей свой "Ленинград", он совсем скис. Знал, что не может подарить ей даже свою паршивую "Ригу", родичи с него шкуру спустят.

Так продолжалось до лета, а летом Витька устроился на работу. Во дворе начали поговаривать, что он собирается покупать мотоцикл. Я ходил и посмеивался, пусть вкалывает. А мотоцикл я буду иметь и без ежедневного торчания у станка. Мы вместе поступили на курсы мотоциклистов и вместе получили права. А осенью Витька купил "Восход" и гордо катал Таньку. Я молчал до поры, до времени. Пока еще не знал, каким мотоциклом обзавестись. И наконец остановился на "Яве" с коляской. К тому времени у меня набралась целая гора рекламных журналов и проспектов, и можно было выбирать, что душе угодно.

Вот тут-то и ждал меня первый "подводный камень": из журнала можно получить любую вещь, но без паспорта. Приемник и магнитофон тоже не имели паспортов. Но если они могли отлично обходиться и без них, то "Ява" никак не могла. Я не знал, как выкрутиться из этого положения. Потом меня осенило. Пришлось разыскать своего одноклассника, про него говорили, что нарисованное им, как живое. Он нарисовал мне техпаспорт. Я взял его и понесся в милицию оформлять бумаги и получать номер. А вечером появился во дворе на новенькой "Яве". Я с Танькой поехал кататься, она сидела в коляске, как королева, и крутила маг.

Целый месяц при встречах Витька отворачивался от меня и не разговаривал. А потом снова повеселел и стал куда-то вечерами исчезать. Я понял, что он замыслил что-то новое. К тому времени я бросил школу и целыми днями шлялся по улицам. Один раз вечером выследил Витьку. Оказалось, он ходит на курсы шоферов. Я вспомнил, как он хвастался, что его предки собирают на машину. Теперь дело, по-видимому, шло к концу, раз Витька пошел на курсы.

Меня уже несколько раз таскали в милицию, почему я не учусь и не работаю, а веду паразитический образ жизни. Недолго думая, я тоже пошел на курсы, как-никак учусь. Осваиваю профессию шофера, попробуй придерись ко мне. Да и Витька у меня попляшет. У меня будет такая машина - ахнет! Так и время быстрей текло, - днем на курсах, а вечером приходила со школы Танька и мы шли с ней гулять по городу или в кино.

Пролетела зима. А весной я пошел на автобазу - устраиваться на работу по направлению. Видели бы вы Витьку, когда мы столкнулись с ним в отделе кадров. На автобазе нам сунули пару раздолбанных "Газонов", и мы больше стояли, чем работали. Витька поскучнел, на машину еще, по-видимому, не хватало. Но вот по базе прошел слух, что скоро получим новенькие "Зилы". Мы с Витькой помчались к директору выпрашивать новые автомашины, но не добились. И вот машины пригнали на базу, возле них ходят счастливчики. Витька совсем сник. Я привязался к директору: а если будет еще пара машин, он нам их даст? Директор засмеялся: обязательно дам. Засмеялись и остальные. Все знали, что в этом году больше ждать нечего. Я молча отошел, больше мне ничего не надо было.

А на следующий день все ходили и цокали языками около двух новеньких "зилков". Пришел директор, постоял, почесал голову и, подозрительно посмотрев на нас с Витькой, ушел к себе. Видимо, узнавал, не пропали ли где машины. Потом, не поднимая большого шума, - кто откажется от двух бесхозных машин, - скрепя сердце, отдал их нам. Теперь и работать стало интереснее, не то, что раньше - день работаешь, неделю стоишь.

А Витька все-таки купил "Жигули", и теперь каждый вечер уезжал с Танькой кататься. Я подождал с месяц, и вот однажды, когда Витька стоял во дворе, поджидая Таньку, я аккуратно подкатил и стал рядом с ним на своем "кадиллаке". У Витьки сразу отвисла челюсть, а мы с ней уехали кататься. Витька был убит наповал, он знал, что ему меня уже никак не переплюнуть. Короче, месяц он ходил, как чумной, и кончилось это тем, что он чуть не угробил своего "зилка". Ну и шуму было на базе, чуть не отобрали у него машину. Еле уговорили директора, чтобы оставили.

Вижу, Витька всерьез влюбился в Таньку, а мне, по правде говоря, она и не очень-то нравилась. Я больше из спортивного интереса ее отбивал. Ну, понимаю, что Танька от меня так просто не отстанет, и я не стал ездить на своем драндулете. Сказал, что поломался. Некоторое время она за мной еще ходила, а потом перекинулась к Витьке. У него техника на ходу. А какой девчонке не лестно подкатить к кинотеатру на машине.

Так и шло все своим чередом, а тут я получил от предков письмо. Они решили остаться на второй срок, просили слушаться бабушку. Наверно, все еще считали меня маленьким. Хотя я им и вправду ничего не писал о том, как сейчас живу. Предки даже и не знают, что я работаю, и продолжают высылать деньги. А я зарабатываю не меньше их, если не больше. Да и работа мне по душе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке