Убийство в приграничном гарнизоне (2 стр.)

Тема

В общем, сидели гости на лавочках и грустили. Охранники вообще выглядели как оплеванные. Они ведь дежурили на этаже, да и спали вполглаза, и все равно проворонили своего подопечного. Поэтому, когда Милава прошлась по их профессиональной пригодности, один, разумеется, огненный, вскочил, обвиняя ее в случившемся.

– Но-но! – неторопливо взмахнув рукой напрягшемуся тысячнику, фыркнула женщина. – Право слово, замечу, что ни одна посторонняя персона на третьем этаже не появлялась. В кавычках, посторонняя, ибо любой из моих подчиненных имеет на это право. Но сигнальные чары, наложенные мною, да и вами, насколько я понимаю, не потревожены. Ни на этаже, ни на двери. Так что… Убийца – один из вас.

Разумеется, они не поверили. Как можно. Леди тут же залилась слезами.

– Или вы думаете, что я лично занялась таким грязным делом?

– Почему нет? Проверка могла бы обнаружить нечто… – вскинулся охранник.

– Ну-ну… вам не кажется, молодой человек, что это бессмысленно. В скором времени сюда приедет следователь Крыла Надзора, и все нарушения, разумеется, мгновенно всплывут. Если они есть.

– Но до того момента вы могли бы скрыть следы, – осторожно подал голос один из секретарей.

– А если бы он прибыл телепортом? Стационарная пентаграмма в полном порядке, – скептически хмыкнула Милава.

– Вы могли предусмотреть и это!

– О, боги темные и светлые! Если я по каждой мелочи буду раскладывать Древо Вероятностей, просто сойду с ума. Уймитесь, все что необходимо, мы узнаем еще до вечера.

Некромантка раздраженно взмахнула рукой, обрывая желающих высказаться.

– Помолчите, у меня к вам несколько вопросов. Официального плана. И по очереди, будьте любезны. Первая – леди Ринала.

Имя удалось вспомнить с трудом. И, разумеется, ничего толкового ни она, ни все прочие не сказали. В убийстве не признавались, чуть ли не хором утверждали, что сразу по приезде разошлись по комнатам и заснули. Вообще-то разговор и не нес особой смысловой нагрузки. Это был скорее предлог рассмотреть каждого человека поближе, мимолетно прикоснуться и снять мысленный слепок с ауры. Индивидуальный, неповторимый образ.

– Прошу прощения, – в заключение вежливого допроса сказала Милава, – но вам придется побыть здесь до вечера. Я распоряжусь об обеде.

Она развернулась, чтобы выйти, кивнула изображающему статую тысячнику, который теперь оставит для охраны десяток доверенных людей и младшего мага, и едва не наткнулась на входящего коменданта. Тот, потирая ус, спросил:

– Вечернее построение отменяем?

– Нет. Просто прикажите гарнизону сменить ленты на траурные.

– А что же, вы думаете до вечера разобраться?

– Разумеется. Вы во мне сомневаетесь? – некромантка слегка оскорбленно сверкнула глазами.

– Нет, но как?

– Боги, да я просто подниму его. Он выбрал на редкость удачный день, чтобы умереть.

Искоса взглянув на печальную компанию, она поймала искренне растерянные испуганные взгляды. Прекрасно. Ее специализация не была известна ни единой персоне из этой комиссии, или кто-то хорошо притворяется.

Комендант улыбнулся в усы.

Лаборатории располагались в еще одной башне. Вообще, их было всего четыре. Первая служила жилищем магов, и Милава занимала там верхний этаж. Вторая предназначалась для редчайших светских мероприятий, третья, самая отдаленная от казарм и жилых корпусов, как уже упоминалось, была лабораторией, а в четвертой расположился комендант и его подчиненные. И эта ситуация привычного троевластия всех устраивала, работала четко и никогда не сбоила.

В светлом, залитом солнцем помещении было тихо. Только еле слышные шуршащие шаги помощника, ученика и просто хорошего начинающего некроманта, готовящего стационарный узор к работе, нарушали сосредоточенность лавейри. Тот разложил труп, как звезду, пришпилил запястья, лодыжки и грудь длинными тонкими стержнями, и принялся наносить символы. Сначала на лицо, а затем по вычерченному белой краской кругу. Мертвецы иногда на редкость буйные попадаются. Особенно свеженькие.

Сама Милава неспешно фланировала вдоль длинного стола, уставленного хитрыми алхимическим принадлежностями. Разлив образец крови по узким хрустальным фиалам, она выставила их в ряд над горелкой. Одним движением зажгла фитили и принялась добавлять диагностирующие вещества. Первые пять оставили кровь в инертном состоянии, а вот шестой и последний, десятый, заставили алую жидкость вскипеть и поменять окраску на оранжево-бурую.

Милава удовлетворенно улыбнулась. Есть, есть польза и от алхимии, как она не раз убеждалась, глядя на майл'эйри Эйден. И правильно, что она согласилась повысить квалификацию тогда, десять лет назад.

Линара, едва услышав о новом, весьма высоком назначении, а скорее всего и поспособствовав ему, в своей неподражаемой манере уперла руки в бока и загнала ее в Башню Знаний на пару месяцев. То еще удовольствие, общаться с этими снобами Темными, но результат того стоил.

Почтительно замерший за ее плечом ученик кашлянул.

– Да, Малик? – обернулась с улыбкой женщина.

Светловолосый смуглый сигизиец, ну, по происхождению точно, а по духу, кто знает, доложил:

– Все готово, госпожа магистр.

– Отлично. Я тоже закончила.

– Разрешите поинтересоваться результатом?

– Конечно. Смотри, что мы имеем. Кровь, не застывшая, как полагается ей быть ко времени обнаружения тела. – Женщина выразительно взболтнула полупустой пробиркой. – И в целом слишком жидкой консистенции.

Наблюдая за дальнейшими эволюциями реагентов, она сама себе покивала.

– Реакция выявила наличие яда долговременного действия. С побочным эффектом воздействия на разум. Накапливающегося типа…

– То есть…

– Да, лорд получил дозу до отъезда к нам. И, да, получается, что его убили дважды. Думаю, это Окула Моритис. Минеральный яд, разлагающе действующий через кровь на мышцы и внутренние органы. Не из самых редких, хотя и необычный. Возможно, последние несколько дней он испытывал сильные боли.

Помощник кивнул.

– Стоит провести тест на наличие обезболивающее?

– Да. Подай, пожалуйста… – женщина протянула руку, и ей в ладонь лег фиал из непрозрачного стекла. Четко отмерив дозу, она смешала в широкогорлой колбе темно-синий эликсир и кровь.

– Фракции четко разделились, – заметил ученик, внимательно рассматривая на свет желто-фиолетовый водоворот.

– И цвет. Что ты можешь мне рассказать?

– Стандартное Килис Регалис, доза превышена в течение суток перед смертью не менее чем в пять раз, – пересчитав разноцветные круги, доложил младший маг.

– Симптомы?

– В сочетании с предположенным вами ядом, магистр, – маг одернул воротник мантии и сглотнул, на миг замявшись, поймал суровый взгляд и перестал колебаться, – галлюцинации и кровотечения при малейших повреждениях кожи. Возможно, внутренние кровоизлияния.

– Верно, плюс, возможно, у него перед смертью отказало зрение. Белки все красные, – Милава кивнула, скрывая удовлетворенный блеск в глазах. Умный мальчик, только бы ему уверенности. Ну, ничего, все со временем придет. – И это наверняка помогло нашему убийце.

– Скорее всего, госпожа магистр. Лорд был не в состоянии отличить реальность от кошмаров.

– Отметьте, насколько хорошо он держался. Самообладание выше всяческих похвал. Выдающийся, в плане стойкости был тип. Ума бы ему побольше…

– Простите? – недоуменно спросил ученик.

– Кто-то его убил. Дважды. Это говорит о чем?

– О его несостоятельности, как полноценной личности, – Малик повторил услышанную когда-то фразу. – Но по каким критериям вы определяете…

– По факту выживаемости.

– А вы…

– Разумеется, я – одна из лучших! И еще некоторые люди и нелюди… К тому же я читала его досье. Худший тип идиота, считающий себя умным.

Ученик поморщился. С одной стороны, он очень не любил манеру лавейри отвечать на не до конца заданные вопросы, а с другой она так редко снисходила до того, чтобы сообщить о себе что-то личное. О бывшей княжне Светлой такие слухи ходили…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке