Хаки (3 стр.)

Тема

Команда Милашки - те-кто-мозгует-запершись-в-прокуренной-комнате, - видела вс?.- Мы им вставили! - сказал первый из команды Милашки. - Парни Дока опередили нас всего на пару минут, зато Милашка взял Лохматого сам, своими руками.- Да, мы им вставили, - сказал второй. - Но парни Дока все-таки нас опередили. И будут говорить о праведном гневе, вызванном покушением на Дока. Мол, гнев нации неудержим, и Лохматый - лишь ответ на Лысого.- Но мы им все равно вставили, - сказал третий. - Что бы ни болтали парни Дока о праведном гневе. Лохматый скажет все, что нужно, чтобы они заткнулись.- Да, - сказал четвертый. - Лохматый скажет. И они заткнутся. Но у них Лысый. Лысый скажет. И заткнемся мы. Мы отработали, что скажет наш Лохматый с эмблемой Дока. Но и они отработали, что скажет их Лысый с нашей эмблемой.- Да, - сказал первый. - Инцидент нам голосов не прибавит. У команды Дока головы тоже варят.- Да, - сказал второй. - Но их Инцидент не прибавит им голосов тоже. Думаю, они не выпустят Лысого на сцену и свалят все на красных. Лысый агент красных.- Да, - сказал третий. - Тогда наш Лохматый - тоже красный... Тогда враги нашей демократии решили покончить сразу и с Доком, и с Милашкой. И воспользоваться возникшими беспорядками.- Да, - сказал четвертый. - Каждый остается при своих. И Милашка, и Док очухаются к завтрашнему утру. После сегодняшнего - завтра оба должны быть в форме. Отмоются от кетчупной крови и сделают заявление о коварных красных. И избиратели еще тесней сплотятся.- Вокруг кого? - сказал первый. - Вокруг Милашки?.. А если нет?.. Так что наш последний шанс - этот... как его?.. Хаки!.. И времени у нас меньше суток...

- ...И времени у нас меньше суток, - сказал первый из команды Дока. Думаю, Милашкина шарашка уже просчитала все варианты. Так что наш последний шанс - Хаки.

Хаки подумал, что неплохо бы снова устроить всем этим "винтокрыл". Всем этим в одинаковых белых комбинезонах, только с разными эмблемами. Потому что у него уважаемое заведение, куда каждый может зайти опрокинуть стаканчик, поглазеть визион, сделать ставку, даже набить неприятелю физиономию. Но каждый должен чувствовать, что хозяин здесь Хаки. Даже те четверо и четверо, которые вчера устроили рубку, чувствовали, что хозяин здесь Хаки. И двойка Патруля, утрамбовавшая все восемь трупов в дежурный мобиль, приняла порцию за счет Хаки и по-свойски похлопала по плечу. Потому что Хаки защищал свое имущество, не говоря уж о жизни. И Хаки даже не стал говорить, что эти две четверки поубивали друг друга без его вмешательства. Потому что это никого не касается. Зато каждый теперь убедился, что хозяин здесь Хаки. И он, Хаки, может это доказать не одному, не двум, а целой банде молодчиков с кастетами, цепями, бритвами...Но все эти в белых комбинезонах, нагрянувшие с утра, отнюдь не оспаривали его положение хозяина. Наоборот! Они хорошими, громкими голосами вещали в свои микрофоны, что именно он, Хаки, настоящий парень. Но Хаки не чувствовал себя настоящим парнем и хозяином как раз с тех пор, как все эти в белых комбинезонах притащились сюда в шлюпах и мобилях, расставили вокруг его заведения Ящики и устроили Аквариум. Потому что хозяин не тот, кто живет в аквариуме, а тот, кто следит, как в этом аквариуме живется. И штука эта запросто может довести до психушки, а то и еще до чего похуже.И Хаки вспомнил про Гризли. Про лучшего центрового с тех времен, как спейсбол получил "вид на жительство" и даже обзавелся своей федерацией. И Хаки те три недели было не оторвать от визиона, хотя Финалы кончились и показывал визион не Большой Полигон, где парни ведут Финалы. Где Гризли показывал, на что он способен и на что не способен больше никто. А показывал визион Бункер Гризли, где тот жил - ел, пил, спал. В общем, то, на что способен каждый. Но это был Гризли! И поэтому Хаки было не оторваться от визиона. И не только ему, но и каждому владельцу визиона.Гризли был первым, кому устроили Аквариум. Поэтому он не обратил внимания на Ящики, взявшие его Бункер в плотный круг. Поэтому вел себя так, как считал нужным. Но это был Гризли!Понятно, что все остальные каналы визиона на эти три недели объявили каникулы. И включились только после... После того, как Гризли... Кто не помнит, что сделал Гризли, когда сообразил про Аквариум?! Каждый владелец визиона надолго запомнил. И Хаки запомнил: как у него, у Хаки, началась трясучка, застучали зубы, и стало мокро и холодно лбу, плечам, животу. Но взгляда от визиона Хаки не отвел. И теперь помнил последний крупный план Гризли, когда тот ухватил спейсбольный Шар и...А ведь Гризли был парнем что надо! Шесть с половиной футов, двести сорок фунтов, реакция - семнадцать в секунду, спейсбольный актив - сто сорок два безнадежных. И все-таки Гризли не выдержал... И тогда же те-кто-на-Холме, ввели поправку, запрещающую Аквариум. И тогда же, сразу после поправки, каждый владелец принес к Холму свой визион в знак протеста. И получилась пирамида выше Холма. И те-кто-на-Холме, ввели поправку, отменяющую поправку, запрещающую Аквариум.Так все это было. И Система Мрак была, CM-противоаквариумная. И обошлась она в большую монету тем, кто опасался Аквариума. Правда, выложить большую монету для тех, кем интересуются на уровне Аквариума, не проблема.У Хаки такой большой монеты не наскреблось бы, хотя заведение у него уважаемое и доходное. Но недельная выручка втрое меньше, чем сумма того же Гризли за один Финал на Большом Полигоне. Короче, на личную СМ Хаки не потянул бы. И не нужна ему личная СМ. Устраивать Аквариум из обычного заведения, пусть уважаемого и доходного, - дело, не стоящее и одного Ящика. Хаки - не Гризли. Хотя тот же Беременный перед заброской на Плато стравливал роту Хаки с соседней ротой на Полигоне. Беременный считал, что хороший спейсбол - лучшая разминка перед Умиротворением. И Хаки неплохо провел Игру, и в его спейсбольном активе был один безнадежный. Но по сравнению с тем же Гризли Хаки - сопля в полете.Тем не менее, в спейсболе Хаки разбирался неплохо. И каждый Финал смотрел по визиону, и всегда ставил на команду Гризли. Он ставил на команду Гризли потому, что этих парней в каждой Фазе устраивал только "один-ноль". В крайнем случае - "ноль-ноль". Ведь при "ноль-ноль" рано или поздно можно добиться "один-ноль". Тем более имея на своей стороне Гризли. А Гризли ни разу не допустил "ноль-один".А теперь Хаки не знал, на кого ставить... Ему исполнилось сорок, и по Закону он обязан отдать свой голос, иначе... И он бы его отдал. И когда кончилась рубка в его уважаемом заведении, ему было все равно, на кого ставить. Потому что у первой четверки была эмблема Дока, но у второй четверки была эмблема Милашки.И Вислоусый из Двойки Патруля расстегнул комбинезон с эмблемой Дока на одном из трупов, и на изнанке проступила эмблема Милашки. И Вислоусый хмыкнул: "Подставные!" А Нафабренный из Двойки Патруля расстегнул комбинезон с эмблемой Милашки на одном из трупов, и на изнанке проступила эмблема Дока. Нафабренный тоже хмыкнул. И сказал: "Да, подставные!" И теперь Хаки не знал, на кого ставить. У Вислоусого на фуражке вместо кокарды была эмблема Дока. У Нафабренного - эмблема Милашки. И они приняли порцию за счет Хаки, по-свойски похлопали по плечу...

И Хаки проворочался в постели всю ночь. В ночь с первого понедельника на первый вторник. Он знал, что завтра должен отдать свой голос. Он только не знал, на кого ставить. Он видел по визиону Инцидент с Доком, он видел Инцидент с Милашкой. Он был далек от политики и думал, что ему все равно, на кого ставить. Но четверо и четверо с разными эмблемами его насторожили. Но Двойка Патруля с разными эмблемами его насторожила. И Хаки проворочался в постели всю ночь. До тех пор, пока окно из черного не стало серым.И Хаки готов был поставить все свое уважаемое заведение против одной монеты - он не заснул ни на секунду. И когда окно стало серым. Хаки увидел на фоне этого окна силуэт.Хаки слышал скрипение матраса, когда перекладывался с боку на бок. Хаки слышал свое перханье - память о вчерашнем ударе по горлу. Хаки слышал бульканье и звяканье стекла о стекло, когда наливал себе неразбавленного, чтобы унять перханье и наконец заснуть. А больше Хаки ничего не слышал, ни шороха. И тем не менее между его постелью и окном был силуэт человека.Хаки инстинктивно сделал блок, включился на полные оборо...Человек сделал ему больно. Человек даже не двинулся с места, но сделал Хаки очень больно, начхав на блок и на полные обороты. Потом человек отдернул рукав комбинезона, и Хаки увидел на его запястье татуировку знак Службы Безмятежности."Что-то за последнее время слишком часто мне стали делать больно", подумал Хаки. Еще он подумал, что теперь понятно, почему он ничего не слышал, почему не сработал блок и полные обороты. Служба Безмятежности это серьезно. И Хаки насторожился еще больше. Надо же! Служба Безмятежности! Что может понадобиться Службе Безмятежности от хозяина уважаемого заведения?!И человек ему объяснил. И все оказалось просто. Оказалось, что интересы Национальной Безмятежности требуют от хозяина уважаемого заведения завтра... уже сегодня, в первый вторник после первого понедельника, пойти и отдать свой голос за кандидата. И кандидат этот - Док. Оказалось, что Общий Компьютер выплюнул накануне данные о соотношении голосов. И соотношение это - "ноль-ноль". А Общий Компьютер никогда ни в чем не ошибается и учитывает вс?. Итак, в первый вторник после первого понедельника должно решиться, кто проведет четыре года на Холме. И голоса разделились поровну. "Ноль-ноль". А Хаки сегодня... вчера исполнилось сорок. И Хаки по Закону должен отдать свой голос. Хаки отдаст свой голос за Дока. Этого требуют интересы Национальной Безмятежности...Татуировка на запястье - не эмблема на комбинезоне. Татуировка не проступит с изнанки своей противоположностью. Так что Хаки отдаст свой голос Доку и за особые заслуги перед Службой Безмятежности получит кучу монет. Или Хаки не отдаст свой голос Доку. Тогда другое дело. Тогда он не отдаст свой голос и Милашке. Так как его, Хаки, просто дематериализуют. Он, Хаки, понимает, что означает этот термин? Отлично! Он, Хаки, давно обратил на себя внимание Службы Безмятежности своей сообразительностью...Так что все оказалось просто. От него. Хаки, которому вчера исполнилось сорок лет, зависело, кто взберется на Холм.Так что все оказалось сложно. Потому что, когда человек Службы Безмятежности кончил объяснения, раздался другой голос: "Любопытный ход!" И на фоне противоположного окна прорисовался еще один силуэт. Силуэт тоже отдернул рукав комбинезона, и Хаки увидел точно такую же татуировку.- Все верно! - сказал второй. - Только наоборот. Голос не Доку, а Милашке. В остальном - без ошибок. И про интересы Национальной Безмятежности, и про дематериализацию, и ... про кучу монет.И Хаки не знал, на кого ставить. Эти двое не кинутся друг на друга, как те четверо и четверо. Каждый сотрудник Службы Безмятежности практически неуязвим. Но он. Хаки, уязвим Службой Безмятежности. И еще как уязвим... И он. Хаки, сам бы отдал кучу монет, чтобы не стоять сейчас между этими двумя. По ногам ему сквозило, но мурашки по телу расползались не от этого. Хаки подумал: похоже на Финал спейсбола. "Один-ноль" устраивает. "Ноль-ноль" - куда ни шло. Но не "ноль-один"...Хаки всегда ставил на команду Гризли и всегда был в выигрыше. А сейчас Хаки не знал, на кого ставить. "Один-ноль" для одних означало "ноль-один" для других. И любая из сторон предпочтет "ноль-ноль", стоит только Хаки решить в чью-то пользу.И по ногам ему сквозило. И окна из серых стали белыми. И первый вторник после первого понедельника вступил в свои права...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора