Странная история мистера Джонатана Хога (3 стр.)

Тема

Хог ждал их. - Заходите, пожалуйста. Добро пожаловать, мадам, в мое скромное прибежище. Вы не откажетесь присесть? У вас найдется время на чашку чая? Боюсь, - на его лице появилась смущенная улыбка, - что кофе в этом доме нет. - Времени достаточно, - успокоил гостеприимного хозяина Рэндалл. - Вчера вы вышли из дома в восемь пятьдесят три, а сейчас еще только восемь тридцать пять. Думаю, лучше всего будет выйти в то же самое время. - Вот и чудесно. Хог исчез из комнаты, и сразу же вернулся с чайным подносом, каковой и водрузил на стол рядом с Синтией. - Вы разольете, миссис Рэндалл? Это китайский чай, - добавил он. - Моя собственная смесь. - С удовольствием. Сейчас, утром, в этом человеке нет ровным счетом ничего зловещего, вынуждена была признать Синтия. Просто маленький, суетливый холостяк, обладатель усталых морщинок около глаз и - прямо-таки великолепной квартиры. На стенах картины, хорошие, хотя понять насколько хорошие - на это у Синтии не хватало знаний. Во всяком случае, похожи на оригинальные работы. И картин этих не слишком много, отметила она с одобрением. А то такие вот склонные к искусству холостяки зачастую любят загромождать свои квартиры почище иной старой девы. Вот уж про квартиру мистера Хога такого на скажешь. Во всем воздушное изящество, словно в вальсах Брамса. Синтии хотелось спросить, где он взял такие драпировки. Хог с поклоном принял у нее чашку, нежно обхватил ее ладонью и, прежде чем сделать глоток, вдохнул аромат. Затем он повернулся к Рэндаллу. - Боюсь, сэр, что у нас сегодня ровно ничего не получится. - Не исключено. Но почему вы так думаете? - Понимаете ли, я сейчас нахожусь в полной растерянности, что мне делать дальше? Ваш телефонный звонок... Когда вы мне позвонили, я готовил себе чай - ведь у меня нет служанки... правду говоря, по утрам я словно в тумане ну, вы понимаете, рассеянный, делаю все, что полагается делать, встав с постели, умываюсь и все прочее, а мысли мои где-то в другом месте. Когда вы позвонили, я был немного ошарашен и только через несколько секунд вспомнил, кто вы такой и какие дела у нас друг с другом. Разговор с вами в некотором роде прочистил мне голову, я, если можно так сказать, осознал, кто я такой, однако теперь... - он беспомощно пожал плечами. - Теперь у меня нет ни малейшего представления, что же мне делать дальше. Рэндалл кивнул. -- Я не упускал и такого варианта. Не могу назвать себя большим психологом, но мне казалось возможным, что переход от вечернего Я к дневному происходит у вас как раз при выходе из квартиры, и любое нарушение привычного порядка может совсем выбить вас из колеи. - Тогда почему же... - Сейчас это не имеет значения. Видите ли, мы следили за вами вчера и знаем, куда вы ходите. - Вы знаете? Расскажите мне, сэр! Расскажите, пожалуйста. - Не так быстро. В самую последнюю минуту мы вас потеряли. Теперь я хочу сделать следующее: мы проводим вас по тому же самому пути, вплоть до того места, где вчера вас потеряли. Я надеюсь, что начиная оттуда, вами начнет руководить привычка, а мы будем следовать по пятам. - Вы сказали "мы". Разве миссис Рэндалл помогает вам в работе? Рэндалл замялся, запоздало сообразив, что, как ни крути, придется признаться клиенту в неполной своей искренности. Синтия бросилась ему на помощь. - Обычно мы такого не делаем, мистер Хог, но этот случай совершенно исключительный. Вам ведь вряд ли понравится вторжение в вашу жизнь обычного наемного оперативника, так что Рэндалл решил заняться этим делом лично, привлекая при необходимости на помощь меня. - О, даже так. Это крайне любезно с вашей стороны. - Спасибо, но это вовсе не стоит вашей благодарности. - Нет, что вы, я крайне тронут. Но только... ээ... не знаю, достаточно ли я вам заплатил. Насколько я понимаю, услуги руководителя фирмы должны оплачиваться несколько выше? Хог смотрел на Синтию; Рэндалл настойчиво подавал жене сигналы "Скажи, да", но та делала вид, что не замечает его лихорадочной безмолвной жестикуляции. - Суммы, заплаченной вами, мистер Хог, вполне достаточно. Если возникнет необходимость дополнительных расходов, мы сможем обсудить это позднее. - Да, конечно. Хог задумчиво подергал себя за нижнюю губу. - Я в высшей степени признателен вам за такую предусмотрительность, за то, что вы не стали знакомить с моими личными делами никого со стороны. Но я бы хотел... - С неожиданной резкостью он повернулся к Рэндаллу. - Скажите, а как вы поступите, если моя дневная жизнь окажется - ну, скажем, шокирующей? Было видно, с каким трудом дался ему этот вопрос. - Все останется строго между нами. - А предположим, обнаружится не просто скандальное мое поведение, а что-то гораздо худшее. Что-нибудь преступное. Скотское. Отвечал Рэндалл, тщательно подбирая слова. - У меня есть лицензия, выданная штатом Иллинойс. Согласно этой лицензии я обязан сознавать себя чем-то вроде внештатного работника полиции - в ограниченном смысле. Конечно же, я не могу и не стану покрывать серьезное преступление. Однако в мои обязанности не входит сдавать своих клиентов властям за всякие мелкие грешки. Уверяю вас, мой клиент должен совершить очень серьезный проступок, чтобы у меня возникло желание способствовать его аресту. - Но вы не можете заверить меня, что ни при каких обстоятельствах не сделаете этого? - Нет. Хог закрыл глаза и некоторое время молчал. Когда он заговорил, голос его был едва слышен. - Но вы ведь не узнали ничего такого - пока? Рэндалл покачал головой. - Тогда, возможно, разумнее будет бросить все это дело прямо сейчас. Некоторые вещи лучше не знать. Взволнованность Хога, его беспомощность в сочетании с благоприятным впечатлением, которое производила эта изящная, аккуратная квартира, вызвали у Синтии прилив сочувствия, о котором она и помыслить не могла вчера вечером. - Ну зачем вы так нервничаете, мистер Хог, - наклонилась она к нему. - Ведь у вас нет никаких оснований думать, что вы делаете что-либо плохое, верно? - Да, оснований у меня нет. Никаких оснований, кроме неотвязного предчувствия. - Но почему? - Миссис Рэндалл, а бывало у вас так, что вы услышите за спиной какие-то звуки и боитесь повернуться? Случалось вам когда-нибудь проснуться посреди ночи и лежать с плотно зажмуренными глазами, чтобы только не узнать, что именно прервало ваш сон? Есть такие разновидности зла, которые проявляют полную свою силу лишь тогда, когда их существование осознано и призвано, когда им смотрят в глаза. И вот здесь есть нечто, чему я не в силах посмотреть в глаза, - обречено добавил он. - Мне показалось, что у меня есть такие силы, но я ошибался. - Оставьте, - попробовала успокоить его Синтия. - Реальные факты почти всегда оказываются лучше наших страхов. - Вы уверены в этом? Почему им не быть значительно хуже наших страхов? - Потому, что так не бывает, они лучше. Она смолкла, осознав вдруг, что расхожее чтение, которое она преподносит с таким апломбом, всего лишь бодренькая утешительная ложь из тех, какими взрослые успокаивают детей. Она вспомнила свою мать, та легла в больницу, опасаясь аппендицита - и друзья и все любящее семейство единодушно считали это обычной мнительностью - и умерла там. От рака. Нет, факты и вправду бывают значительно хуже самых страшных страхов. И все равно она не могла согласиться с Хогом. - Но даже если мы предположим наихудшее. Предположим, что вы действительно занимаетесь чем-то преступным во время своих провалов памяти. Ни один суд этого государства не признает вас ответственным. Хог бросил на Синтию взгляд, полный ужаса. - Нет, скорее всего они не признают меня вменяемым. Но знаете, что они тогда сделают? Вы же знаете это, правда? Вы представляете себе, что делают с сумасшедшими преступниками? - Конечно, знаю, - уверенно ответила Синтия.- С ними обращаются так же, как со всеми прочими пациентами психиатрической клиники, ни о какой дискриминации нет и речи. Я видела это собственными глазами, когда работала в государственной лечебнице. - Хорошо, вы это видели, но воспринимали все глазами постороннего. А вы можете представить себе, как это выглядит с другой стороны? Вас заворачивали когда-нибудь в мокрые простыни? К вашей кровати ставили охранника? Вас кормили принудительно? Вы знаете, что это такое, когда ключ поворачивается в скважине при каждом вашем движении? Когда хочешь спрятаться от непрестанно наблюдающих глаз - и не можешь? Хог встал и стад нервно мерить комнату шагами. - Но и это не самое плохое. Хуже всего соседи по палате. Вы что, думаете, что человек, у которого иногда отказывает память, не способен различить признаки сумасшествия у окружающих? У некоторых из них изо рта непрерывно текут слюни, другие ведут себя настолько по-скотски, что этого не передать словами. И все они говорят, говорят, говорят. Вы можете представить себе, как лежите на кровати, прикрученные к ней простыней, а рядом кто-то - да где там "кто-то", что-то непрерывно повторяет: "маленькая птичка взлетела, а потом улетела; маленькая птичка взлетела, а потом улетела; маленькая птичка взлетела, а потом улетела..." - Мистер Хог! Рэндалл встал и встряхнул Хога за плечо. - Мистер Хог, держите себя в руках! Нельзя так себя вести. Хог растерянно смолк. Он перевел взгляд с Синтии на Рэндалла, потом обратно, и на его лице появилось пристыженное выражение. - Ничего, мистер Хог, все в порядке, - сухо сказала Синтия. Однако прежнее отвращение вернулось. - А я бы не сказал, что все в порядке, - возразил Рэндалл. - Думаю, сейчас самый подходящий случай кое в чем разобраться. Последнее время происходит много такого, чего я не понимаю, и мне кажется, мистер Хог, что вы должны прямо и откровенно ответить на несколько вопросов. - Конечно, отвечу, мистер Рэндалл, если только сумею. - Хог искренне недоумевал. - Неужели вам кажется, что я чего-то не договариваю? - Я в этом абсолютно уверен. Во-первых, вы находились в лечебнице для психически невменяемых преступников. Когда это было? - Что вы, такого не было никогда. Во всяком случае, я не думаю, что такое было. Я не помню ничего подобного. - А чем же можно тогда объяснить истерическую болтовню, которая так и сыпалась из вас последние пять минут? Вы что, придумали все это? - О нет! Это... Это было... это связано с санаторием Святого Георгия. Это не имеет ни малейшего отношения к... к лечебнице подобного рода. - Санаторий Святого Георгия, говорите? К этому мы еще вернемся. Мистер Хог, расскажите мне, пожалуйста, что именно произошло вчера? - Вчера? Днем? Но, мистер Рэндалл, вы же знаете, что я не могу рассказать, что происходит со мной днем. - А вот я думаю - можете. Там творится черт знает что, какое-то непонятное мошенничество, и вы находитесь в самом центре происходящего. Когда вы остановили меня перед зданием "Акме", что вы мне тогда сказали? - "Акме"? Я ничего не знаю про "Акме". Я что, там был? - Были, были, нечего строить невинные глазки, и не только были, но еще и сыграли со мной какую-то подлую шутку - накачали наркотиками, или загипнотизировали, или еще что. Хог растерянно перевел взгляд с горящего возмущением Рэндалла на Синтию. Однако ее лицо оставалось бесстрастным, с этой стороны помощи ожидать не приходилось. В отчаянии он повернулся к Рэндаллу. - Поверьте, мистер Рэндалл, я просто не помню, о чем вы говорите. Возможно, я заходил в "Акме". Но если я даже и был там и делал что-то в отношении вас, мне это неизвестно. Слова Хога звучали так серьезно, с такой торжественной искренностью, что Рэндалл заколебался, несмотря на всю свою убежденность. И все же... какого черта, ведь кто-то провел его за нос. Можно попробовать подойти к делу с другой стороны. - Мистер Хог, если вы и вправду настолько искренни со мной, как это можно заключить ив ваших слов, у вас, конечно, не появится никаких возражений против того, что я собираюсь сейчас сделать. Рэндалл вынул из кармана серебряный портсигар, открыл его и протер зеркально-гладкую поверхность крышки носовым платком. - Пожалуйста, мистер Хог. - Что вам нужно? - Мне нужны отпечатки ваших пальцев. Ошеломленный Хог несколько раз судорожно сглотнул. - Зачем вам мои отпечатки? - еле слышно спросил он. - А в чем, собственно, дело? Если вы не замешаны ни в чем дурном, эта процедура никак не может повредить вам. - Вы хотите сдать меня в полицию? - У меня нет к тому никаких оснований. У меня вообще нет на вас никакого материала. Ну так давайте снимем пальчики. - Нет! Рэндалл встал, шагнул к Хогу и угрожающе навис над ним. - А как вам понравится, если я переломаю вам руки? - спросил он, уже не сдерживая охватившую его ярость. Искоса взглянув на сыщика, Хог испуганно съежился, однако, похоже, остался тверд в своем нежелания дать отпечатки, пальцев. Отвернув лицо к стене, он крепко прижал ладони к груди. Рэндалл почувствовал прикосновение к своей руке. - Хватит, Тедди. Пошли отсюда. Хог поднял глаза. - А, - сказал он. - Уходите. И никогда не возвращайтесь. - Пойдем, Тедди. - Сейчас, потерпи минутку. Я еще не совсем покончил с мистером Хогом. Хог посмотрел на Рэндалла, было видно, что это потребовала от него большого усилия. - Мистер Хог, вы уже дважды упоминали санаторий Святого Георгия как свою alma mater. Так вот, я хочу, чтобы вы знали, что я знаю, что такого места не существует в природе. И снова Хог, если судить по его виду, искренне изумился. - Но ведь этот санаторий существует, - настаивал он. - Ведь я же пробыл там целых... Во всяком случае, мне сказали, что он так называется, - добавил он уже с сомнением в голосе. Презрительно фыркнув, Рэндалл повернулся к двери. - Пошли, Синтия.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке