Двойник

Тема

Глава 1

Браун отсутствовал долгое время. Все начиналось как обычная исследовательская экспедиция, целью которой были поиски не открытых до сих пор древних руин в Нижнем. Его Создатель полагал, что там могут быть еще машины.

– Это настоящее чудо, – отозвался он о них, – никто еще не видел такого.

Он отправился туда один, взяв с собой, казалось, достаточно оборудования. Но даже доктор Корби не мог предвидеть, что обрушится стена пещеры и образуется завал, который невозможно будет раскопать, после чего ему придется принять решение и искать другой путь назад. Не мог Корби предположить и того, что так скоро сядут батареи прожекторов, оставив Брауна в кромешной тьме.

И вот Браун дома. Он узнал знакомую геометрическую форму своей скользящей двери, услышал привычный рокот генераторов энергии, заметил свет прожекторов, установленных с внешней стороны.

Дома…

Он нажал указательным пальцем на пластинку рядом с дверью. С тихим свистом дверь открылась. Браун вошел в вестибюль.

Обычно здесь кипела работа. Руки Брауна-второго выполняли задания: ремонтировали части старых машин, моделировали новые. Сейчас зал был пуст.

Где же все?

В главном зале, с машинами скорее всего. Быть может, доктор Корби создавал нечто новенькое? Еще одного Брауна? Или Андрея? Или же кого-нибудь совсем нового?

Стоило открыть внутреннюю дверь, как в лицо ударила воздушная волна.

В ярком свете ламп блестела голубовато-серая поверхность машины, занимающей половину зала. Индикаторы у нее на пульте не светились.

В этом зале, однако, также никого не было. Брауну показалось, что он теряет ориентацию – такого с ним никогда не случалось даже за те долгие месяцы, которые пришлось провести в темноте. Он знал, что это ощущение не было в нем запрограммировано, потому что он не мог бы найти ему название. И все-таки оно существовало.

Очень любопытно. Но Брауну стало ясно, что нужно делать. Он должен идти вперед и найти доктора Корби, нужно убедиться, что все в порядке.

За этим залом находилась главная гостиная, где Создатель проводил большую часть своего времени. Здесь свет был неярким, приглушенным, на полу лежали ковры, на стенах висели гобелены. Кроме этого, в гостиной находились стулья и столы из дерева неизвестной породы. Браун помнил, как восхищался доктор Корби, подолгу разглядывая орнаменты на гобеленах. Видимо, они ему нравились.

– Доктор Корби! – позвал Браун, хотя, осмотрев комнату, понял, что здесь тоже никого нет. Он давно уже не слышал своего голоса. Теперь, услышав, как звуки разрезали тишину, Браун испугался. Когда эхо перестало отзываться в ушах, он не стал звать доктора: неприятное впечатление от собственного голоса лишь усилило бы чувство потери ориентации. Браун прошел в другой конец комплекса и положил на пульт руку.

Дверь открылась. За ней располагалась небольшая комната, в которой в отличие от гостиной, не было мебели – она использовалась как склад. В комнате царила тьма, но не настолько, чтобы Браун не заметил на полу чью-то тень. Он протянул руку и на ощупь нашел выключатель.

При свете лампы Браун увидел на полу распростертое тело другого Брауна. Его брюшная полость была разорвана, расплавленные внутренности вывалились наружу. Повреждения казались довольно значительными, признаков функционирования не было никаких.

Браун присел около тела и внимательно осмотрел зону повреждений. Он провел рукой по неровным краям огромной зияющей раны и почувствовал, как его мышцы непроизвольно напряглись.

Вряд ли это был несчастный случай, последствия взрыва одной из машин. Такой эффект могла произвести лишь концентрированная и целенаправленная сила. Однако в тот момент он даже не думал об этом.

Есть ли связь между тем, что случилось с его двойником, и исчезновением всех остальных?

Похоже, что есть.

Чувство потери ориентации росло. В конце концов, Браун не запрограммирован на такую случайность.

Может быть, следовало бы собрать побольше информации…

И тут вспомнилось: конечно, ведь монитор находится в цепи. Он сам установил его, хотя обслуживание входило в обязанности Андрея. Он должен был записывать все, что происходило вокруг. Брауну нужно было лишь посмотреть запись.

Оставив своего двойника там же, где и нашел, он выключил свет и вышел. Дверь со свистом захлопнулась.

Браун сел в кресло доктора Корби и нажал на кнопку перемотки. Через некоторое время на экране появилось изображение.

Никого больше не было! Ни Рука, которого создали еще Древние и который казался неуязвимым, ни Андрея. Ни даже доктора Корби…

И все из-за этого человека – капитана Кирка. Именно он и уничтожил двойника Брауна, затем заставил доктора сделать то же самое с Руком, а затем убить и Андрея.

Никого больше нет, никого! Браун напрягся, пытаясь осознать этот факт. Если его Создатель погиб, кому теперь он должен служить и для чего предназначен? Следует ли ему продолжать обслуживать машины, как это делал Рук, пока не появится следующий Создатель и не даст ему дальнейшие инструкции?

Нет. Он не похож на Рука. Он не сможет служить другому Создателю. Тогда что же ему делать? А что велел бы ему делать доктор Корби?

Ответ пришел неожиданно: он оказался в банке данных, заложенных в его память.

«Понимаешь ли ты, что человека, превращенного в андроида, можно изменить к лучшему путем программирования? Представляешь себе, насколько улучшилась бы жизнь, если бы мы покончили с завистью… жадностью… ненавистью?» Это были слова самого Создателя…

«Никому не нужно будет умирать. Не будет болезней и увечий. Даже отсутствие страха можно запрограммировать и заменить его радостью. Я предлагаю вам рай, небеса…»

Браун откинулся на спинку кресла.

Это была цель доктора Корби. Он уверен в одном. Продолжая обследовать банки данных, он вспомнил еще одну вещь: доктор Корби дал ему ключ, чтобы он воссоздал его. Разве не так?

Сможет ли он сделать это? Нет. Даже сам Создатель не справился бы с такой задачей. Ему нужны такие, как Рук, Андрей…

Как ему создать андроида, даже одного? Он не разбирался в программировании, да ему и не дали таких способностей.

Он вспомнил о другом Брауне: того уже нельзя было возвратить. Даже если его внутренние органы будут функционировать, сам он не сможет выполнять и простейших действий – его программа стерта.

Браун вновь мысленно пробежался по информации, полученной с монитора, в поисках ответа. И нашел его.

Жужжание машины сменилось тихим рокотом, стоило центральной платформе замедлить вращение. Еще задолго до того, как она остановилась, Браун был уверен, что он не ошибся.

У машины сохранилась модель человека, по крайней мере, информация о физических характеристиках оказалась неповрежденной – это было ясно при одном взгляде на образец.

– От него не будет никакого толку, – сказал себе Браун, – если мои параметры сознания не сохранились.

Он соединил как следует схемы машины, настроил регулятор мощности, отвечающий за блок нервной системы и подключил надлежащие рецепторы. Форма дернулась, голова откинулась назад, на шее выступили, словно завязанные узлом, сухожилия. Затем все замерло. Браун отключил подачу тока. Машина замедлила ход и остановилась. Лампы на ее корпусе мигнули в необходимой последовательности. Браун подошел к платформе и посмотрел вниз на существо, находившееся в ней. Через несколько секунд ресницы дрогнули, и тот открыл глаза.

В глазах светился разум. И что-то еще – то, что на какой-то момент пленило Брауна.

– Браун, – сказал андроид, – да?

– Правильно, – ответил Браун, – а ты?..

– Капитан Джеймс Т. Кирк. Капитан «Энтерпрайза», – усмехнулся тот, – модернизированная версия.

Браун удовлетворенно кивнул головой: его произведение не только выглядело как человек, которого он видел на экране монитора, оно и разговаривало, как он, и вело себя, как тот человек.

– Ну, – заявил андроид «Кирк», – а как насчет того, чтобы выпустить меня отсюда?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке