Киберозойская эра

Тема

Александр Тюрин

1

Наверное, раньше здесь был склад или цех. В период хозяйственного бума на Кольце такие, с позволения сказать, помещения возникали повсюду тысячами. Просто как пена на волне деловой активности. И изготавливались они почти по той же технологии, что и обычные мыльные пузыри.

Надул макромолекулу, обмазал металлорганическим клеем, обмотал полиуглеродным волокном. Пока все свеженькое, проделал дырки для кабелей и труб, выпилил окна и двери. Ну и радуйся, потому что бабки сразу потекут рекой.

Когда был бум, тут все кипело, что твой котел супа. Через коммуникационные порты шли непрерывным потоком объектные коды и прочий индустриальный софт. Матсборочные интерфейсы на нижних ярусах Кольца выдавали полуфабрикаты. Из них на верхних ярусах мастерились методом наносклейки готовые товары ширпотреба, которые отправлялись трампами под либерийским флагом на Землю и к мерзлякам, на дальние планеты.

Но потом шанхайские фирмы надавили на мировую Директорию, та сняла режим свободной экономической зоны с Кольца. И процветание накрылось медным тазом. Приличные люди отсюда убрались. Полуприличные тоже смылись. Остался один мусор. Что люди, что техманны. Потом оставшиеся люди вымерли как класс и вид. Из людей сейчас здесь только туристы, если точнее извращенцы всех мастей, и засранцы, обитатели Кроны, которые любят толкать речи насчет того, что техманны – это результат скрещивания даунов с терминаторами из голливудских фильмов.

А этот склад-пузырь, как и многие заведения подобного сорта, превратился в помесь помойки и сортира, судя по соответствующим кучам разных габаритов и сомнительным ароматам.

Что люди, что техманны никогда не перестают делать свое грязное дело и выводить катаболиты наружу. А также сорить, гадить и пачкать. В замкнутых системах, таких как Кольцо, избавиться от отходов и прочих невкусных продуктов стоит приличных денег. Поэтому в период финансовой немощи народ ловчит и облегчается на заброшенных складах…

С продавленного потолка что-то полилось, струи разноцветной жижи сперва падали почти отвесно вниз, но потом стали свиваться в слизневидные змейки и расползаться по еле заметному каркасу, не отражающему и не преломляющему свет.

Если бы у этой сцены были бы зрители, пережравшие поп-корна, то их возможно бы стошнило. Впрочем, тертых-жеваных обитателей Кольца трудно довести до конфузии.

На верхних узлах каркаса появились глаза с серыми радужками. Их обладатель еще не думал, но уже видел. Когда полностью сформировался мозг и активизировалась эмоциональная матрица, его окатила волна очень и очень поганых ощущений, потом он стал думать и вспоминать.

Его звали Мат-Вей в честь некогда существовавшей, но потом разгромленной революционной организации техманнов Mathematical Way. И он сам был техманном. Его можно было разобрать и собрать, а также переформатировать, но по основным функциям и структурам он был как человек. У Мат-Вея могли быть дети, и у него действительно были дети.

Он просто хотел получить работу. Ему надо было срочно найти оплачиваемую работу, иначе – кранты. И так уже нижние ярусы Кольца стали адом. Где вы, Данте Алигьери? Если точнее, ад – довольно милое местечко по сравнению с наружним ободом Кольца. Здесь невыносимо тяжело, здесь ты как будто отвечаешь за грехи всех людей, машин, наноботов, всех гуманоидов, негуманоидов, всех пил, топоров и зубочисток.

Коммуникационные порты закрываются один за другим. Еще незакрытые меняют свои драйверы чуть ли не каждую кольцевую неделю. Хакерские интерфейсы для подключения к портам стоят на черном рынке все дороже. А где бабки-то взять, кредиточипы, солары, доллары, луидоры? И хотя трампы контрабандистов еще пристают к пирсам в звездном секторе, и на их борту есть и детское питание, и мощные инфосканеры, но предложить взамен уже нечего.

Мат-вей нередко думал о смерти. Да, это элементарно погибнуть в какой-нибудь очередной растащиловке-душиловке, в очередной бородинской битве на раздаче гуманитарных интерфейсов. Сколько раз он видел как раскуроченных, раздавленных техманнов вывозят в брикетах с полях таких сражений, чтобы скормить технополипам. Тем самым, что растут от самого обода до солнечных ярусов, превращаясь там наверху, в Кроне, в изысканные резиденции и офисы для самых главных засранцев.

Но что потом? Жена, чтобы прокормить детей, отправится торговать своим телом в западные сектора Кольца, где пасутся всякие извращенцы, в смысле туристы с Земли, технофилы и техноложцы. Сколько ей там протянуть в роли секс-конструкта? А после ее исчезновения детишек заберет какой-нибудь приют. Большинство из них – обычные фабрики по производству специализированных унтертехов, бесправной и безымянной рабочей силы.

Возможно, надо было еще подождать. Вдруг изменится коньюктура, вдруг Директория сменит гнев на милость. Но он не выдержал. У него всегда не хватало выдержки. И тогда, когда он плюнул на родной шахтерский поселок в Кемеровской области и полетел на Кольцо, в «рай не только небесный, но и материальный». И сегодня, когда он отправился к одному техманну левой версии с соответствующим имечком Бесо и попросил у него работенку.

– Хорошо, ты ее получишь, – из темноты, которая не излучала ни в оптическом, ни в тепловом диапазоне волн, выглянул сектор обширной лысины, кончик тонкого усика и один неморгающий глаз. Весьма эффектно. Просто восковая персона из музея ужасов. – Собственно, Мат-Вей, это не совсем работа, потому что последующие сорок восемь часов у тебя не будет ни выходных, ни свободного времени. У тебя не будет ничего, кроме задания, которое я тебе дам. Но ты действительно сможешь заработать. Твоя награда – интерфейс с собственным искином и быстрым матсборщиком, подходящий для всех коммуникационных портов. Минимум год он будет хакать все коммерческие коды и сыпать как из рога изобилия всякую отлично продаваемую всячину, от парфюмерии до презервативов с музыкой Баха и Бетховена. Устраивает? Ведь это счастье.

– Я как-нибудь знаю, во что обходится такое «счастье». Моего дружка, которого вы тоже взяли на работу, давно уже никто не видел и не слышал. Похоже, он погиб в борьбе за светлое будущее, да только не свое собственное. А если я тоже откину шурупы? – спросил Мат-Вей, хотя понимал, что он все равно согласится.

– Видите ли, Мат Вей, – задымилась сигара Бесо, не наносборочная, настоящая; на сборщиках никак не потянуть такой букет запахов. – Вас никто ни к чему не принуждает. Но в качестве справки – все зависит от того, как далеко ты пройдешь, парень…

Пока что он сделал лишь первый шаг.

Мат-Вей находился на заброшенном складе, у него не было даже кожи на спине, только кремнийорганическая защитная пленка, прихваченная наноклеем.

Но ждать окончания сборки Мат-вей уже не мог.

Он видел в сферической системе координат, как зашевелились дебаггеры, которые, вероятно, уже засекли его присутствие.

Мат-Вей вышел из матсборщика и стал пробираться вдоль ряда мусорных мешков.

Широкие грузовые ворота, которые когда-то использовались погрузчиками, внезапно засветились. Инфосканер визуализировал толстые извивающиеся желтые жгуты – трассы слежения. Туда нельзя.

Вдоль неаппетитного ручейка скользнула нейрокрыса. Будем надеяться, что она знает, что делает. Ручеек вытекал из бака с тухлятиной (какие-нибудь биокомпьютеры, издохшие от недостатка глюкозы) и следовал по вектору, проложенному центробежными силами Кольца.

Поверх головы широким фокусом ударил луч лазерного комбинационного спектрометра. Мат-Вей приник к испачканному нечистотами полу и какое-то время не мог совладать с отвращением.

Голым телом да в холодный кал. Надо было бы еще понастраивать эмоциональную матрицу, но это занятие не на одну минуту.

Люк был рядом, однако в ворота склада уже въехала машина на подушке из миллиардов микроресничек. Дебаггеры.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке