Сказка о человеческой жертве

Тема

Власова Елена

Елена ВЛАСОВА

Всему на свете положен свой предел: рушатся горы, высыхают моря, гаснут и вновь зажигаются звезды, и даже всевластное Время замыкает свой бесконечный круг. Лишь над чувствами человека нет Власти, ибо таков закон людской. И нет предела Любви и Боли, Горю и Счастью, и великие начала и радости может принести в Мир тот, кто не ведает, что творит он... Было ли, не было ли того, о чем я расскажу, кто знает это? Ибо памяти нет ни в огне, ни в воде, ни в звездном свете, ни в самой жизни. Только песня пережила все... Был Мир и был Повелитель его. И правил он долго, ибо любил его народ и прибавляла эта любовь ему годы и годы жизни. И был он мудр, и не было в нем тщеславия, и жестокости, и слабости. И жил его народ в мире, покое и благоденствии, ибо законы были справедливы, земля щедра и небо ясно.

Отменил Повелитель и человеческие жертвы богам, жаждущим крови. Сам он жил жизнью своего народа и был молод и полон сил уже много лет. Он любил свой народ, и не было тех, кто был бы им обижен. И еще любил он свою жену, совсем еще юную женщину, прекрасную и чистую, как звездный свет. И счастлив он был ее любовью. И очень хотели они иметь ребенка, но не было у них детей. Так текли годы, неспешно, прозрачно и ясно. И никто не знал, что ждет их впереди.

Но вот и к ним пришли беды. Голод и мор убивали людей, и воды морские заливали сушу и подземный огонь опалял землю. И солнце их, красивое и нежное, стало горячим и злым. И боялись люди дня, и боялись они ночи. И вот пришли они к Повелителю, и сказали, что нет у них сил так жить, и просили его спасти их. И сердце повелителя плакало кровью - что мог он сделать здесь? Но в нем была последняя человеческая надежда. И решил он все свои силы направить на то, чтобы помочь людям. И поклялся он им великой клятвой, что сделает все, что может... И люди ушли успокоенные, ибо верили они в его мудрость и силу. И читал Повелитель священные книги, и смотрел в магические зеркала, и произносил слова заклятий. Но не было ему помощи ниоткуда. И тогда собрал он жрецов и попросил их совета. Но и жрецы молчали... И только потом пришел к нему один жрец; старый, как пески пустыни и такой же высохший, похож он был скорее на ожившего мертвеца, чем на человека. Но на нем было одеяние жреца Матери богов, а Повелитель запретил жрецам служить ей, ибо их служба была страшна.

- Что нужно тебе?

- Я пришел к тебе по твоему зову. Ведь ты же просил совета.

- И каков будет твой совет?

- Ты закрыл храмы Матери богов, но ты не читал наших книг, ты знаешь о нашей жестокости, но не знаешь, во имя чего мы жестоки...

- Говори...

- В летописях сказано, что жертвоприношения в храме совершались только в годы великих бедствий... И одна жертва искупала все.

- Значит, вам нужна жертва?

- Мать богов должна наказать их за неповиновение...

- О чем ты?

- О том, что было всегда, о том, что Мать богов живет среди людей, и только почувствовав боль мира, может она изменить нашу жизнь, ибо станет эта боль ее болью...

- Значит, вам нужна человеческая жертва?!

- Да.

- Так вот, вы ее не получите!

- Ну что ж, Повелитель, когда у тебя не будет выхода, вспомни обо мне...

И он вышел.

И Повелитель позвал его, когда не осталось выхода...

- Что за женщина нужна вам?

- Мать богов...

- Но ведь вам нужно ее живое воплощение...

- Нет. Воплощения есть у богов, Мать богов одна.

- Вы знаете, кто она?

- Знаем!

- Кто?

- Она делит твою жизнь...

- Не-ет!!! Это не так! Скажи, старик, ведь это не так?

- Это так, Повелитель. Теперь решать тебе... Ведь каждый день умирает и чья-то мать, и чей-то ребенок, и чья-то любовь. Решать тебе... - голос его был спокоен и бесстрастен. Сейчас из зала первым вышел Повелитель.

- Любимая!

- Я все знаю, солнце мое.

- Как?!

- Я же все-таки Мать богов, - она смутилась и добавила. - Я слушала ваш разговор.

- Что же мне делать?

- Ты спрашиваешь у меня?

- Прости.

- Просто взвесь все, взвесь и реши. А я просто приму твое решение. А пока вот, выпей.

Он залпом осушил чашу... и заснул, крепко, без сновидений. А когда проснулся, знал, как ему поступить. Что такое одна или две жизни по сравнению с миллионами смертей...

Но ее не было в ее покоях.

А в храме Матери богов шла служба...

Она знала, какое решение он примет.

И был он пьян, и пил еще и еще, чтобы не слышать ее крика, который он слышал (казалось) постоянно, хотя и не мог его слышать. И когда заходило солнце, показалось ему, что утопает он в крови, в ее крови.

И когда наполнилась Чаша Боли, пришла в Мир тишина.

А на следующий день вновь светило ласковое солнышко, не дрожала земля, зеркальной гладью смотрела в небо вода морей и озер. И колосились хлеба, и мертвые вернулись к жизни... Одной лишь ее не было. И никогда больше не будет.

Велик Мир Повелителя.

Но нет в нем покоя, и дрожат люди, произнося его имя. Ибо мстит он им, не в силах простить той цены, которую заплатил за их счастье, жизнь и покой.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке