Ночные джунгли

Тема

Эндрю СВОНН

Тигр, о тигр, светло горящий

В глубине полночной чащи!

Кем задуман огневой

Соразмерный образ твой?

В небесах или глубинах

Тлел огонь очей звериных?

Где таился он века?

Чья нашла его рука?

Что ж за мастер, полный силы,

Свил твои тугие жилы

И почувствовал меж рук

Сердца первый тяжкий стук?

Что за горн пред ним пылал?

Что за млат тебя ковал?

Кто впервые сжал клещами?

Гневный мозг, метавший пламя?

А когда весь купол звездный

Оросился влагой слезной,

Улыбнулся ль наконец

Делу рук своих творец?

Неужели та же сила,

Та же мощная ладонь

И ягнёнка сотворила

И тебя, ночной огонь?

Тигр, о тигр, светло горящий

В глубине полночной чащи!

Чьей бессмертною рукой

Создан грозный образ твой?

Уильям Блейк

ГЛАВА 1

— Нарвешься ты на неприятность, Нугоя. Лучше не играй у меня на нервах. Работу я сделал, и ты должен мне заплатить сполна.

Ногар Раджастан непроизвольно царапнул когтями сиденье кресла. Как и весь интерьер бара «Зеро», виниловая обивка кресел и стенок кабин была блестящей, кричаще безвкусной и дешевой. Материя податливо расползлась под тигриными когтями, и Ногар вдруг ощутил острое желание разодрать таким же вот образом наглую рожу сидящего напротив него подонка.

Нугоя нарочито неторопливым движением поправил воротник небрежно накинутой на плечи черной куртки и покачал головой. Он был похож на человека, но лишь на первый взгляд. При ближайшем рассмотрении всякий обратил бы внимание на преувеличенно большие суставы, не соответствующие пропорциям тела обычного человека, и на змеящиеся, наподобие пучков толстой стальной проволоки, толстые мышцы. Верхний свет отражался от желтой радужной оболочки узких искусственных глаз.

— Я нанял тебя для того, чтобы ты разыскал мою девку. Ты же нашел только ее труп. А труп мне ни к чему. Так что я ничего тебе не должен.

Уже в который раз Ногар мысленно обругал себя за то, что связался с «франком», да к тому же и японцем. Япония оставалась одной из немногих стран, упорно игнорирующих запрет ООН на эксперименты с человеческим «материалом». Федеральная Иммиграционная Служба (ФИС) ввела строжайшие ограничения на въезд в Штаты Франкенштейнов — искусственных существ, выведенных на основе генной инженерии, — а те, которым все же удавалось пробраться в страну, не имели здесь практически никаких прав.

Даже в отношении «моро» — животных с генетически мутированной структурой мозга, интеллект которых ни в чем не уступал человеческому, — существовала конституционная поправка, согласно которой они считались полноправными гражданами, хотя на деле люди относились к ним как к существам «второго сорта». Ногар Раджастан был тигром-моро.

Да, не следовало доверять франку, запоздало решил Ногар, уже с трудом сдерживающий свой гнев.

— А издержки? А четыре дня беготни по трущобам и притонам? — добавил он.

— Я тебе ничего не должен, — упрямо повторял Нугоя. — Более того, мне следовало бы потребовать назад «штуку», которую я выдал тебе в качестве аванса. Ты просто-напросто самонадеянный кот, а не сыщик. Находись мы в какой-либо другой стране, тебе пришлось бы относиться ко мне с уважением и заплатить за свой промах. — Нугоя поднял искалеченную правую руку, на которой недоставало двух пальцев.

Ногар уже начал исподтишка оглядывать бар и без особого труда; легко вычислил подручных Нугои. Все они были моро — ни один мало-мальски уважающий себя человек не станет работать на франка.

— С тебя двадцать пять сотен, Нугоя, — продолжал гнуть свое Раджастан.

Был вторник, два часа ночи. Посетители-люди старались обходить кабину Нугои стороной. Не удивительно, поскольку неподалеку от столика околачивались двое громил Нугои: Один — тигр, как и Ногар. Вторым был громадный темно-коричневый, почти черный медведь, который никак не мог встать в полный рост, несмотря на относительно высокий потолок. За стойкой бара стоял лис — третий член шайки Нугоя, — а за столиком у самого выхода сидела троица огромных белых кроликов. Откуда-то, вероятно из кухни, доносился еле уловимый собачий дух.

— Нет, ты облажался. Больше никаких денег ты не получишь.

Ногар сказал себе, что нужно просто встать и уйти. Заткнуться, встать и уйти, и дьявол с ними, с деньгами этими. Но так и не ушел.

— Я выяснил, что твоя сучонка приторговывала наркотиками. Только не знаю, какими именно. Героином? Ангельской пылью? А может, флашем? Ты и ее посадил на иглу. Так вот, во время последнего «улета» ее и прикончили в Моро-Тауне. В ее смерти виновен прежде всего ты сам.

Нугоя стиснул зубы, и Ногар буквально ноздрями учуял его ярость. Нугоя медленно встал. Куртка его соскользнула с плеч, открывая взору Ногара искусственную левую руку и несколько шрамов на шее.

— Как смеешь ты, животное…

Терпение Ногара иссякло, и он не дал франку возможности закончить фразу.

— Откуда столько высокомерия, Нугоя? И у кого? У ничтожества, у полупинка.

Моро называли всех представителей биологического вида homo sapiens пинками — розоватыми, — невзирая на цвет кожи.

Нугоя, брызжа слюной, прорычал что-то нечленораздельное. Вероятно, по-японски.

Ногар понял, что через несколько секунд в баре начнется заваруха, от которой чертям станет тошно. И зачем он распустил длинный свой язык? Ногар предпринял еще одну попытку разрешить конфликт мирными средствами.

— Послушай, Нугоя, я лишь хочу получить причитающиеся мне деньги. А ты обращаешься со мной, как с одной из своих шлюх, которые отстегивают тебе большую часть заработка.

Проблема Нугои заключалась в том, что, несмотря на свои чрезмерные амбиции, он не мог занять в обществе положение выше сутенера средней руки. Он не был человеком. Не был он и моро. Как люди, так и большинство разумных животных не считали его равным себе, а посему ему приходилось довольствоваться лишь крупицами власти — власти над несколькими десятками проституток.

— Я больше не намерен терпеть подобную наглость. Проваливай отсюда, иначе тебя вынесут вперед ногами.

Нугоя сделал знак своим прихлебателям. Тигр медленно двинулся в направлении Ногара, а медведь запустил лапу под стол и извлек оттуда нечто большое и явно имевшее отношение к огнестрельному оружию.

— Ты болван, Нугоя. Надменный болван. Полагаешь, что весь мир должен уважать тебя. А что ты, в сущности, такое? Предмет одноразового употребления, изготовленный какой-то задрипанной японской корпорацией.

Эти слова стали последней каплей. Будучи убийцей по натуре, Нугоя взъярился бы и от менее оскорбительного выпада. В былые времена этот искусственный самурай легко одолел бы Ногара в честном поединке. Но времена те давно уже канули в лету, задолго до того, как китайцы уничтожили Токио направленным ядерным взрывом. Теперь Нугоя был далеко не в лучшей форме.

Однако противником он оставался еще довольно опасным. Франк оторвал столик от стены и отшвырнул его в сторону. Приближающийся тигр чуть было не упал, споткнувшись об эту неожиданную преграду. Ногар сидел, не двигаясь. Нугоя левой рукой выхватил из-за голенища сапога нож и ринулся на Ногара, намереваясь вонзить лезвие в правый глаз Раджастана. Действовал он быстро, быстрее любого обычного человека, быстрее большинства моро.

Но моро по имени Ногар Раджастан тоже обладал отменной реакцией.

Прежде чем тигр — подручный Нугои успел преодолеть небольшой завал из обломков стола, а медведь — вскинуть винтовку российского образца, Ногар мгновенно вскочил на ноги, выбросил вперед правую руку, схватил запястье левой руки франка и сдавил его мертвой хваткой. Пальцы Нугои медленно разжались, и нож упал на пол. Блокировав левой рукой удар трехпалой правой кисти, Ногар одновременно с этим резко вывернул левую руку Нугои.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке