Предназначение дракона

Тема

Пролог

Он слишком стар. Он прожил так много эпох, что уже и не упомнит их все. Столько существ, столько удивительных народов прошло мимо в тех мирах, что он посещал раньше… Скоро наступит его время уходить, он это знал. Но пока он ещё нужен.

Огромный синий дракон с покрытой сединой, будто снегом, чешуей разглядывал лежащее перед ним величайшее сокровище. В его гранях отражались события прошлого, настоящего и будущего. Они сменяли друг друга, подстраиваясь под происходящие события. Отражались судьбы многих и многих обитающих здесь существ от мельчайшего насекомого до него самого. Ведь драконы растут всю жизнь, и чем он больше, тем старше. А он был самым старым в этом мире. Нельзя, чтобы этим сокровищем владел тот, кто несведущ, кто затаил в своём сердце тьму.

— Интересссно, — протянул удивлённый наглостью совершённого поступка старый дракон. — Не-е-ет, так не пойдёт.

Синий закрыл глаза, призывая древнюю как мир магию, ту что была доступна лишь старейшим из его рода, для молодых эти знания были запретными. Тяжело вздохнул от необходимости вмешиваться в чужие судьбы и, отругав себя самого, поменял условия творимого заклинания наложенного бесцеремонным преступником.

Нельзя вмешиваться в судьбы живущих, но иначе старый дракон поступить не мог.

Морозно-синий довольно зажмурил глаза. Так лучше. Гулкий предвкушающий новое развлечение смех вырвался из груди великана.

— Теперь посмотрим!

Глава 1

Люблю весну. Это всегда начало чего-то нового, неожиданного. Вот и я, наконец-то, начала отходить от того шока, что подкинула мне жизнь.

Я вышла замуж по большой взаимной любви, как тогда казалось, восемь лет назад. Высокий, умный, внимательный и чуткий Максим был харизматичным и обаятельным мужчиной. Женщины всех возрастов не обходили его своим вниманием. Да и он их тоже. И я. Невысокая, склонная к лёгкой полноте, с вечно всклокоченными, лезущими во все стороны рыжими вьющимися волосами, во мне и нет ничего особенного, кроме больших зеленых глаз и роскошной гривы волос. Так, обычная среднестатистическая миловидная девушка девятнадцати лет.

Но Максим неожиданно влюбился. Поженились мы спустя полгода и жили счастливо в браке, пока однажды мужу не предложили работу в Москве. Редкий специалист. Ценный сотрудник. Конечно, он дал свое согласие. Макс уехал в столицу осенью, а я должна была доделать проект и весной переехать к нему. Не получилось. Потому что встретил он там свою Великую Любовь. Только мужества ему не хватило признаться. Мой отъезд оттягивался под разными предлогами и отменился в итоге сообщением по смс о разводе. И даже за вещами в нашу съемную квартиру приезжали его родители.

И вот теперь мне 27 лет. Я шла опустошенная из местного ЗАГСа со свежеотпечатанным при мне документом о разводе. Странное оцепенение и равнодушие не покидало меня с утра. Не было никаких желаний, даже напиться раз в год "для профилактики", как предлагали подруги, не было сил. Странная апатия царила в душе, не допуская и мысли о каком-либо позитиве. А вокруг, как бешеные, вылезали листья каштанов, набирала бутоны черемуха, плескались в лужах радостные взъерошенные воробьи. Город пах надеждой и обновлением, обещанием чего-то нового, светлого, доброго.

Придя домой, сбросила вещи на тумбочку и отправилась в ванную, которая приводит в порядок нервы как ничто другое. Налить пушистой пены, погрузиться в тёплую воду до подбородка и ни о чём не думать. Ни о чём, я сказала! И я расслаблялась и наслаждалась тишиной, пока вода не остыла. Если бы не этот досадный факт, наверное, я бы провалялась там ещё несколько часов, периодически обновляя жидкость из-под крана. Но, к сожалению, сегодня был явно не мой день. Наша доблестная коммунальная служба в который раз решила снизить напор, и я смывала с себя остатки пены едва тёплой водой. Завернувшись в махровое полотенце, вошла в гостиную, включила для фона телевизор и забралась с ногами в своё любимое кресло, приготовившись смотреть очередное "интересное ничего".

Я даже не заметила, когда успела задремать. Сонно поежилась, натягивая сползшее полотенце, и тут же резко проснулась от ощущения, как кто-то, поворчав, притягивает меня к себе. Непередаваемое ощущение, особенно когда живешь одна! Заорав, подскочила и, дернувшись в сторону, свалилась на что-то мягкое расстеленное по полу. А с оказавшейся рядом кровати, сонно хлопая глазами, поднималась внушительная черная тень.

— Ик! — мой непроизвольно вырвавшийся из горла звук заставил тень посмотреть на мир уже более осознанно.

— Рэя, милая, что с тобой? Плохой сон? — от приятного мужского баритона душа ухнулась куда-то в ноги и категорически отказалась вылезать. Я на такое не подписывалась!

Раздался тихий щелчок пальцев и комната осветилась слабым голубоватым светом, выхватив небольшой фрагмент кровати и мужчину на ней. На меня сонными глазами смотрел образец женских грез. Сползшее одеяло открывало рельефный торс, светлая кожа, черные как смоль волосы разметались по плечам, резкие до грубоватости черты лица.

Это что еще за номер? Я огляделась насколько хватало освещения. Такой комнаты в моей скромной хрущевской двушке не было! Пол покрывал пушистый, невероятно мягкий ковер с длинным ворсом. Высокая кровать под бежевым балдахином и тумбочка рядом. Надо же, я умудрилась не удариться об нее. Обычно у меня этот фокус не получался. Все выпирающие части в доме оставляли у меня на ногах и ягодицах ощутимые напоминания о себе. Я с детства с завидным постоянством врезалась во все торчащее и острое. Мама даже смеялась надо мной, что даже в круглом доме с круглыми углами и круглой мебелью, мое тело нашло бы во что врезаться, и называла эту непреодолимую тягу к углам "переломом вестибулярного аппарата".

— Кто вы? — васильковые глаза незнакомца смотрели с откровенным непониманием и тревогой в глазах.

Так и до нервного тика довести можно. Мне и раньше снились сны со звуками и запахами, но чтобы настолько реально — первый раз. Я молча уставилась на мужчину, пытаясь привести себя в чувство.

— Повторяю свой вопрос. Кто вы? — нахмурился мужчина и холодно уставился мне в глаза. — Где моя невеста?

— Сама хотела бы знать! — слабо огрызнулась, поднимаясь с пола. На мне была ночная рубашка в пол странного цвета пыльной розы. — Анастасия, можно Ася. А Вы кто?

Мужчина сощурил глаза и плавно перетек ко мне. Я даже не заметила его движений. Только что был на кровати и уже стоит рядом. По спине прошел озноб от жесткого ледяного взгляда. Схватив мой подбородок, заставил посмотреть на него, для чего мне пришлось задрать голову. Выросли тут всякие, что с табуреткой не допрыгнешь!

— Отвечай немедленно, откуда здесь взялась? — процедил венец девичьих грез таким тоном, что мне захотелось съёжиться, но сдержалась.

— Спала себе спокойно дома, никого не трогала, а тут ты нарисовался! Какого лешего здесь вообще происходит? — оказывается, рычать я умею не хуже своего нежданного собеседника, от возмущения поправ все нормы приличия и перейдя с незнакомцем на "ты". Эх, а так все интересно начиналось. Злой он какой-то. Подумаешь, вторглась без приглашения? Я же не по своей воле!

Мужчина недоверчиво изогнул левую бровь, сощурился, к чему-то приглядываясь и принюхиваясь, а потом разразился потоком таких ругательств, что у соседа-алкоголика дяди Сережи уши бы в трубочку свернулись. Д-а-а-а-а. Вот это конструкции! Хоть записывай и тому же соседу потом пересказывай, обзавидуется! Эх, был бы здесь мой блокнот…

Черноволосый перевел дух и, бросив на меня хмурый взгляд, отошёл. Более не обращая на меня своего внимания, оделся в темно-синий камзол, такого же цвета брюки из какой-то грубой ткани и вышел, закрыв за собой дверь. И судя, по раздавшемуся вслед щелчку, меня заперли. За дверью прозвучал резкий голос, отдающий какие-то приказания, вот только слышно не было, к сожалению.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке