Страж поневоле (ЛП)

Тема

Барб Хенди

Бее казалось, что весь мир сошел с ума.

Чеместук, деревня, в которой она жила всю жизнь, пылала в ночи, со всех сторон она слышала крики. После того, как пришли солдаты, она укрылась в своей маленькой глинобитной хижине, и теперь топот коней, треск пламени и гневные крики заполнили ее уши.

За свою немалую жизнь она навидалась ужасов. Часть ее хотела схватить вилы и выбежать защищать дом и соседей. Но разум подсказывал, что это глупая затея, и деревня уже потеряна.

Она бросилась к шкафу возле небольшого очага и сунула сушеные чайные листья, репу, муку, и маленькую бутылку растительного масла в мешок. Затем бросилась к постели и вытащила из-под соломенного матраса маленький кожаный мешочек и сложенное письмо. Это она спрятала в вырезе платья.

 Открыв дверь, она взглянула на огонь и хаос. Двое солдат на лошадях проскакали мимо, и один бросил факел на крышу деревенской кузницы.

Гнев волной затопил Бею, но она ничего не могла сделать. Выдохнув, она выскочила наружу и обежала вокруг своей хижины, которая, к счастью, была построена на окраине деревни. Она устремилась в лес.

Она была уже не молодой, легкой и гибкой. Она была твердой и тучной, но всё ещё была сильна. Держа мешок с вещами в одной руке, а в другой – подол своего старого лилового платья, она бежала по лесу, пока крики не стихли. Только тогда она остановилась, прислонилась к стволу дерева и соскользнула вниз, тяжело дыша и чувствуя себя трусом.

-Я все равно ничего не могла сделать,- твердо сказала она себе. В последнее время она все чаще говорила сама с собой.

Всего два дня назад солдаты в светло-желтых плащах дома Энт призвали на военную службу каждого мужчину в деревне в возрасте до сорока лет. Бея слышала, что они даже дошли до замка и забрали сына зупана. А сегодня вечером солдаты из дома Верени, одетые в кольчуги и ярко-красные плащи, пришли с факелами, выкрикивая, что все здесь предали свою страну, Древинку, а затем начали поджигать деревню.

Это было бессмысленно, Бея не понимала, за что борются эти благородные дома, за исключением, разве что, власти.

Теперь она сидела в темноте, прислонившись к дереву, и ее гнев на этих корыстных людей, которые, казалось, стремятся к уничтожению собственного народа, лишь рос. Все, что имело значение для нее, это ее деревня. По правде говоря, там у нее было мало друзей, но Чеместук был ее домом, единственным домом, который она когда-либо знала.

Шум разрушений и крики страдания поутихли, и ее гнев уступил место тревожности. Она огляделась в темноте.

Что теперь?

Со вздохом, она полезла под платье и вытащила помятое письмо и мешочек. Она никогда не думала использовать их, но теперь...

Несколько месяцев назад ее любимая племянница Магьер вернулась в Чеместук, но пришла не одна. Тот, кто приехал в ее компании, сразу вызвал у Беи подозрения. С его заостренными ушами и светлыми волосами, она приняла его за лесного беса, который затуманил разум Магьер.

Совершенно естественно, что Бея его чуть не зарезала. А кто бы сделал по-другому?

К счастью, она оказалась неправа. Он был всего лишь полукровкой, наполовину эльфом, и было очевидно, что он любил Магьер, как и она его. Конечно, Бея не знала, что думать о чужеземце с заостренными ушами, но ее мнение о Лисиле изменилось.

Магьер заехала к ней по пути, прежде чем отправиться на восток, но когда она с товарищами ушла, Лисил пришел к Бее и отдал ей это письмо. Она не могла прочитать его, так как оно было написано на белашкийском, но вместе с письмом он оставил ей шесть серебряных монет той страны, где он и Магьер обрели дом. Это была самая большая сумма денег, которую Бея когда-либо видела в жизни.

Лисил сказал, что она может отправиться на побережье Белашкии, в небольшой портовый городок Миишка, в таверну под названием «Морской лев», которую они с Магьер купили. Он сказал, что если она подождет их там, то они, закончив свою поездку, увидятся с ней снова.

Хотя это предложение тронуло Бею, она не собиралась покидать Чеместук. Пусть это глухая и бедная страна, но здесь всегда был ее дом.

Разочарованный ответом, Лисил все же понял ее.

«Но если вы измените свое мнение,- сказал он ей. – По прибытии в Миишку, покажите это письмо Карлину и Калебу, они узнают мой почерк. Скажите им, что вы тетя Магьер, они поселят вас в «Морском льве». И это не благотворительность: Калебу понадобится ваша помощь».

Вместо ответа, она похлопала его по плечу и попрощалась, но сидя в одиночестве в лесу, она впервые задумалась над предложением Лисила.

Увидев рассвет после бессонной ночи, Бея поняла, что должна вернуться в Чеместук, чтобы выяснить, кому посчастливилось остаться в живых. Стиснув зубы, она пробиралась сквозь заросли, пока не достигла края деревни.

-Ох ...- это все, что она смогла сказать.

Ни одна хижина в поле ее зрения не осталась нетронутой. Там были только тлеющие останки того, что совсем недавно было домами ее соседей. Но, по крайней мере, не было и признака солдат.

Шагая вперед, она надеялась, что не всё так плохо, как на первый взгляд, но, когда обугленные останки Чеместука обступили её со всех сторон, она онемела.

-Эй?..- позвала она, стараясь подготовить себя не удивляться, если выжила лишь она одна. Но в глубине деревни она увидела несколько хижин, сожженных лишь наполовину. Несколько горшков и другие вещи валялись на дороге. Ее взгляд остановился на большом куске холста, лежащем в грязи.

-Бея!- раздался вдруг голос.

Она обернулась, и облегчение затопило ее. Один из немногих людей, судьба которых её беспокоила, бежал к ней по дороге от старой крепости.

-Юлиана!- отозвалась она.

Длинноногая и немного неуклюжая, молодая девушка носила красное платье до лодыжек. Она не замедлилась, пока не оказалась в пяти шагах от неё.

Она была хороша собой, с длинными темными волосами и веснушками на маленьком бледном носу. После того, как стала сиротой, – ее родители умерли от лихорадки – она жила на попечении других крестьян. Тогда она была грязной, почти невидимой тенью, но потом зупан Каделл, его жена Надя и их сын Ян поселились в здешней крепости. Они взяли Юлиану на должность служанки.

Наде Юлиана понравилась, она пригласила ее жить с ними в крепости, и девочка-тень сильно изменилась за последние несколько лет. Она выросла в способную юную девушку, не тратящую время на суеверия и сплетни. В результате, она стала одной из немногих людей, которые нравились Бее.

По внешнему виду Бея резко контрастировала с ней. На двадцать лет старше, пухлая, в своем лиловом платье, истончившемся из-за того, что его много раз стирали. Ее черные волосы с полосами седины были заплетены в косу, на лице с глубокими морщинами застыло выражение гнева.

-Ох, Бея...- выдохнула Юлиана. Она наклонилась вперед, положив руки на колени. - С тобой все в порядке?

Гнев Беи вернулся в мгновение ока:

-Ни один из нас не в порядке! Посмотри, что эти солдаты сделали здесь! Я не видела никого живого.

-Есть некоторые,- бросилась рассказывать Юлиана. - Зупан принял всех выживших в крепости. У нас есть еда и кое-какие припасы. Я выскользнула наружу и пошла искать выживших.

Бея смягчилась:

-Ты хорошая девочка, думаешь о других. Я помогу тебе искать.

Они помолчали еще мгновение, а затем пошли по дороге, пытаясь найти кого-нибудь между дымящихся остовов изб, иногда крича, в надежде, что кто-то ответит. Бея знала, что некоторые здесь так сильно боялись потерять свою повседневную жизнь, что могли запереться и сгореть внутри собственных домов. Но она не сказала этого вслух.

Зайдя в проулок между двумя хижинами, Юлиана судорожно выдохнула:

-Бея!

Подхватив юбки, Бея бросилась к девушке, готовая ко всему, но остановилась, когда увидела, что лежит у ног Юлианы.

Это было тело пожилого человека с седыми волосами, до сих пор мускулистого, хотя его волосы были измазаны темно-красным там, где его голову рассекли.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора