Лекарство от снов

Тема

Глава 1

Сгусток огня пролетел над макушкой, обдав Шута жаром, и угодил в смородиновый куст, что тут же воспламенился. Промахнувшаяся ведьма выругалась сквозь зубы, но не стала тратить время на создание нового заклятья и стремглав кинулась к своему коню. Конь, впрочем, поступил со своей хозяйкой самым эгоистичным образом и, спасая собственную шкуру, ускакал как можно дальше пожара. Ну а поскольку горела стараниями девушки добрая половина поляны, идти к нему было совсем не близко.

Ведьмочка, однако, оказалась личностью упертой и, не обращая внимания на царапающие ее ветки и подворачивающиеся под ноги корни деревьев, целеустремленно понеслась к пегому жеребцу, как ни в чем не бывало щиплющему травку на соседней поляне.

У Шута все это действо вызывало лишь легкую улыбку. Убегать от эльфа в лесу? Удачи, девочка! Без долгих размышлений он наклонил вниз одну из еловых веток, и ведьмочка упала, споткнувшись о непонятно откуда взявшуюся на ее пути корягу. Упрямица, правда, немедленно вскочила на ноги, но не тут-то было: ветки густо разросшихся кустарников, словно сговорившись, вцепились в подол ее платья, не давая ей двинуться с места. Что ж, никогда нельзя забывать, что лес не любит людей: он навеки предан эльфам.

Не прошло и трех секунд, как Шут оказался рядом с плененной ведьмой. Вот и славно, прелюдия кончилась! Эта маленькая победа стоила ему опаленной одежды и многочисленных ожогов, но это была вполне справедливая цена. Девушка была не то, чтобы сказочно прекрасна, но чем-то все же неумолимо привлекательна. Настолько, что, увидев ее в каком-то безликом баре такого же безликого провинциального города, он не удержался и поехал за ней. Причем долго ехал, пока что-то не дернуло ее остановиться в лесу. Его это абсолютно устраивало. Он любил лес, как и все эльфы. В частности потому, что, даже не обладая особыми магическими способностями, здесь он был всесилен. Ну, или почти всесилен.

— Что тебе нужно? — вперила в него яростный взгляд ведьма. А темперамента-то сколько, мать честная… Откуда бы ему взяться у девушки, воспитанной, судя по одежде и повадкам, в лучших традициях высшего общества? Хотя, эти маги чего только себе не позволяют… Но так даже интересней.

— Ты и нужна, — невозмутимо ответил эльф, с удовольствием ее разглядывая и в который раз убеждаясь, что у него замечательный вкус.

— Пошел к черту! — немедленно отреагировала девчонка, чем вызвала у Шута лишь желание расхохотаться. Боже всевышний, она еще пытается ему хамить! Какая, однако, бесстрашная оригиналка ему попалась! Забавно.

А вот Сангрите ,[1] как в быту называли пленницу друзья, забавной ситуация ни в коем разе не казалась. Более того, она не находила ни одной причины симпатизировать незнакомому эльфу, с самыми недружелюбными намерениями гонявшему ее по лесу. Печальней же всего было то, что лес, окружавший их, совершенно очевидно подчинялся этому странному субъекту. Не зря говорят, что растительность в окрестностях Лесного города волшебная. В общем-то, именно из-за красивых россказней она сюда и приехала: интересно же увидеть все своими глазами. Но ничего удивительного здешняя природа ей так и не показала, если, конечно, не считать чудом одного крайне подозрительного эльфа.

— Даже не приближайся! — воскликнула ведьма, с силой вырывая подол из цепких объятий кустарников и делая стремительный шаг назад. На ветках остались клочки ткани, что, однако, совершенно не помешало им в следующий момент вцепиться в девушку с новой силой.

— Придется смириться, — невозмутимо ответил Шут и, притянув девушку к себе, принялся распускать шнуровку на ее платье.

— Не прикасайся ко мне! — Сангрита брыкалась в безуспешных попытках оттолкнуть эльфа и одновременно составляла новое заклятье. Правда, волшебный лес снова не упустил шанса ей подгадить и, как раз в тот момент, когда огненная струя должна была озадачить эльфа тушением собственной роскошной шевелюры, кусты потянули ее вниз, и она упала, захлебываясь собственной магией.

А потом началось то, что позже ведьма лаконично окрестила адом. По крайней мере, так страшно и больно ей не было еще никогда. По сравнению с этим, даже сломанная в раннем детстве нога казалась чем-то приятным и радостным.

К счастью, основная часть мучений продлилась не долго, и уже через десять минут эльф, как ни в чем не бывало, вскочил в седло и исчез за деревьями, бросив на прощание театральное «Прощай, сладкая моя!».

Нельзя сказать, чтобы Сангриту это не радовало. То недолгое время, что ей довелось с ним общаться, оставило за собой неистовое желание покончить с собой или, если кто-то сдуру спасет, уйти в монастырь. Но поскольку монастыря поблизости не было, а на какие-либо телодвижения сил не оставалось, девушка так и осталась лежать в траве, наедине с собственным унижением и суицидальными мыслями.

И все же противоречивая натура, порой заставлявшая ее бросаться из крайности в крайность, не позволила депрессии завладеть юной ведьмочкой полностью.

«Ну хорошо, тебя только что изнасиловал незнакомый эльф. Но это ведь не повод кончать жизнь самоубийством!» — яростно возмущалось второе Я, отличавшееся редкостной прямолинейностью и тем целеустремленным оптимизмом, что довел бы до истерики даже мертвого.

«Хорошо?!! О да, просто великолепно! Ты хоть поняла, что только что сказала? Ее из-на-си-ло-ва-ли! Понятно тебе? Обошлись хуже, чем с последней уличной шлюхой!» — оскорбилась одна из суицидальных мыслей, отстаивая все то безрадостное, что царило сейчас у Сангриты в душе.

«И что, отправляться теперь в мир иной?! А зачем вообще так мелочиться?! Давай окончательно откажемся от рассудка, купим большой кинжал и двинемся искать этого эльфа по всему Королевству. Будем мстить! Замечательно патетичный и глупый поступок, кстати. Не хуже, чем смерть от больного самолюбия!»

— Ну-ну, уже побежала развешивать объявления. «Молодая девушка ищет красивого одинокого эльфа, страдающего недержанием члена. Для последующей кастрации», — мрачно пробормотала себе под нос Сангрита.

В голове царила полная каша и ведьмочке все явственнее стало казаться, что еще немного, и она в ней безвозвратно утонет — сама станет маньячкой поопасней ее недавнего знакомого. Только специализироваться она будет исключительно на представителях его остроухой расы. Зато, какие интригующие слухи пойдут по Королевству!

Внутреннее Я удовлетворенно хмыкнуло и закончило свою яростную перепалку с мрачными мыслями, видимо решив, что раз способность иронизировать Сангрита не утратила, то серьезная опасность ее психике не грозит. Мысли же, в свою очередь, осознали, что их хозяйка больше настроена действовать, чем вяло предаваться апатии, и благоразумно попрятались по темным углам подсознания, чтобы вернуться в более удобный момент.

— Ладно, по крайней мере, все уже закончилось, — относительно утешила себя ведьмочка, вставая с земли и машинально кутаясь в плащ уехавшего эльфа. Ее маньяк галантно подарил его ей, так как от платья, по его же, кстати, вине, остались одни лохмотья.

— Тоже мне рыцарь без страха и упрека, — вновь рассердилась девушка. Продолжая ворчать подобным образом, она словно бы по капле выплескивала все те негативные эмоции, что накопились и жгли ее изнутри по вине так неудачно повстречавшегося на ее пути эльфа. Бессмысленная ругань не могла вернуть душевное равновесие, зато превосходно отвлекала от жалости к себе-любимой и даже способствовала развитию какой-никакой надежды на то, что ее неприятности почти закончились.

Вот если бы только к ней снова вернулась ее магия! В пылу тщетных попыток отбиться и убежать от сумасшедшего маньяка, Сангрита неосознанно сделала то, чего никогда не сделает ни один серьезный маг — позволила Потоку течь бесконтрольно. Каждый волшебник в своей сфере был чем-то вроде плотины на реке, состоящей из голой, необузданной магической силы. Эта сила нуждалась в постоянном контроле. Тех же, кто контроль терял, Поток попросту сносил, блокируя на какое-то время способности. В особо опасных случаях они исчезали навсегда.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора