Код Малевича

Тема

ЮРИЙ ТУРОВНИКОВ

Обращение автора

Убедительная просьба, не пытайтесь сжечь этот роман, ибо рукописи не горят!

Его электронная копия при форматировании жесткого диска не удаляется!

Взорвите свой, и без того перегруженный информацией, мозг!

Добро пожаловать на просторы альтернативной истории!

Отзывы читателей

«Сильно смеялась, даже описалась!».

(Тина Казанзаки, телеведущая).

«Это бестселлер, однозначно!»

(Влад Вервольфович, политик).

«Я нервно курю в сторонке!».

(Дэн Браун, американец).

«Это неправда!».

(В.В.П., аноним).

…Все, что происходит здесь со мной,

И надежда и страх,

Может захлестнуть одной волной

И свести с ума!..

ФАКТОР СТРАХА, «Дорога в никуда».

.

Пролог

.

Давным-давно в далекой-далекой Карпатии…

.

Нескончаемые ветра обдували заснеженные шапки горных пиков. Бледный диск луны лениво проплывал по небу, изредка появляясь из свинцовых туч, чтобы бросить свой тусклый свет на серые камни и мрачные, густые леса.

Где-то среди высоких сосен прокричала сова, заставив человека, кутающегося в потрепанную меховую накидку, вздрогнуть. Тусклый свет масляной лампады еле освещал бедное убранство пещеры, которая стала его домом. Сколько сил положено на его труды, известно одному Небу.

Много лет провел он, путешествуя по материкам, по крупицам собирая знания. И вот, наконец, цель достигнута. Зачем это нужно, человек не знал. Что-то внутри заставило взяться его за сей труд, нечто темное, что обитало вне этого мира.

Подышав на озябшие ладони, мастер придвинул лампаду поближе к куску холста, купленного на далеких землях Италии, и продолжил работу. Перо опускалось в чернильницу, сделанную из куска черного обсидиана, и со скрипом выводило на холсте буквы, которые превращались в слова. Те, в свою очередь, составили предложения, что, в конце концов, слились в описание странного ритуала. Того самого, что старик смог восстановить, ведя беседы с колдунами и служителями различных культов всего мира.

Отложив перо, человек вздохнул, отошел на пару шагов и посмотрел на результат своего труда. Усмехнувшись, мастер взял холст и вышел наружу, ступив босыми ногами на снег. В этот самый миг луна мгновение вышла из-за туч. Письмена, сделанные особым составом чернил, засияли в лунных лучах голубым светом и тут же погасли, едва бледный диск сокрылся снова.

Опять прозвучал крик совы, но на этот раз совсем рядом. Человек посмотрел по сторонам, пытаясь увидеть того, кто нарушил девственную тишину Карпатии. Внезапно над его головой раздались хлопки крыльев, а затем острые когти впились в холст и вырвали его из рук старика.

— Стой! Стой! — прокричал мастер и побежал вслед за ночным хищником, утопая в глубоком снегу. — Глупая птица, ты не ведаешь, что творишь! Стой!

В конце концов, поняв всю тщетность своих усилий, человек упал без сил, обхватил обеленную сединой голову морщинистыми ладонями и прошептал.

— Глупая птица…

.

Все события происходят в режиме реального времени(с учетом дорожных пробок).

Двадцать один год с момента коронации и 66 лет от рождества Императора. Страна Русландия.

.

День первый: «Мельник: туда и обратно»

.

Еще не полностью сгоревшие леса Империи. 00 часов 00 минут.

.

Рогатый месяц полз по ночному небу, продираясь сквозь густо растущие деревья. Лес спал. Дуновения слабого ветерка еле заметно раскачивали шапки сосен и пики елей, под которыми томились редкие березы и осины. Задрав голову и устремив взгляд желтых глаз на бледное ночное светило, завывал волк, но тут же прекратил свою песнь, от которой стынет в жилах кровь. Зверь почуял его. Точнее, живущее внутри него зло. Серый хищник испуганно поджал хвост и скрылся в чаще, подальше от этого места, хоть он и пришел сюда первым. Что-то подсказывало санитару леса, что лучше не рисковать целостностью своей шкуры и убраться подальше, оставив небольшую поляну, посередине которой высился единственный в этом лесу дуб. Огненный, если быть точным. Редчайший в мире гигант, чьи красные листья при лунном свете походили на кровавые капли. Стороннему наблюдателю могло показаться, что ночное небо кровоточит.

Путник оторвал взгляд от манящих звезд и осмотрелся. То, что нужно! Это место идеально подходит для совершения того, что он задумал. Остается только подготовить поляну для ритуала. Время еще есть. Скоро звезды выстроятся в нужном порядке, и вот тогда!.. Но… еще многое предстоит сделать.

Человек тяжело вздохнул и скинул черный плащ на траву, следом туда же упали и темно-синий свитер, и красная футболка. Он остался в черных штанах со множеством карманов, черной кепке, скрывающей лицо, и армейских ботинках. Несмотря на осеннюю прохладу, неизвестный чувствовал только тепло, исходящее изнутри его парящего тела. Огромная татуировка на спине, выполненная в виде бабочки, казалось, ожила. Потянувшись до хруста в позвонках, неизвестный повернулся к самодельной четырехколесной тележке, груженной огромными деревянными изваяниями, которую он волочил за собой через весь лес, как мул, как бурлак опостылевшую баржу. Когда-то к древнему гиганту вела широкая тропа, по которой, должно быть, далекие предки ныне живущих людей хаживали сюда, чтобы приклонить колени и принести жертву древним богам. Но со временем она заросла, в отличии от самой поляны, и путнику пришлось много дней спиливать деревья. Ехать сюда на машине он не рискнул, бросив фургон в нескольких километрах и забросав лапником, чтобы скрыть от посторонних глаз. Земля слишком мягкая, можно засесть, а какой-нибудь грибник, по закону подлости, обязательно ее найдет и позвонит, куда не следует, а это может испортить все, к чему приложено столько усилий и времени.

Поправив налобный фонарь, путник взял с тележки лопату и, подойдя к дубу, стал копать. Штык врезался в землю, перерубая мелкие корни. Когда яма стала достаточно глубокой, человек отсчитал три шага в сторону и вновь взрыл землю. Так продолжалось, пока на поляне не появились семь ям, глубиной по пояс, образовавших круг, диаметром в три метра, а между ними, ровно по середине, еще одна, поменьше. Стряхнув со лба выступивший пот, неизвестный отбросил инструмент в сторону. Плюнув на ладони и растерев слюну, путник вновь вернулся к телеге. Он взвалил на плечо одно из деревянных изваяний, после чего опустил его в одну из ям. Потом еще раз и еще, пока все семь идолов не заняли свои места. Оставалась лишь одна деталь. На самом дне самодельной повозки покоился большой жертвенный камень, покрытый рунами. Мышцы на руках и спине человека вздулись, когда он обхватил и приподнял тяжелый кусок породы. Килограмм шестьдесят, не меньше. Хрип вырвался из горла, сменившийся вздохом облегчения, когда камень занял свое место в яме в центре капища. Красная бабочка словно вновь ожила и подернула своими крылышками.

— Я скоро вернусь, — тяжело дыша, произнес человек. — Я скоро вернусь…

.

Володимир-город. Северные торговые ряды. Летнее кафе. 10 часов 00 минут.

.

Сидя под огромным зонтом, заслонявшим от солнечных лучей, и потягивая вишневый сок, следователь Губернского сыска Григорий Мельник смотрел по сторонам. Именно сегодня, в этот погожий день ему исполнилось двадцать девять лет, но несмотря на повод, голова коротко стриженого блондина забита абсолютно другими мыслями. Его не волновало, как он будет отмечать праздник, до которого лично ему нет никакого дела. Друзей раз, два и обчелся, денег — еще меньше, а «висяков» — хватит на десятерых. Какие к Диаволу посиделки?! Того и гляди премию урежут, а жить на что-то надо. За съемную комнату платить, опять же… Свободного империала нет, чтобы в коем веке сходить с подругой, а по совместительству и арендодателем, на концерт Михаила Стасова, а это, извините-подвиньтесь, треть зарплаты, чтоб его изжога замучила!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке