Тоннель в небе

Тема

Роберт Хайнлайн

Глава 1. МАРШИРУЮЩИЕ ТОЛПЫ.

Доска объявлений у лекционного зала 1712-А Высшей школы Патрика Генри освещалась вспышками красного света. Род Уокер проталкивался через толпу студентов, пытаясь разглядеть объявление на доске. Он почувствовал толчок в живот и услышал:

– Эй! Перестань толкаться!

– Прошу прощения. Полегче, Джимми, – Род ухватил локоть Джимми Трокстона болевым приемом, но сжимать не стал. Вытянув шею, он глядел через голову Джимми. – Что за объявление?

– Сегодня занятий не будет.

– Почему?

Чей-то голос ответил ему:

– Потому что завтра «Аве, Цезарь, идущие на смерть…»

– Вот как! – Род почувствовал тяжесть в желудке, как всегда перед экзаменом.

Толпа расступилась, и он смог прочесть объявление:

ВЫСШАЯ ШКОЛА ПАТРИКА ГЕНРИ

ОТДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

Специальное объявление для всех студентов курса 410 (избравших высший семинар), успешно изучивших курс выживания, инструктор доктор Мэтсон, 1712-А, МВТ

1. В пятницу, 14-го, занятий не будет.

2. Настоящим объявляется двадцатичетырехчасовая подготовка к выпускному экзамену по курсу одиночного выживания. Студенты должны явиться в 9-00 в субботу в помещение ВЫХОДА Темплтона и в 10-00 начать с трехминутным интервалом проходить ВЫХОД.

3. Условия испытания:

а) любая планета, любой климат, любая территория;

б) никаких правил, любое вооружение, любое снаряжение;

в) объединение в группы разрешается, но группы не будут пропускаться через ВЫХОД совместно;

г) продолжительность испытания не менее сорока восьми часов и не более десяти дней.

4. Доктор Мэтсон дает советы и консультации до 17-00 в пятницу.

5. Испытание может быть отложено только по решению экзаменационной комиссии, но любой студент может отказаться от него без административного наказания до 10-00 субботы.

6. Удачи и долгой жизни всем вам!

Б.П. Мэтсон.

Утверждаю: Дж. Р. Рерих, за Совет."

Род Уокер медленно прочел объявление, стараясь унять нервную дрожь. Он еще раз взглянул на условия испытания – но ведь это не условия, а полнейшее их отсутствие. Никаких ограничений! Они выбросят тебя через ВЫХОД, и в следующее мгновение ты можешь оказаться лицом к лицу с белым медведем при 40 градусах ниже нуля или вступить в борьбу с осьминогом глубоко в теплой соленой воде. Или встретиться лицом к лицу с трехглавым чудовищем на планете, о которой ты никогда не слыхал.

Он услышал чье-то сопрано:

– Двадцатичетырехчасовая подготовка! Но осталось уже меньше двадцати часов. Несправедливо.

Другая девушка ответила:

– Какая разница? Я бы хотела стартовать немедленно. Все равно ночью глаз не сомкнуть.

– Но если нам обещана двадцатичетырехчасовая подготовка, мы должны ее получить.

Вторая студентка, высокая и сильная зулуска, усмехнулась:

– Скажи это Дьякону.

Род отвернулся и потянул за собой Джимми Трокстона. Он знал, что сказал бы «Дьякон» Мэтсон – что-нибудь о том, что справедливости не место на экзамене по выживанию. Подумал об искушении, скрывавшемся в пятом параграфе объявления: никто не осудит его, если он бросит курс обучения. В конце концов «Выживание» было всего лишь одним из университетских курсов; он мог закончить колледж и без него.

Но в глубине души он сознавал, что если не уймет свои нервы сейчас, то никогда не сможет окончить курс позже. Джимми беспокойно спросил:

– Что ты думаешь об этом, Род?

– Я думаю, все будет в порядке. Но хотел бы я знать, нужно ли надевать теплое белье. Как ты думаешь, не намекнет ли нам Дьякон?

– Он? Только не он! Он считает, что сломанная нога – отличная хохма. Этот человек готов съесть собственную бабушку… без соли.

– Пойдем! Он ест с солью. Да, Джим. Ты видел, что сказано о группах?

– А что? – Джимми отвел глаза.

Род почувствовал раздражение. Он намекнул так же деликатно, как делал бы предложение девушке, что готов провести всю жизнь в одной корзине с Джимми. Наибольший риск в одиночном испытании заключался в том, что человеку рано или поздно придется заснуть хоть ненадолго. Испытание в группе снижало эту опасность – пока один спит, другой бодрствует.

Джимми должен был знать, что Род сильнее его, как вооруженный, так и безоружный; предложение было выгодным для него. Однако он колебался, как если бы не желал давать Роду преимущество.

– В чем дело, Джим? – холодно спросил Род. – Ты считаешь, что безопасней идти одному?

– Нет, конечно, нет.

– Может, ты не хочешь объединиться со мной?

– Нет, нет, я так не думал!

– Тогда что же ты думал?

– Я думал… Род, я очень благодарен тебе. Я не забуду этого. Но объявление говорит еще кое о чем.

– О чем же?

– Оно говорит, что мы должны спихнуть этот проклятый курс и окончить колледж. И я счастлив, как вспомню, что больше уже не нужно будет торговать брюками в розницу.

– А я думал, ты возгордился, став высокообразованным адвокатом.

– Такая экзотическая юриспруденция утрачивает всю привлекательность… Но о чем мне заботиться? Мои старики будут счастливы узнать, что я сохраняю верность семейному бизнесу.

– Это значит, что ты испугался?

– Ну, есть только один способ избежать этого. Как ты считаешь?

Род глубоко вздохнул:

– Да. Я тоже испугался.

– Господи! Теперь давай вдвоем продемонстрируем, как лучше всего выжить, пройдя в канцелярию колледжа и внеся свои фамилии в список отказавшихся от экзамена.

– Ну, нет! Ты пойдешь один.

– Ты остаешься?

– Да.

– Род, а ты видел статистику последних выпусков?

– Нет. И не хочу. Пока.

Род быстро повернулся и вошел в аудиторию, провожаемый встревоженным взглядом Джимми.

В аудитории собралось около дюжины слушателей высшего семинара. Доктор Мэтсон, «Дьякон», сидел на краю стола и держался весьма непринужденно. Это был худощавый человек маленького роста, с желтым лицом и повязкой на одном глазу; на его левой руке не хватало трех пальцев. На груди три узкие ленточки, означавшие, что он принимал участие в трех знаменитых первых экспедициях; крошечный бриллиант на одной из них свидетельствовал, что в этой экспедиции он один остался в живых. Род устроился во втором ряду. Глаза Мэтсона, «Дьякона», хлестнули по нему, затем инструктор продолжал.

– Я не понимаю недовольства, – сказал он весело. – В условиях сказано: «любое оружие», так что вы можете защищаться любым способом – от пращи до кобальтовой бомбы. Я думал, что на выпускной экзамен вы будете допущены с голыми руками, даже без пилочки для ногтей. Но Совет по образованию не согласился, так что мы были вынуждены превратить экзамен в испытание для неженок.

– Но, доктор, наверное, Совет знает, что нам придется сражаться с опасными животными?

– О, конечно! С самыми опасными!

– Доктор, это правда?

– О да!

– Тогда я думаю, что лучше попасть на Митру и наблюдать там за снежными людьми, чем оказаться на Терре в обществе леопардов. Разве я не прав?

Дьякон безнадежно покачал головой:

– Мой мальчик, с такими знаниями вам не окончить курса. Эти глупые создания вовсе не опасны.

– Но Джеспер в «Хищниках и добыче» говорит, что самый хитрый, самый опасный…

– Сумасшедшая тетка Джеспера! Я говорю о подлинном царе зверей, единственном животном, которое всегда опасно, даже когда не голодно. О двуногом чудовище. Взгляните вокруг себя!

Инструктор наклонился вперед:

– Я говорил вам это тысячу раз, но вы все еще не верите. Человек – единственное животное, которое нельзя приручить. Когда ему удобно, он целые годы ведет себя мирно, как корова. Но когда мир ему невыгоден, он опаснее леопарда. Особенно это относится к женщинам. Еще раз оглянитесь вокруг. Вы все друзья. Вы все вместе проходили полевые испытания на выживаемость, вы можете положиться друг на друга. Так? Прочтите об отряде Доннера или о первой венерианской экспедиции. Так или иначе, на испытаниях в космосе могут возникнуть различные ситуации, незнакомые вам. – Доктор Мэтсон остановил свой взгляд на Роде. – Я не хотел бы видеть никого из вас после этого испытания. Некоторые из вас – типичные горожане по натуре. Боюсь, что я не успел вбить в ваши головы, что там вы не встретите полисмена. Но я не подам вам руки, если вы допустите глупую

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке