Сокрытая и Гизель

Тема

Я очнулся в темной комнате, занимаясь любовью с девушкой, которую не знал. Или не помнил. Не ясно мне было даже то, как я оказался с ней в постели. Жизнь — странная штука. Странная, но временами приятная. Я не хотел разрушить нашу идиллию и продолжал делать то, что должен в подобной ситуации, пока чувство гармонии и неги не охватило нас полностью. Небольшой жест моей левой руки, и маленький огонек зажегся у изголовья постели. У нее были длинные черные волосы и зеленые глаза, высокие скулы и широкие брови. Я прибавил свет, и она засмеялась, обнажив зубы вампира. Не цветом ли крови окрашены ее губы? Так и кажется, что сейчас она беспардонно вопьется зубами в мое горло после всех любовных утех.

— Много времени прошло, Мерлин, — сказала она мягко.

— Вы имеете преимущество передо мной, — ответил я.

— Едва ли, — она засмеялась снова и придвинулась ко мне с такой грацией, что отвлекла меня от уже возникавшей догадки.

— Несправедливо, — сказал я, глядя в морскую глубину ее глаз, оттененную бледными бровями. Что-то ужасно знакомое было в них, но я не мог вспомнить.

— Думай, — сказала она, — я не хочу быть забытой.

— Рэнда? — спросил я.

— Твоя первая любовь, — сказала она с улыбкой. Когда-то ты был моим. Там, в Мавзолее мы играли еще детьми. Это было здорово, но так давно, что и я иногда сомневаюсь, было ли это вообще?

— Конечно было, — ответил я, проведя ладонью по ее волосам. — Нет, я никогда об этом не забывал. Правда, я никогда не думал, что увижу тебя снова, с тех пор, как твои родители запретили нам видеться, решив, что я владею злыми чарами.

— Им казалось именно так, мой Принц Хаоса и Амбера. Странные силы вашей семьи… непонятная для нас магия…

Я посмотрел на ее клыки, подобные невложенным в ножны кинжалам.

— Странная вещь для семейства вампиров — бояться чужой магии. Вряд ли это можно назвать поводом, чтобы запретить наши встречи.

— Вампиры? Мы не вампиры, — резко сказала она. Мы — последние из Сокрытых. Имеются только пять семейств, подобных нам, во всех отражениях от Амбера до Хаоса.

Я задумался над ее словами, но память не подсказала мне ничего.

— Жаль, но я понятия не имею, кто такие Сокрытые.

— Я была бы очень удивлена, если бы ты знал. Нас не зря называют так.

Сквозь ее приоткрытые губы я увидел, как кинжалообразные клыки медленно уменьшаются, постепенно принимая нормальныю форму.

— Они появляются, когда меня охватывает страсть, — пояснила Рэнда.

— Или когда вы используете их по прямому назначению?

— Да, — сказала она. — Их плоть даже лучше, чем их кровь.

— Их? — спросил я.

— Тех, кого мы используем.

— И кто они такие?

— Те, без кого мир мог бы стать только лучше. Большинство из них просто исчезнет. Лишь немногие останутся.

Я покачал головой.

— Сокрытая, я не понимаю.

— Мы есть, мы действуем, где бы мы ни были. Мы горды, но остаемся в тени. Мы живем кодексом чести, который находится вне вашего понимания. Даже тот, кто подозревает истину, не может понять нас.

— Зачем же ты рассказываешь о таких вещах мне?

— Я наблюдала за тобой долгое время. Ты не предал бы нас. Ты тоже связан кодексом чести.

— Ты наблюдала за мной долгое время? Как?

Но близость наших тел отвлекла нас от разговора. Чуть позже, когда мы лежали рядом спокойные и умиротворенные, я повторил свой вопрос. Однако, к этому времени она была к нему готова.

— Я — мимолетная тень в твоем зеркале, — сказала она. — Я смотрю сквозь стекло, оставаясь невидимой. Каждый из нас имеет привязанности. Домашнее животное, любимое место, просто хобби… Моей привязанностью всегда был ты.

— Почему я узнал об этом именно теперь? — спросил я. — Рэнда, сколько лет ты хранила это в себе?

Ее взгляд стал отрешенным.

— Может случиться, что ты скоро умрешь, — сказала она минуту спустя.

— Я просто хотела вспомнить те счастливые дни, что мы провели вместе в Девственном Лесу.

— Я скоро умру? Я живу в опасности и не могу отрицать этого, ведь я близок к Трону. Но у меня сильные защитники — и я более силен чем можно обо мне подумать.

— Я ведь сказала, что наблюдала за тобой, и нисколько не сомневаюсь относительно твоих способностей. Я видела, как ты используешь заклинания. Некоторые из них я даже смогла понять.

— Ты — чародейка?

Она покакачала головой.

— Мое знание этих вопросов достаточно обширно, но я специализируюсь в другой области.

— В какой? — спросил я.

Она указала на огонек, который я зажег.

— Ты мог бы его переместить?

Вместо ответа я чуть-чуть его передвинул.

— Помести его поближе к твоему зеркалу, — попросила она.

Я сделал это. Зеркало было очень темным, таким же, как в доме Мандора, где я проводил ночь после нашего недавнего совещания. Я встал и пересек комнату. Зеркало было абсолютно черно. Ни одного отражения окружающих предметов.

— Оно особенное? — спросил я.

— Нет, — сказала она. — Я закрыла его сразу после того, как пришла. И все зеркала в доме — тоже.

— Ты пришла через зеркало?

— Да. Я живу в Зеркальном Мире.

— И ваше семейство? И четыре других семейства, о которых ты упомянула?

— Мы все живем вне границ отражения.

— И оттуда Вы путешествуете с места на место?

— Именно.

— Очевидно, чтобы наблюдать ваших домашних животных. И людей которые вам не нравятся?

— И это тоже.

— Вы чудовища, Рэнда, — я присел на край кровати и взял ее за руку,

— но я рад увидеть тебя снова. Я хочу, чтобы ты оставалась со мной.

— Я буду с тобой, — сказала она. — Во сне.

— Разве наяву это невозможно?

Она кивала.

— Я хотела бы остаться с тобой или принять тебя в своем доме. Но это будет слишком опасно, и прежде всего — для тебя.

— Возможно — согласился я. — Однако, тогда тем более не ясно, почему ты сейчас здесь?

— Опасность распространилась. Теперь это сближает нас.

— А я думал, что последнее время опасность для моей жизни немного отступила. По крайней мере с тех пор, как пресек попытки Дары и Мандора манипулировать мной в их очередных интригах.

— Они не остановятся, Мерлин.

Я пожал плечами.

— Это у них в крови. Я давно понял, что являюсь лишь козырем в их игре, и они знают, что не застанут меня врасплох. А с моим братом Джартом мы, кажется, достигли согласия. И Джулия… мы могли бы…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке