Ведьма носит Reebok

Тема

Надежда Первухина

Посвящается Ларисе Михайловне Лыгиной, человеку и врачу, сохранившей мне жизнь и чувство того, что в мире все прекрасно

ПРОЛОГ

– Вот черт! – беспомощно выругалась я, глядя, как моя тюнинговая метла теряет скорость и плавно зависает в воздухе. – Да чтоб тебя…

Но тут я вовремя опомнилась. Проклинать метлу, сидя на ней, да еще в двадцати метрах над землей – занятие безумное. И безрассудное.

А меня все учили быть рассудительной.

Невыносимо!

Я снова и снова заученно повторяла заклинание для левитирования помела, стараясь не перепутать порядок слов, аккуратно вдавливала пальцы в замысловатые рунические знаки, украшавшие черенок, но метла, негодяйка, как замерла на месте, так и все тут.

Пока я боролась с коварным средством ведьмовского транспорта, мимо меня проносились счастливицы на более удачных моделях метел. Некоторые кричали мне что-то ободряющее, другие – насмешливое, и я чувствовала, что вдобавок ко всему начинаю краснеть от стыда. А когда я краснею от стыда, с моей кожей происходит странная штука – она начинает отторгать любую наложенную на нее косметику. Вот и сейчас я почувствовала, как со щек потек тональный крем. И это после того, как я утром потратила сорок пять минут, чтобы правильно и аккуратно его нанести!

От злости я пихнула черенок метлы кулаком, и она, неожиданно взбрыкнув, рванулась вперед. Да еще как рванулась! Я едва удержала равновесие, стиснула бедра так, что они закаменели. И тут же поняла, что от этого нервного движения метлы у меня с одной ноги слетела модельная босоножка и канула вниз, возможно, кому-то прямо на голову. Возвращаться и искать ее было глупо, следовало пользоваться тем, что метла наконец летит так, что обгоняет метлотакси, которые, к слову сказать, обладают бешеной скоростью. Я за полторы минуты пролетела три квартала, лихо заложила вираж, сворачивая с проспекта Мизерикордиа на площадь Святой Вальпурги, и как раз тогда, когда я пролетала над бронзовой головой статуи покровительницы ведьмовского Ремесла, в кармане моей летней шелковой куртки ощутимо потеплело и завибрировало.

Я достала из кармана мобильный магический кристалл. Судя по его цвету, меня вызывал не кто иной, как Мокрида Прайс. Мой босс.

Я активировала кристалл.

– Ю-ли-я, Ю-ли-я, вы меня слышите, Ю-ли-я? – донесся из кристалла визгливый голос моей начальницы.

Пришлось затормозить метлу. Не могла же я вести это крайне коварное транспортное средство и одновременно разговаривать по магическому кристаллу с боссом. Метла зависла крайне неохотно, чуть не помяв прутья летящего впереди курьерского помела. Курьер обернулся и послал в меня шаровую молнию. Маленькую. Я уклонилась от молнии и продолжила разговор.

– Да, Мокрида, я слышу вас очень хорошо.

– Где вы находитесь? Я вот уже три минуты как вошла в свой кабинет, но не обнаружила вас на рабочем месте.

– Я… я стояла в пробке на проспекте…

– Меня это не интересует. Вы должны быть на рабочем месте вовремя. Усвойте это раз и навсегда.

– Хорошо, Мокрида, – покорно сказала я в магический кристалл, чтобы он не раскалился от гнева моего босса. Ведь когда кристалл раскаляется, его трудно держать в руках. К тому же мобильные кристаллы быстро портятся и выходят из строя, если часто раскаляются. Этот мой кристалл – уже третий за неделю, и в Службе выдачи кристаллов на меня весьма косо смотрят. Они думают, что я их ем, эти магические кристаллы. Конечно, ведь они не знают, что значит быть секретаршей Мокриды Прайс.

Та не замедлила о себе напомнить.

– Ю-ли-я, наш разговор не окончен. Раз уж вы все равно опоздали в офис, то заберите Шанель и отвезите ко мне домой. А затем направляйтесь в офис. Немедленно. Это все.

– Благословенны будьте, Мокрида, – тупо сказала я уже погасшему магическому кристаллу. Он медленно остывал в моей ладони. Другой рукой я крепко стиснула черенок помела, чтобы не свалиться от очередного приступа изумления.

Эти приступы изумления, граничащего с яростью, случались у меня все чаще с тех пор, как моим боссом стала Мокрида Прайс. Вот сейчас, например. Она ведь специально дезактивировала свой кристалл, полагая, что у меня достаточно информации о таинственной Шанели. Между тем я терялась в догадках. Кто такая эта Шанель? Нет, я прекрасно знала о существовании законодательницы мод Коко Шанель, но не думаю, что мне поступил приказ «забрать» именно ее. Это было бы уж слишком. Возможно, речь идет о духах от Шанель? Костюме от Шанель? Или новой модели сумочки? Да – и кстати! – где находится дом Мокриды? И с чего это вдруг Мокрида, у которой имеется целый штат прислуги, взвалила эту работу на меня, своего личного секретаря?

– Она надо мной издевается, – пробормотала я. Очень захотелось курить, но, поскольку дала себе слово бороться с вредными привычками, подавила в себе это преступное желание. – Да, именно так. Издевается, и ничего больше. Это мне отмщение за то, что я опоздала на работу.

Но, строй не строй версий, проблемы это не решит. Я должна как можно скорее узнать, кто такая эта чертова Шанель, и, какими-нибудь окольными путями разузнав местонахождение дома Мокриды, отвезти Шанель туда. В моей голове уже созрел план. Как личный секретарь Мокриды, я могла активировать кристаллы ее домоправительницы, няни ее детей, личного секретаря ее мужа, ее гадалки, гомеопата и психоаналитика. Начала я с того, что связалась с домоправительницей. Психоаналитик мне сейчас точно не смог бы помочь.

– Благословенны будьте, Линора, это я, Юлия.

– А, Юля, привет. – Линора, в отличие от своей хозяйки, была настоящим спасителем человечества. Помимо того что она была замечательной волшебницей, Линора, по-моему, еще входила в ряды пацифисток, защитниц окружающей среды и вегетарианок, что лишь придавало ей дополнительного шарма.

В данный момент ей предстояла задача спасти не окружающую среду, а меня.

– Что случилось, Юля? – поинтересовалась Линора. Как и я, она прекрасно пользовалась английским, этим международным языком всех ведьм. Поэтому мы хорошо друг друга понимали.

– Линора, мне только что позвонила Мокрида. Я опоздала на работу из-за помела, и она взъярилась.

– Ничего, Юля, держись. Мокрида если и ярится, то быстро остывает.

– Да, но дело даже не в этом. Понимаете, Линора, Мокрида приказала мне откуда-то забрать какую-то Шанель и отвезти ее на дом к Мокриде. Это ужас! Я в полнейшей растерянности. Что мне делать? Почему вы смеетесь?

– Потому что такие приказы Мокриды выглядят слишком уж забавно. Бедная Юля! Но я тебе помогу, не волнуйся. Все просто. Шанель – это говорящая крыса Мокриды. Шанель сегодня отвезли на улицу Торо в косметический зоосалон, где ей в ухо вставляют золотую серьгу. Лети на улицу Торо, семнадцать, и попроси в салоне, чтобы тебе отдали Шанель.

– Но адрес дома Мокриды?!

– Набережная Морис, пять. Ты легко найдешь наш особняк. А у ворот я тебя встречу, и ты передашь мне Шанель с рук на руки. Действуй, девочка.

– Да благословит вас святая Вальпурга, Линора! Вы меня очень выручили.

– Не стоит благодарностей. Не теряй времени, Юля.

Я вняла совету Линоры и направила свою метлу на улицу Торо, где в косметическом зоосалоне меня ждала встреча с говорящей крысой по имени Шанель.

Шанель оказалась упитанной черной крысой с довольно большими для ее вида ушами. В одном ухе поблескивало колечко золотой серьги, украшенной бриллиантиком карата этак на четыре. Шанель с отсутствующим видом сидела в корзинке и грызла что-то похожее на леденец.

– Мокрида приказала мне забрать тебя, – сказала я крысе. – И отвезти домой. Ты не против?

Крыса оторвалась от леденца и лениво глянула на меня (мне кажется, она окинула презрительным взглядом весь мой немудрящий наряд: замшевые брюки и трикотажную майку с шелковой курткой плюс отсутствие одной босоножки, хотя нет, уж этого она заметить не могла!). И наконец сказала:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке