Последняя битва (2 стр.)

Тема

Я с ним полностью согласен.

Михаил Ахманов

Санкт-Петербург, август-сентябрь 2000 г.

ПРОЛОГ

В северный лес и великие южные джунгли, в просторы саванны и бесплодные плоскогорья запада пришла весна. Она не слишком отличалась от зимы, ибо в году семь тысяч четыреста семьдесят девятом от рождения Спасителя климат планеты сильно изменился; потепление, наступившее в начале нового межледникового периода, вызвало бурную вспышку жизни, какой Земля не знала с легендарных времен, с эпохи Гондваны и Пасифиды. Льды а Арктике и Антарктике растаяли, океан поглотил низменные континентальные берега, Тайг, дремучий хвойный лес, шагнул на север, вытеснив тундру, тропические джунгли затопили мир до уровня сороковой параллели, а на экваторе, в районах бывших могучих рек Конго и Амазонки, протянулись бесплодные, сожженные солнцем пустыни. Человек тоже внес свою лепту в эти метаморфозы; после Смерти — атомного побоища, произошедшего пять тысячелетий тому назад — развитие флоры и фауны под действием радиации породило множество новых, чудовищных форм; мутировавшие деревья теперь достигали сотен футов в высоту, гигантские животные, подобные бронированным древним динозаврам, бродили среди лесов и степей, жуткие монстры таились в руинах древних городов и в радиоактивных пустынях, мерцавших по ночам зловещими голубоватыми огнями. Кроме того, люди, изрядно уменьшившиеся в числе и растерявшие большую часть технологических достижений, уже не являлись единственными носителями разума; в результате мутаций возникли новые расы разумных существ, иногда враждебные человеку, часто не дарившие его вниманием, и в очень редких случаях готовые объединиться и сотрудничать с ним, чтобы вместе противостоять Нечистому. Да, мир изменился! Однако, как и в древние времена, он был разделен и расколот, и Добро по-прежнему мерилось силой со Злом в кровопролитных беспощадных битвах.

Но что касается климата, он, безусловно, сделался мягче, и в главных зонах обитания, в Евразии и на Североамериканском материке, лето было долгим и жарким, а зима — почти бесснежной и, на первый взгляд, не слишком отличавшейся от осени и весны. Тем не менее деревья и травы, сохранившие память о четырех временах года, все еще покорно внимали весеннему зову. В этот период соки в огромных соснах Тайга струились быстрей, дубы, березы и клены красовались в свежем лиственном уборе, бамбук выпускал молодые ростки, мох у подножий пальм и хвойных деревьев вздымался пышной зеленой периной, а цветы казались ярче и благоухали сильней.

В ту весну на болотах и полянах Тайга, и в южных лесах, увитых лианами, большая часть цветов имела кровавый оттенок, алый или багряный. Простые люди в Республике Метс и в Южных Королевствах, фермеры, трапперы и рыболовы, при виде их творили крестное знамение, говоря, что это злые цветы, возросшие на крови слуг Нечистого и их пособников, мерзких лемутов. Священники, как в северных Аббатствах Канды, так и в Д'Алви, Кэлине, Чизпеке и других приморских странах, хранили молчание на сей счет. Да и что они могли сказать? Пути Господни неисповедимы, и, быть может, Творец действительно слал знамение, дабы напомнить Нечистому, что гнев Его колеблет горы, что мощь Его не иссякла и выбор орудий Его воли не оскудеет никогда. Во всяком случае, пер Иеро Дистин, священник, воин и принц Д'Алви, думал именно так.

Прошло полтора года с тех великих дней, когда при штурме Нианы был разгромлен Желтый Круг союза Темных Мастеров, а затем, в битве на озере Слез, флот, конница и стрелки метсов уничтожили два северных Круга, Красный и Голубой, вместе с их вождями и ордами лемутов, людей-крыс, Волосатых Ревунов, псов Скорби и прочей нечистью. То были дни торжества для Иеро, ибо Республика, которой он служил силой рук и разума, наконец сокрушила адептов Нечистого, поставив точку в многолетнем споре: кто будет властвовать над континентом от океана Лантика до западных гор и соленых вод. Он бился в том и в другом сражении, он одержал победу и был награжден: Горм и двое старейшин медвежьего племени принесли ему голову С'даны, вождя Голубых, его смертельного врага.

Победа, почести и посрамление Нечистого… Чего еще желать священнику и воину?

Но он был также принцем и супругом. Лучар, его темнокожая принцесса, ждала в дремучих южных лесах, и ждал ее народ, изнемогавший в междуусобной резне. Вести из Д'Алви, принесенные братом Альдо, главой эливенеров, были тревожными, если не сказать больше: мятеж герцога Амибала ширился, король Даниэл, отец Лучар, страдал от тяжкой раны, а его полководца графа Гифтаха, вместе с остатками армии, мятежники оттеснили в джунгли, отрезав от побережья и помощи верных королю племен. Возможно, Гифтах смог бы справиться с Амибалом и его советником жрецом Джозато, но их поддерживал Зеленый Круг — последний, еще не разгромленный оплот Нечистого на юге. К тому же Эфраим, король Чизпека, перешел с отборным воинством северную границу Д'Алви, действуя по принципу: если соседи дерутся, самое время стащить с их стола пирог и кувшин с вином. Зная, что Эфраим законченный мерзавец, Иеро полагал, что пирогом и вином тот не ограничится; скорее, прихватит и стол со скатертью.

Он собирался в Д'Алви с Клоцем, Гормом и тремя своими верными иир'ова, но судьба в лице Куласа Демеро, генерала-аббата и гонфалоньера Республики, распорядилась иначе: он отплыл из Намкуша в Ниану на паровом дредноуте, в сопровождении флотилии парусных кораблей с двумя легионами Стражей Границы. Зеленый Круг должен быть уничтожен, а прах последних Темных Мастеров развеян по ветру! Так повелели Совет Аббатств и отец Демеро, и воин-священник выполнил их приказ. Оставив небольшой гарнизон в Ниане, он двинулся на восток, к побережью Лантика, и первым ударом сбросил в соленые воды армию Эфраима. Это была славная битва, на широком песчаном пляже, под неумолчный рокот волн! Тучи стрел затмили солнце, расступились воды и дрогнула под копытами лорсов земля, когда Иеро вел кавалерию в атаку; и там, где прошли его всадники, пески из золотистых стали алыми.

Весть о том, что северный принц вернулся в Д'Алви, всколыхнула всю страну; в лагерь его начали стекаться рыбаки побережья, быстроногие му'аманы, сыны Давида и отряды верных королю нобилей. Через неделю он подступил к столице с многотысячной армией, взял город и очистил его от людей Амибала и их союзников. Затем началась долгая война в джунглях; войско герцога, избегая решительного сражения, отступало на юго-запад, теряя бойцов в непролазных чащах и безводных пустынях Смерти. Иеро шел за врагом по пятам, повторяя путь, проделанный им полугодом раньше, во время бегства от слуг Нечистого; тот путь, что привел его к Солайтеру. И он знал, что ожидает Амибала в конце дороги.

После шести недель преследования поредевшая армия герцога выбралась в южные степи, в благодатный край непуганных животных и ручьев с чистой кристальной водой. Здесь были хищники и гигантские травоядные звери, но Амибал их, похоже, не опасался — с его войском шли колдуны Зеленого Круга, и все живое бежало перед ними. Выбрав подходящее место среди холмов, герцог велел разбить лагерь и возвести валы; его воины, люди и лемуты, отдыхали и отъедались, готовясь к решительной битве с северянами. Их оставалось еще много, тысяч пять или шесть бойцов, чье мужество подогревали телепатическим внушением адепты Нечистого.

Но из саванны явились иир'ова, и вместо битвы произошла резня. Степных охотников было всего три сотни, но Ветер Смерти летел впереди них, внушая ужас и сея панику. Они нагрянули на спящий лагерь в темноте, и воины Иеро, сидевшие у костров в двух милях от противника, слышали не звон оружия, а жуткие вопли, стоны и предсмертный хрип. Это продолжалось все ночь, а утром, когда наступила тишина, над лагерем в холмах закружили грифы-трупоеды. Иеро не вмешивался в это побоище, и ни один его солдат не обнажил в ту ночь оружие. Дети Ночного Ветра мстили Темным Мастерам за свой позор, за годы пленения и мук — мстили так, как мстит раса воинов: клыком и ножом. То было их право, и Иеро полагал, что Господь простит им жестокость. Разве не сказано в Святой Книге: поднявший меч от меча и погибнет?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке