Золотой змей, серебряный ветер

Тема

Рэй Брэдбери

В. Серебряков, перевод

-- В форме свиньи? -- воскликнул мандарин.

-- В форме свиньи, -- подтвердил гонец и поки-нул его.

-- О, что за горестный день несчастного года! -- возопил мандарин. -- В дни моего детства город Квон-Си за холмом был так мал. А теперь он вырос настолько, что обзавелся стеной!

-- Но почему стена в двух милях от нас в одночасье лишает моего родителя покоя и радости? -- спросила его дочь.

-- Они выстроили свою стену, -- ответил мандарин, -- в форме свиньи! Понимаешь? Стена нашего города выстроена наподобие апельсина. Их свинья жадно пожрет нас!

-- О. -- И оба надолго задумались.

Жизнь полна символов и знамений. Духи обитали по-всюду. Смерть таилась в капельке слез, и дождь -- во взмахе крыла чайки. Поворот веера -- вот так -- наклон крыши и даже контур городской стены -- все имело свое значение. Путники, торговцы и зеваки, музыканты и лицедеи доберутся до двух городов, и знамения заставят их сказать: "Город в облике апельсина? Нет, лучше я войду в город, подобный свинье, набирающей жир на любом корму, и буду процве-тать его удачей".

Мандарин заплакал.

-- Все потеряно! Тяжелые дни наступили для нашего города, ибо явились ужасающие знаки.

-- Тогда призови к себе каменщиков и строителей хра-мов, -посоветовала его дочь. -- Я нашепчу тебе из-за шел-ковой ширмы, что сказать им.

И в отчаянии хлопнул в ладоши старик:

-- Хэй, каменщики! Хэй, строители домов и святилищ!

Быстро явились к нему мастера, знакомые с мрамором, гранитом, ониксом и кварцем. Встретил их мандарин, ежась на троне в ожидании шепота из-за шелковой ширмы. И вот прозвучал шепот:

-- Я собрал вас...

-- Я собрал вас, -- повторял мандарин, -- ибо наш го-род выстроен в форме апельсина, а гнусные жители Квон-Си выстроили свою стену в облике жадной свиньи...

Закричали каменотесы и восплакали. Простучала во внеш-нем дворике тросточка смерти. Отхаркалась, прячась в тенях, нищета.

-- А потому, -- сказали шепот и мандарин, -- мои стро-ители, возьмите кирки и камни и измените форму нашего города!

Вздохнули изумленно зодчие и каменщики. И сам ман-дарин вздохнул изумленно. А шепот нашептывал, и повто-рял за ним мандарин:

-- И мы отстроим наши стены в форме дубинки, которая отгонит свинью!

Вскочили с колен мастера и закричали от радости. Даже сам мандарин, восхитившись своими словами, захлопал в ладоши, поднявшись с трона.

-- Быстрей же! -- воскликнул он. -- За работу! А когда ушли люди, веселые и деловитые, мандарин повер-нулся к шелковой ширме и с любовью воззрился на нее.

-- Позволь обнять тебя, дочь моя, -- прошептал он.

Но ответа не было, и, шагнув, за ширму, мандарин не нашел там никого.

"Какая скромность, -- подумал мандарин. -- Она ушла, оставив меня радоваться победе, словно я одержал ее".

Новость расходилась по городу, и жители славили муд-рого мандарина. И каждый таскал камень к стенам. Запус-кали фейерверки, чтобы отогнать демонов нищеты и по-гибели, пока горожане трудятся вместе. И к концу месяца встала новая стена, в форме могучей булавы, способной отогнать не только свинью, но даже кабана или льва. И ман-дарин той ночью спал, как счастливый лис.

-- Хотел бы я видеть мандарина Квон-Си, когда ему донесут эту весть. Что за шум и суматоха поднимется! Он, должно быть, спрыгнет с утеса от злости, -- говорил он. -- Налей еще вина, о дочь-думающая-как-сын.

Но радость его увяла быстро, как цветок зимой. В тот же вечер в тронный зал ворвался гонец.

-- О мандарин! Чума, лавины, саранча, глад и отрав-ленные колодцы!

Задрожал мандарин.

-- Горожане Квон-Си, чьи стены построены в форме свиньи, которую прогнали мы, изменив наши стены в по-добие дубинки, превратили нашу победу в прах. Они по-строили стену в виде огромного костра, чтобы сжечь нашу дубинку!

И сжалось сердце мандарина, как сморщивается послед-нее яблоко на осенних ветвях.

-- О боги! Путники станут обходить нас стороной. Тор-говцы, узрев такие знамения, отвернутся от полыхающей дубинки к пожирающему ее огню!

-- Нет, -- донесся из-за шелковой ширмы голос, как паде-ние снежинки.

-- Нет, -- повторил изумленный мандарин.

-- Передай каменотесам, -- сказал шепот, как касание капли дождя, -чтобы они отстроили стену в облике свер-кающего озера.

Повторил эти слова мандарин, и потеплело у него на сердце.

-- И воды озера, -- сказали шепот и старик, -- погасят огонь навеки!

И вновь возрадовались горожане, узнав, что и в этот раз сохранил их от напасти блистательный повелитель мудро-сти. Побежали они к стенам и отстроили их заново, в новом обличье. Но пели они уже не так громко, ибо устали, и работали не так быстро, ибо в тот месяц, что строили первую стену, поля и лавки оставались заброшены и жители голодали и нищали.

Но последовали дни жуткие и удивительные, и каждый -- как новая коробочка со страшным сюрпризом.

-- О повелитель! -- воскликнул гонец. -- В Квон-Си пере-строили стену, чтобы она походила на рот и выпила наше озеро!

-- Тогда, -- ответил повелитель, стоя у шелковой шир-мы, -- отстроим наши стены в подобие иглы, чтобы зашить этот рот!

-- Повелитель! -- взвизгнул гонец. -- Они строят стену в виде меча, чтобы сломать нашу иглу!

Трепеща, прижался повелитель, к шелковой ширме.

-- Тогда переставьте камни, чтобы походила стена на ножны для их меча.

-- Смилуйся, повелитель! -- простонал гонец следующим утром. -- Враги работали всю ночь и сложили стену в форме молнии, которая разломает и уничтожит ножны.

Болезни носились по городу, как стая бешеных псов. Жители, долгие месяцы трудившиеся над постройкой стен, сами походили теперь на призраки смерти, и кости их сту-чали на ветру, как ксилофон. Похоронные процессии потя-нулись по улицам, хотя была еще середина лета, время сель-ских трудов и сбора урожая. Мандарин заболел, и кровать его поставили в тронном зале, перед шелковой ширмой. Он лежал, скорбный, отдавая приказы строителям, и шепот из-за ширмы становился все тише и слабее, точно ветер в камышах.

-- Квон-Си -- это орел? Наши стены должны стать сетью для него. Они построили подобие солнца, чтобы спалить нашу сеть? Мы выстроим луну, чтобы затмить их солнце!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке