Дыхание вампира

Тема

Р. Л. Стайн

1

– Когда оборотень ночью крадется за тобой, он шагает так бесшумно, что ты ничего не слышишь. И узнаешь, что оборотень сзади тебя, только когда почувствуешь на своем затылке его горячее зловонное дыхание.

Я наклонился вперед и сделал длинный горячий выдох прямо в затылок Тайлера Брауна. Ребенок вытаращил глаза и испугано ойкнул.

Мне нравится сидеть с Тайлером. Он так легко пугается.

– Дыхание оборотня замораживает тебя, ты не можешь двинуться с места, – шепотом продолжаю я. – Не можешь шевельнуть ни ногой, ни рукой. И поэтому оборотню ничего не стоит содрать с тебя кожу.

Я еще раз сделал горячий выдох оборотня в затылок Тайлера. Он задрожал. И тихонько застонал.

– Кончай это, Фредди. Ты и в самом деле напугал его! – бросила, покосившись на меня, Кара Симонетти, моя подруга.

Она сидела на стуле в другом конце комнаты. Мы с Тайлером устроились на диване. Рядышком. Поэтому я мог шептать свои истории прямо ему в ухо, чтобы сильнее напугать его.

– Фредди, ему только шесть, – напомнила мне Кара. – Посмотри на него, он весь трясется.

– Он это любит, – ответил я и снова повернулся к Тайлеру. – Когда ты окажешься ночью на улице и почувствуешь горячее дыхание оборотня на своем затылке, не оборачивайся, – шептал я. – Не оборачивайся. Не показывай ему, что видишь его, потому что тогда он нападет!

Я выкрикнул слово «Нападет!» и тут же изо всех сил начал его щекотать.

Он закричал. Он кричал и смеялся в одно и то же время.

Я щекотал его, пока он не начал задыхаться. И тогда я остановился. Я очень хорошо умею сидеть с детьми. Всегда знаю, когда нужно остановиться.

Кара встала со стула, схватила меня за плечи и оттащила от Тайлера.

– Ему только шесть лет, Фредди, – повторила она. Я схватил Кару, повалил ее на пол и начал щекотать.

– Оборотень нападает! – закричал я. И засмеялся дьявольским смехом, откинув назад голову.

Бороться с Карой было большой ошибкой. Она ткнула меня в живот так сильно, что у меня из глаз посыпались искры. Красные и желтые. Я откатился в сторону, хватая ртом воздух.

Ты когда-нибудь лишался дыхания? Не совсем приятное ощущение. Тебе кажется, что ты уже никогда не сможешь дышать.

Она умеет добиться своего всего одним ударом.

Кара крутая. Вот почему она – мой лучший друг. Мы оба крутые. Когда доходит до серьезного, мы всегда вместе.

Спросите кого хотите. Фредди Мартинес и Кара Симонетти – крутые ребята.

Многие считают нас братом и сестрой. Это потому, что мы немного похожи. Для своих двенадцати лет мы слишком высокие. Кара на дюйм выше меня, но я плотнее. У нас темные вьющиеся волосы, черные глаза и круглые лица.

Мы подружились после того, как я избил ее. Тогда мы были в четвертом классе. Правда, она говорит всем, что это она побила меня в четвертом классе.

Вовсе нет.

Хотите знать насколько мы крутые? Нам нравится, когда мел учительницы скользит по доске не оставляя следа!

Это круто.

Тайлер живет на нашей улице, на другой стороне. Когда мне приходится сидеть с ним, я звоню Каре, и она тоже приходит. Тайлер любит Кару больше, чем меня. Она всегда успокаивает его после того, как я рассказываю ему свои истории, которые пугают его до смерти.

– Сегодня полнолуние, Тайлер, – сказал я, придвигаясь к нему поближе на зеленом кожаном диване, который служил ему укрытием. – Ты смотрел в окно? Видел полную луну?

Тайлер покачал головой, покрытой короткими светлыми волосами. Его голубые глаза расширились. Он ожидал продолжения рассказа об оборотне.

Я придвинулся ближе и понизил голос:

– Когда оборотень выходит в полнолуние, на его лице начинает прорастать шерсть. Зубы становятся острее и длиннее. Они увеличиваются до тех пор, пока не коснутся подбородка. Все тело покрывается мехом, как у волка. И вместо ногтей вырастают когти.

Я вцепился в футболку Тайлера. Он чуть не задохнулся.

– Ты и вправду напугал его, – снова предупредила меня Кара. – Он не заснет всю ночь. Я не обратил на нее внимания.

– И потом оборотень пускается в путь, – шепнул я, наклонясь над Тайлером. – Оборотень идет по лесу, ищет свою жертву. Ищет… голодный… идет… идет…

Я услышал шаги в гостиной. Тяжелые шаги по ковру.

Сначала я подумал, что мне это показалось.

– Идет… идет… – шептал я.

У Тайлера отвисла челюсть.

Тяжелые шаги приближались.

Кара повернулась на своем стуле лицом к двери.

Тайлер сделал глотательное движение.

Теперь мы все слышали это.

Тяжелые гулкие шаги.

– Настоящий! – закричал я. – Это настоящий оборотень!

И мы все трое завопили.

– Перестаньте кричать, – сказал оборотень.

2

Конечно же, это был не оборотень, а папа Тайлера.

– Что вы трое тут делаете? – спросил мистер Браун, снимая плащ. У него были светлые волосы и голубые глаза, как у Тайлера.

– Пугаем Тайлера до смерти, – ответила Кара. Папа округлил глаза.

– Мы делаем так каждый раз, – пояснил я. – Тайлеру нравится. – Я потрепал ребенка по спине. – Тебе ведь нравится, правда?

– Не знаю, – тихо ответил он. В комнату, поправляя свитер, вошла мама Тайлера.

– Ты снова рассказывал ему истории про оборотней, Фредди? – строго спросила она. – Всю прошлую ночь ему снились кошмары.

– Нет, не снились, – возразил Тайлер.

Миссис Браун причмокнула языком.

Мистер Браун дал мне и Каре по пять долларов.

– Спасибо, что посидели с мальчиком. Хотите, чтобы я проводил вас домой?

– Ни к чему, – отказался я. Он что, думает, будто я какая-то размазня? Мне надо всего только перейти улицу.

Мы с Карой пожелали Браунам спокойной ночи. Я не собирался сразу идти домой, а хотел проводить Кару домой. Она жила в соседнем квартале.

Светила полная луна. Казалось, она сопровождает нас, плывя над крышами темных домов. Мы смеялись, вспоминая мой рассказ про оборотня. И как испугался Тайлер.

Мы не знали, что и нам скоро придется испугаться.

Очень испугаться.

Вечером в субботу Кара пришла ко мне. Мы отправились вниз, в подвал, – хотели поиграть в настольный хоккей.

Несколько лет назад мои родители очистили подвал и превратили его в большую комнату для игр. Там был большой стол и старый музыкальный автомат, который мама с папой наполнили записями рок-н-ролла.

В прошлое Рождество они подарили мне настольный хоккей. Большой, во весь стол.

У нас с Карой было много хоккейных сражений. Мы целыми часами гоняли пластиковую шайбу. Нам это здорово нравилось.

Наши хоккейные игры обычно заканчивались свалкой. Прямо как в настоящем хоккее, который показывают по телевидению!

Мы склонились над столом и начали медленно передавать шайбу, как бы разогреваясь и не стараясь открыть счет.

– А где твои родители? – спросила Кара. Я пожал плечами.

– Не имею представления. Она прищурилась.

– И ты не знаешь, куда они пошли? Не оставили тебе ни записки, ни еще чего-нибудь? Я посмотрел на нее.

– Они часто уходят.

– Может, чтобы быть подальше от тебя, – бросила Кара и рассмеялась.

Я только что закончил обучение в классе карате. Обошел хоккейный стол и сделал несколько быстрых движений. И в одном из них зацепил ее за лодыжку.

– Эй! – сердито закричала Кара. – Фредди, ты подонок!

Когда она наклонилась, чтобы потереть ногу, я толкнул ее к стене. Мне показалось, что это смешно.

Но, как оказалось, я не соразмерил силу.

Кара потеряла равновесие и ударилась о старинный шкаф, заполненный старыми фарфоровыми тарелками. Тарелки зазвенели и закачались, но ни одна из них не разбилась.

Я засмеялся: знал, что с Карой все в порядке.

Я шагнул вперед, чтобы помочь ей подняться. Но она издала боевой клич и кинулась на меня. Ее плечо угодило мне в грудь. Я охнул и в глазах у меня снова заискрилось.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке