Битва за Тарг

Тема

Владимир Трапезников

Часть первая

МЯТЕЖНИКИ

I

— Прошу прощения, господин Ник, — вежливо произнес официант, — вот это просили передать вам. — Он положил на стол сложенный пополам пластиковый листок.

— Вы меня знаете? — поинтересовался я, отодвинув тарелку.

— Нет, мне вас указали. — Поклонившись, он отошел.

«Любопытно, кто это столь таинственно обращается ко мне». В ресторане было немноголюдно, и, окинув глазами зал, я поискал знакомые лица. Не обнаружив никого из своих спутников, пожал плечами и развернул записку. Она содержала всего одну строчку, написанную от руки. Меня просили срочно подойти в центральный пост. Слово «срочно» было дважды подчеркнуто. Подпись отсутствовала.

«Уж не розыгрыш ли? Мои приятели на всякое способны. Может, ждут, что я бегом кинусь. Зачем я нужен в центральном посту? Если это шутка, то идиотская. Какое у нее может быть продолжение? Ладно, схожу».

Я допил вино, поднялся из-за стола, пересек зал и направился к лифту.

Коридор шестого, командного, уровня был пустынен. Мои шаги гулко разносились под его сводами. Перед нужной дверью я остановился, все еще размышляя, что могли придумать весельчаки. Наконец бросил это занятие и заявил о себе, коснувшись пальцем светящегося зеленого треугольника на стене. Дверь тотчас сдвинулась, освобождая проход. Я осторожно, ожидая подвоха, шагнул за порог и сразу увидел капитана, который поднялся мне навстречу.

— Проходите, господин генерал, мы ждем вас. Тут дело по вашей части.

Тон обращения напрочь прогнал мысли о розыгрыше. Профессия давно приучила меня ко всякого рода неожиданностям. Пожав руку капитану и кивнув остальным, я сел в указанное мне кресло перед обширным экраном и вопросительно посмотрел на командира корабля. Мы познакомились с ним в самом начале полета, когда вся направлявшаяся на Тарг делегация была приглашена на обед в кают-компанию. Помню, мне понравился этот сравнительно молодой капитан с простым, открытым лицом и добродушной улыбкой. Кто-то рассказал, что раньше он работал в Службе поиска и водил корабли в Дальний Космос, но потом по каким-то причинам перешел в транспортный флот. Таким образом, были мы с ним едва знакомы, и о каких-либо шутках не могло быть и речи.

— Буду краток, — начал капитан. — Корабль пытаются захватить. Час назад мы вошли в область пространства, которую Тарг недавно объявил своей. Почти сразу к нам приблизился легкий крейсер, командир которого заявил, что они представляют пограничную службу Тарга, и потребовал от меня принять группу его людей для проверки пассажиров и груза корабля. Я продемонстрировал ему все опознавательные коды и регистрационные документы, необходимые для беспрепятственного подхода к планете, в том числе и секретный код выполнения специальной миссии, запрещающей досмотр в пространстве. Кроме того, сказал, что корабль разгружаться на Тарге не будет, а, лишь высадив группу пассажиров, уйдет к Камосу, своему конечному пункту. Если они чего-то опасаются, то пусть сопровождают нас до Тарга. На это командир крейсера ответил, что у него приказ задержать наш корабль для проверки, невзирая на любые секретные коды, но в качестве варианта предложил передать ему всех пассажиров, следующих на Тарг, а нам продолжить путь на Камос. У меня, господин генерал, строгий приказ доставить делегацию на Тарг и продолжать путь только после вашей встречи с главой правительства. Поэтому от такого предложения я отказался и попытался связаться со своим командованием для доклада обстановки. Но неожиданно выяснилось, что дальняя связь заблокирована: крейсер поставил шумовую помеху. Связь с Таргом тоже оказалась невозможна. В ответ на мое возмущение капитан крейсера нагло заявил, что скоро все равно завладеет нашим кораблем и распорядится им по своему усмотрению…

— А он не уточнил, как собирается проникнуть к нам? — перебил я капитана. — Судя по всему, ему очень нужен кто-то из пассажиров, и вряд ли он пустит в ход бортовое оружие крейсера для пробития брешей в корпусе.

— Его люди уже на нашем корабле, — мрачно произнес капитан. — Кто-то открыл кормовые транспортные ворота. Мне вовремя успели доложить, и я отсек корму от остальных помещений вакуумными переборками. Но там эта чертова команда с Тарга хозяйничает вовсю: заперли членов экипажа в одном из отсеков, а сами готовятся вскрывать переборку. Смотрите.

Капитан включил экран. Передающая камера располагалась как раз напротив транспортных ворот. Сквозь них хорошо было видно внутреннее помещение крейсера. Солдаты в золотистых комбинезонах с эмблемой в виде кометы на левой стороне груди, повинуясь команде офицера, несли оттуда какие-то непонятные мне предметы.

— Демонтировали с крейсера бортовой энергатор, сейчас соберут его и начнут резать переборку.

— Сколько у нас времени? — спросил я.

— Костя, можешь оценить? — обернулся капитан к пожилому офицеру, очевидно технику.

— Судя по размеру узлов, это малый бортовой энергатор, — не раздумывая, ответил техник. — Пока соберут, пока настроят, пока резать будут… Думаю, часа три на все уйдет, не меньше.

Капитан согласно кивнул.

— Скажите, — обратился к нему я, — а кто мог открыть транспортные ворота?

— Понимаю, о чем вы… — медленно произнес он. — Это можно сделать только отсюда, из центрального поста. Здесь было четыре вахтенных офицера, я пятый. Вот мы все. И кто-то из нас заодно с этими… — Он помолчал, обводя взглядом присутствующих. Затем взглянул мне в глаза: — Но никого конкретно я подозревать не могу. Правда, после случившегося и кому доверять не знаю… За вами сам ходил, знаю, вы обычно в это время обедаете. Не рискнул вызывать по внутренней связи: вдруг они ее прослушивают. Пока отсутствовал, приказал вахтенным следить друг за другом. Дрянная ситуация…

— А откуда конкретно управляются транспортные ворота?

— С пульта, который перед вами. Обычно во время вахты это кресло свободно. Сидим мы, как видите, спина к спине: у каждого своя работа, свои экраны. Пока мне этот негодяй зубы заговаривал, внимание всех к нему приковано было, и любой мог незаметно подойти и открыть.

— Тогда почему не все, а лишь кормовые?

— Не хотел рисковать, наверное. Торопился вернуться на свое место, чтобы никто не заметил…

Я прошелся по центральному посту. Действительно, никто из офицеров, не обернись он специально, не мог видеть того, что делается у него за спиной.

Обстановка не позволяла мне заниматься детальным расследованием, необходимо было срочно предпринять какие-то меры, но мелькнувшую мысль я все же решил проверить.

— Оружие на борту имеется? — спросил я у капитана.

— Два больших бортовых энергатора для уничтожения метеоритных тел. Но против крейсера, даже легкого, это ничто. Кроме того, он наверняка прикрыт отклоняющим полем…

— Я не об этом, а о личном оружии.

— У каждого вахтенного офицера пистолет-энергатор и десять в арсенале. Это транспортный корабль, господин генерал, и мои ребята не обучены воевать. Боюсь, их ненадолго хватит против профессиональной воинской команды. Да и числом нас задавят. У них только десанта на борту — больше сотни, а у меня с официантами и стюардессами сорока не наберется. Как назло, и Алан на корме остался. Один из двух охранников. У него, кстати, тоже есть энергатор.

— О том, как будем воевать, еще поговорим, капитан. Сейчас хочу вас порадовать, если это слово уместно в подобной ситуации: вы можете верить своим офицерам! Среди них нет предателя.

— А как же…

— Если вы обратились ко мне, то, вероятно, знаете, кто я. А раз так, доверьтесь мне.

— Но все же? — Капитан смотрел на меня с недоумением.

— Ох, не время сейчас для объяснений. Ладно. Акция, безусловно, спланирована, вряд ли это какие-то космические грабители. Тут вы правы. Но поверьте, если бы кто-то из вахтенных был в сговоре с этими негодяями, он действовал бы совершенно иначе. Не тайно крался к пульту, а нейтрализовал бы вас всех личным оружием. Попросту говоря, перестрелял бы или парализовал. И открыл все транспортные ворота. Как напавшим удалось открыть кормовые, бог даст — разберемся. Но потом. Сейчас главное — вы можете доверять своим людям. И хорошо, что остальные ворота закрыты. Кстати, если не ошибаюсь, кормовые — резервные и ими пользуются крайне редко?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке