Замок Ругна (79 стр.)

Тема

— Дело это невероятно трудное, — сразу посуровел Хамфри, — но я верю, что ты поступил правильно. Когда ты станешь королем, дисциплина чувств и поступков, обретенная тобой за время этих поисков, сослужит тебе хорошую службу. Не исключено, что это даже более драгоценное качество, чем волшебный талант. И король Трент в свое время тоже сильно возмужал. Я считаю, что есть качества, которые вообще трудно воспитать в безопасном домашнем окружении. В тебе уже такая закалка, что многим и не снилась.

— Очень любезно с твоей стороны, — пробормотал Дор. Вот бы еще научиться отвечать на похвалы! Он искал слова, но Хамфри снова углубился в свою книгу.

Дор пошел к двери и уже на пороге расслышал слова Хамфри:

— Ты похож на своего отца.

На сердце у Дора вдруг стало легко и спокойно.

Гранди и горгона сидели в кухне и лакомились сладкой шипучкой. Как она шипела, Дор расслышал за несколько комнат. Потягивали воду через соломинки. Горгона втягивала напиток неизвестно чем — и он исчезал неизвестно где. Лицо у нее наверняка было, просто его никто не мог увидеть. Дор на минуту представил, что случится, если поцеловать горгону. «Если в темноте, — решил он, — то ничего страшного. Только вот змейки...» — Мне нужно переносящее заклинание, — объяснил Дор. — Оно похоже на вспышку.

Горгона отставила стакан, и водица перестала шипеть.

— Да, я знаю, где оно, — сказала горгона. — Все волшебные средства и заклинания я просмотрела и расставила по местам. Впервые за целое столетие в этом замке кто-то навел порядок. — Горгона потянулась к верхней полке. При этом стало более заметно, какая красивая у нее фигура. Если бы еще лицо нарисовать, все мужчины были бы у ее ног. Правда, в виде груды камней. Нет, пусть уж лучше остается как сейчас. — Нашла, — сказала она и вытащила предмет, похожий на сложенную трубку. С одной стороны у трубки была линза, с другой — выключатель. — Когда захочешь исчезнуть, просто нажми на выключатель, — объяснила она.

— Я уже готов. Мне нужно очутиться в гостиной замка Ругна. Ты со мной, Гранди?

— Секундочку. — Голем сделал еще глоток и присоединился.

— Горгона, ты в самом деле согласна стать женой доброго волшебника, теперь, когда хорошо узнала его нрав? — поинтересовался Дор.

— А как же он без меня? Кто ему поможет разобраться с носками и заклинаниями? — вопросила она. — Замку нужна хозяйка.

— Всем замкам нужны хозяйки, но...

— Но представь себе, хорошенькая девушка поселяется в доме одинокого мужчины, живет почти год, а хозяин ведет себя безупречно. Он не торопит решение, он ждет и надеется, хотя знает, что девушка может передумать. Какого имени он заслуживает?

— Имени благородного человека. Терпеливого. Серьезного. Имени человека, достойного любви, — завершил Дор, неожиданно уразумев главный смысл ее вопроса.

— Сюда меня привело желание стать его женой. И теперь это желание только укрепилось. Старый ворчун обладает массой достоинств. Он замечательный волшебник и прекрасный мужчина.

Горгона сейчас едва не слово в слово повторила то, что сказал Хамфри о повелителе зомби! И все же беда должна в конце концов обойти доброго волшебника. Если сходство и существовало раньше, то теперь оно закончилось.

— Желаю тебе счастья, — сказал Дор.

— Ты не поверишь, но среди заклинаний там, на полке, есть и на счастье. Целых три заклинания!.. — Горгона лукаво подмигнула. — А еще там есть заклинание для мужской силы. Но не думаю, что оно понадобится моему волшебнику.

Дор попытался взглянуть на горгону глазами обыкновена, в мощном варварском теле которого очутился восемь веков назад.

— Не понадобится, — согласился он.

— А по-настоящему для счастья Хамфри нужны только книги. Какой-нибудь роман с увлекательными историческими похождениями. Как раз сейчас он что-то подобное читает. Там идет речь о Древнем Ксанфе. Когда Хамфри прочтет, за книгу возьмусь я. Уже предчувствую, сколько там любовных похождений, волшебства; сколько там неотразимых мужчин, этих простодушных варваров...

Дор поспешно нажал на спуск. Заклинание вспыхнуло — и он очутился перед гобеленом.

— Спаситель Ксанфа, — произнес он и почувствовал себя глупо.

Как только он произнес нужные слова, бутылочка возникла из гобелена и полетела прямо к нему. Заветная бутылочка, которая хранилась где-то там в неведомом месте целых восемь веков. Дор кинулся, хотел словить... Ему бы сейчас хоть чуточку прежней обыкновенной ловкости, но, увы!.. Еще секунда — и случится непоправимое... Но... бутылочка закачалась в воздухе, словно повисла на неведомой нити! Мэрфи просчитался. Но кто же привязал нить? Это Прыгун! А кто же еще! Но где же он сам? Как Дор ни вглядывался, отыскать паука не смог.

Дор вдруг понял, что секунду назад случилось нечто вдвойне удивительное. Он держит в руках бутылочку волшебного эликсира. Это чудо. Но бутылочка явилась не откуда-нибудь, а из гобелена. Из какого? Ведь восемь веков назад король Ругн поместил бутылочку в свой гобелен, в маленький, в тот, что изображен на этом, в гостиной, на большом. Бутылочка вылетела, кажется, именно из большого. Как же так? А может, существуют два одинаковых гобелена? Может быть, потому что... Нет, не может быть, ведь... Разгадка здесь, рядом, но ее невозможно уловить... А, ладно, живая вода все равно у него уже есть. Что касается разных вопросов, то лучше не докапываться, а то найдешь еще что-нибудь неприятное.

Но Дор не спешил уходить. Он наблюдал за событиями, разворачивающимися на гобелене... Древний замок Ругна. Возвращаются слуги. Они очищают замок от мусора. Готовят место для кладбища зомби. Это кладбище находится поблизости ото рва. Зомби спят на нем по сей день. Зомби веками защищали замок от врагов, но теперь, когда все тихо, их не видно. Только Джонатан никак не может успокоиться, все бродит. Странный он какой-то, непохожий на других зомби. Но и среди людей попадаются чудаки.

— В любой толпе он одинок, — прошептал Дор.

Он на минуту отвлекся, но теперь снова стал смотреть. Вот и он сам. Рядом Прыгун. Идут. Стараются подойти как можно ближе к тому месту, из которого явились в мир Четвертой волны нашествия. Они пытаются одолеть чащу, а чаща всячески сопротивляется: подсовывает разные косые заросли. Провал. Спускаются по нити и взбираются. К счастью, дракона в тот момент не было на месте. Наверное, отравился забудочным заклинанием и убрался куда-нибудь... И вот, перебравшись на северную сторону, они идут дальше. Чем ближе к входу в иное пространство, тем мощнее заклинание.

А кто это там, поблизости от входа? Уже знакомый богатырь-обыкновен. Но теперь рядом с ним нет громадного паука. Разыскивая место для ночлега, обыкновен стучится в двери крестьянского дома. Выходит хозяйка, привлекательная молодая женщина. Крохотные фигурки разыгрывают какую-то сцену.

— О чем они говорят? — спросил Дор у голема.

— Ты же сказал, что переводчик тебе не нужен!

— Гранди...

— Я иноземец, — торопливо заговорил голем. — Меня только что расколдовали. А раньше меня превратили... посадили в тело какой-то блохи. Чужак завладел моим телом...

— Блоха! — воскликнул Дор. — Какое-то насекомое все время кусало меня. Так это был обыкновен!

— Помолчи! — шикнул на него Гранди. — Я с трудом разбираю, что они говорят. Это существо, — вернулся он к переводу, — всячески издевалось надо мной. Оно перебрасывало мое тело через Провал, бросало в толпу зомби, вынуждало один на один сражаться с целой армией чудовищ...

— Ну это уж враки! — не выдержал Дор.

— А еще там был ужасный паук, громадный паук, — невозмутимо продолжал голем. — Я все время дрожал, что он разыщет мое мушиное тело и убьет. Ужас! Однако теперь я свободен. Но мне жутко хочется перекусить и отдохнуть. Пустишь на ночлег?

— Такому сказочнику я позволю ночевать хоть три ночи, — сказала хозяйка, с любопытством разглядывая обыкновена. — А еще знаешь истории?

— Превеликое множество, — почтительно ответил обыкновен.

— Такие балагуры обычно не бывают разбойниками.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке