Диаспора

Тема

Борис Иванов

В.Высоцкий

Курица — это только средство, к которому прибегает яйцо, чтобы произвести следующее яйцо.

Точка зрения

ПРОЛОГ

— Прощайте, Санди... — Крепко сбитый, приземистый лейтенант Муни остановился перед ничем не примечательной дверью и протянул руку своему спутнику — высокому худощавому человеку в штатском. — Хотя, может быть, всего лишь до свидания. Кто знает?.. Просто из-за этой двери обычно не возвращаются. Господин резидент выпускает посетителей всегда через черный ход. Как правило, уже в э-э... преображенном виде. Секрет Полишинеля...

Федеральный следователь Кай Санди молча пожал протянутую ему руку и, подавив унылый вздох, отворил роковую дверь. За дверью этой располагался недлинный коридорчик, упирающийся в следующую дверь с табличкой «Г. Томпсон. Консультант». Две другие двери — по боковым стенам — табличек не имели. Федеральный следователь постучал костяшками пальцев в дверь господина Томпсона и вошел в довольно просторный для скромного консультанта кабинет, хозяин которого — бесцветный, словно моль, рыхловатый блондин — с живейшим интересом воззрился на гостя. Ради такого дела он даже отодвинул в сторону внушительную стопу распечаток, украшавшую его письменный стол.

— Рад видеть вас здесь, следователь, — произнес он. — Должен извиниться перед вами, что не пригласил вас к себе сразу по прибытии. Требовалось некоторое время для того, чтобы вы самостоятельно вписались в здешний пейзаж... Как вы сами понимаете, не следовало привлекать внимание э-э... аборигенов к истинной цели вашего перемещения в эти края...

— А я-то надеялся, что теперь всю оставшуюся жизнь буду числиться специалистом по розыску здешних экзотических водоплавающих, — вздохнул Кай. — Или, на худой конец, по виртуальным преступлениям...

— Ценю ваш юмор! — резидент Центра жестом изобразил, насколько именно он ценит шутку коллеги, и услужливо указал Каю на кресло. Сам же, наоборот, вскочил со своего места и принялся яростно мерить шагами далеко не тесную площадь конспиративной квартиры.

— Прекрасно! — бросил он, проделывая путь с северо-запада на юго-восток казенного помещения. — Просто прекрасно, что вы отметились сразу в двух делах, которые непременно попадут в сводку галактических новостей. Теперь уж ни один дурак не усомнится в том, что вы находитесь здесь, на Океании, и плодотворно работаете совместно со здешним полицейским управлением. Даже если он встретит вас нос к носу в совсем другом конце Галактики. Хотя мы, конечно же, сделаем все возможное для того, чтобы таких встреч не было...

— И все-таки где же такая встреча может оказаться возможной? — задал Кай явно ожидавшийся от него вопрос. — Неужели и впрямь так далеко?

— Ну, — резидент остановился, словно налетел на невидимую стену, и, сменив направление, двинулся почти точно на север, — насчет Галактики я преувеличил, а вот что касается масштабов Обитаемого Космоса, то я вам говорю святую истину: Фронда-шесть — это, согласитесь, не ближний край...

Следователь пятой категории Кай Санди изобразил на лице недоумение и был в том почти искренен. Фронда-шесть (ранее Гея-два) одна из наиболее обжитых родом людским планет вот уже четыре десятилетия тому назад — прямо сразу после развала Империи — заявила о том, что выходит из любых политических связей с Федерацией Тридцати Трех Миров и объявляет себя отдельным Человечеством, независимым от Земной Цивилизации. И хотя теперь для Фронды настали довольно крутые времена, назад в братскую семью населенных землянами Миров она, судя по всему, не стремилась.

— Совместная операция контрразведки и управления... — флегматично объяснил резидент и решительно устремился на юго-восток. — Меня даже не слишком информировали о сути предстоящего вам дела... Насколько я понимаю, речь идет о незаконном траффике наркотиков, — бросил он через плечо. — Центр не хочет оставаться в стороне от любых спецопераций в этой сфере... Вам ведь уже приходилось сталкиваться с транспортировкой «пепла»? Вы командируетесь в распоряжение вашего хорошего знакомого — подполковника Гвидо Дель Рея.

«А люди-то растут...» — отметил про себя Кай.

И верно: когда они расстались на Гринзее (еще вчера, как казалось следователю), Гвидо был всего-навсего капитаном. А вот напоминание о «пепле» его насторожило.

— Да, мне однажды удалось дотащить крупную партию снадобья по адресу, — сухо сказал он, подавив не слишком приятные воспоминания.

— Вот и чудесно! — резидент снова изменил направление своего движения. — Работать будете, естественно, под вымышленным именем и с чужими документами. Вот, кстати, и они, — резидент успешно достиг своего письменного стола, извлек из него опечатанный конверт и энергично протянул его Каю. — Вы — бортовой врач ОКФ. Возвращаетесь из отпуска на борту крейсера «Рагнаради». За казенный, гм, кошт. На орбите «Эмбасси-2» — это наша договорная база в системе Фронды — вас встретит и проинструктирует вышеупомянутый Дель Рей. Он наш резидент там — по линии военной контрразведки.

«Гвидо... — сказал себе Кай. — И вправду — старый знакомый. Никакая это, разумеется, не случайность. После гринзейской эпопеи мы с ним, кажется, ходим в специалистах по Отверженным Мирам... Но вот „пепел“... „пепел“ — это совсем из другой оперы...»

— Вот в этой сумке, — резидент кивнул на объемистый баул в углу, — ваш багаж и форма медика ОКФ. — Как только я покину вас — переоденьтесь и отправляйтесь на базу «Вулкания». Выйдите через эту дверь. Дальше — прямо по коридору и вниз по лестнице. Дверь в конце открывается в небольшой бутик в переулке Теней — это наша «крыша». Возьмете мой флаер — он припаркован на противоположной стороне, — чтобы не засветиться по дороге. За час-полтора доберетесь до базы. Оттуда — шаттлом на борт «Рагнаради». Он уже на геостационаре. Остальное я отрегулирую. Ваши вещи, что остаются в гостинице, неоформленные дела... И тому подобное...

Резидент провел рукой по усталому лицу, словно снимая с него невидимую паутину.

— Будьте осторожны. Впрочем, на Фронде вам опасаться нечего — для вас это только Мир внедрения. Как только внедрение закончат, вас перекинут на Инферну...

Кай позволил себе, в нарушение субординации, почесать левую половину носа, что было у него редким рефлекторным проявлением величайшего замешательства. Для служащего управления расследований работа в недрах негуманоидной цивилизации была сродни чему-то вроде командировки на тот свет. Инферна — ну как еще может называться Мир, населенный самыми натуральными чертями?

— Надеюсь, — осторожно предположил он, — в процессе внедрения мне не приделают кожаных крыльев и не прорежут третью ноздрю?

— Скорее всего, нет... — с серьезным сомнением в голосе ответил резидент. — Думаю, в этом не будет такой уж необходимости... — в словах его все еще сохранялась определённая неуверенность на этот счет. — Ведь на Инферне, по нашим данным, относительно много землян. Не то чтобы колония... Диаспора.

Часть первая

БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ

Глава 1

НЕУДАЧНИКИ ФРОНДЫ

Каждый, кому приходилось болтаться по Обитаемым Мирам, знает, что главной особенностью космического рейса является невероятных масштабов скука, бороться с которой помогают только бесчисленные бытовые неудобства. От них, пожалуй, бывают избавлены только пассажиры лайнеров того класса, чьи билеты обходятся в целое состояние. Что до путешествия в недрах боевого космокрейсера, то тут и скука, и неудобства оказываются возведенными в куб, а то и большую степень.

Несколько тысяч бойцов Космодесанта и специалистов по всем видам космического вооружения, с редкостной изобретательностью распиханные по отсекам экипажа, были поистине невидимками. Огромная махина «Рагнаради» все время представала перед Каем лабиринтом пустых и стерильно чистых переходов и шахт, изредка меняющихся ролями и совсем уж редко когда оживленных фигуркой дежурного техника, поспешающего по своим делам или целеустремленно карабкающегося по скобам вертикального колодца к неведомой неисправности, потребовавшей его присутствия. Иногда — всегда где-то рядом, но не там, где находился он сам, — по проходам пробегали под назойливые звуки сигнализации сотни ног: то ли учебная тревога, то ли спортивная тренировка гнала куда-то очередное подразделение космического воинства, после чего все стихало, и стихало надолго. Возможность общения предоставлялась «балластным пассажирам», как за глаза именовались внештатные путешественники по казенной нужде, вроде Кая, только во время приема пищи в одной из общих столовых — на выбор — да в открытых для посещения «балластниками» барах младшего офицерского состава.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке