Самое темное узилище (ЛП)

Тема

Джена Шоуолтер

(Повелители Преисподней – 4)

Пролог

Рейес, некогда бессмертный воин богов, а теперь житель Будапешта и одержимый Демоном Боли, вошел в спальню. Он был покрыт потом, и тяжело дышал после напряженной тренировки. Поскольку он не мог испытывать наслаждения без физических страданий, то ноющие мышцы приводили его в восторг.

Как обычно, взгляд его пал на его женщину, и он сжал в ладони кинжал, которым они предпочитали пользоваться во время своих любовных игр. Она сидела на краю громадной кровати, напряжение читалось в ее прелестных чертах, пока она всматривалась в холст, стоящий перед нею на мольберте. Светлые волосы ниспадали на плечи диким водопадом, словно их несчётное число разворошили пальцами, и девушка нервно покусывала нижнюю губу.

Секс подождет. Она обеспокоена, и он не сможет думать ни о чем другом, пока не разрешит эту проблему для нее. Поэтому кинжал вернулся в ножны.

– Что-то случилось, ангел?

Ее взгляд взметнулся и коснулся его, в изумрудных глубинах светилась тревога. Она чуть улыбнулась.

– Точно не знаю.

– Ну, так почему бы мне тебе не помочь?

Что бы ее ни беспокоило – он обо всем позаботится. Без колебаний. Ради ее счастья он сделает что угодно, убьет кого угодно.

– Это было бы чудесно, спасибо.

– Мне принять душ перед тем, как присоединиться к тебе?

– Нет. Ты нравишься мне именно таким.

Драгоценная женщина. Но ему не улыбалась мысль испачкать её одежду. Он быстро схватил полотенце из ванной и насухо вытерся. Только после этого устроился позади своей женщины, обвивая ее своим телом. Глубоко вдыхая аромат грозовой свежести, он уткнулся подбородком в изгиб ее шеи и проследил за направлением взгляда.

Увиденное поразило его.

А не должно было бы. Ее рисунки всегда были такими живыми. Будучи Всевидящим Оком, провидицей богов и одной из самых ценных их советников, она могла заглядывать на небеса и в ад. Так и происходило еженощно, хотя она не имела не малейшего контроля над тем, чему становилась свидетельницей. Прошлое, настоящее, будущее – неважно. Каждое утро она рисовала то, что увидела.

На этот раз это был мужчина. Очевидно, воин. Со всей этой мышечной массой, он просто обязан им быть. Золотое ожерелье плотно облегало его шею. Он стоял на коленях. Руки лежали на бедрах, а ладони подняты вверх. Откинув назад темноволосую голову, он вопил, уставясь в сводчатый потолок. Возможно, от боли. Может быть, от ярости. На груди его виднелись капли крови, выступающие из множества ран. Раны выглядели так, словно с него срезали кожу.

– Кто он? – спросил Рейес.

– Не знаю. Никогда раньше его не видела.

Значит, они разузнают о нем все, что только смогут.

– Он с небес или из ада?

– С небес. Однозначно. Полагаю, что он находится в тронном зале Крона.

Значит, бог? Несколько месяцев назад Титаны свергли Олимпийцев. Итак, если этот мужчина находится в тронном зале Крона, скованный, страдающий, а Крон является главой Титанов, это может означать, что этот воин из Олимпийцев. Возможно, покаранный раб?

– Ты видела только это? – спросил Рейес. – Но не то, как он попал сюда?

– Точно, – кивая, ответила Даника. – Однако я услышала его вопль. Это было… – Она содрогнулась, и руки Рейеса утешающе сжали ее. – Мне так жаль его. Я никогда не слыхала столько ярости и беспомощности в голосе живого существа.

– Мы можем призвать Крона.

Крон не очень-то любил Рейеса и его товарищей Повелителей Преисподней – тех самых, кто открыл ларец Пандоры, выпустив из него зло. Тех, кто был проклят носить это зло внутри себя. Но царь богов ненавидел их врагов, Ловцов, еще сильнее, поскольку Даника в своем сне видела как Гален, лидер Ловцов, отрубает голову Крона. Теперь царь богов вознамерился убить Галена до того, как Гален сумеет убить его. Даже если это означало прибегнуть к помощи Повелителей.

– Мы можем поинтересоваться у него, знает ли он этого мужчину.

Даника пару минут обдумывала его предложение. Наконец-то, вздохнув, девушка кивнула.

– Да. Давай.

Затем она удивила его, обернувшись и премило улыбнувшись. Что ж, она всегда так улыбается!

– Но еще слишком раннее утро, что кого бы там ни было призывать. И, кроме того, я полагаю, что у тебя на уме было совсем другое, когда ты входил в комнату. Не поделишься? – хрипло предложила она.

Через секунду его плоть окаменела – вот что творила с ним эта женщина.

– С превеликим удовольствием, ангел.

Она опрокинула его на спину, улыбаясь ещё шире.

– Я тоже так думаю.

Глава 1

– Не двигайся, Ника. Только себе хуже делаешь, – Атлас, бог Силы Титанов, взирал на проклятье всей своей жизни – Нику, богиню Силы Олимпийцев. Его божественный двойник. Его враг. И первоклассная стерва.

Двое лучших из его людей держали ее за руки, а еще двое удерживали ноги. Они должны были бы запросто пригвоздить ее на месте. В конце концов, на ней был ошейник, который не давал ей воспользоваться ни одной из сил бессмертных. Даже ее легендарной мощью – мощью, которая, к счастью, не шла ни в какое сравнение с его собственной. Но еще никогда женщина не была так упряма – или не была настолько полна решимости убить его. Она всё время пыталась вырваться, пинаясь, отбиваясь и кусаясь, словно загнанный в угол зверь.

– Убью тебя за это, – прорычала она ему в ответ.

– Почему? Я не делаю с тобой ничего такого, чего бы ты не сделала со мной в свое время.

Резкими движениями Атлас сорвал рубашку через голову и отбросил ее в сторону, открывая грудь и мускулы живота. Там, в самом центре, большими черными буквами, что протянулись от одного крошечного коричневого соска к другому, красовалось ее имя, призывающее внимание всего мира. НИКА.

Она заклеймила его, унизительно превратив его в свою собственность.

Заслужил ли он подобное? Возможно. Некогда он был пленником этого мрачного мира. Тартара, темницы для богов. Был сброшенным с престола и заключенным под замок богом, позабытым, ничем не лучше ненужного никому хлама. Он желал выбраться, и ради этого был готов на что угодно. Что угодно. Поэтому он соблазнил Нику, одну из его стражей, воспользовавшись ее чувствами к себе.

И хотя сейчас она не призналась бы в этом, тогда она по-настоящему влюбилась в него. Доказательство: она организовала его побег, а это проступок, караемый смертью. И все же она была готова рискнуть. Ради него. Только вот прежде, чем она смогла снять с него ошейник, чтобы позволить ему самостоятельно перенестись прочь – перемещаясь с места на место силой мысли – она узнала, что он соблазнил ещё нескольких женщин-стражников. Зачем полагаться в таком важном деле на одну, если четверо могут сослужить лучше?

Он рассчитывал на то, что ни одна из Олимпийских богинь не пожелает предать огласке свой романчик с порабощенным Титаном. Рассчитывал на их молчание.

А стоило бы принять во внимание их ревность.

Ника поняла, что ее использовали, что ее чувства никогда не были взаимны. Вместо того, чтобы бросить его обратно в камеру и сделать вид, что его не существует, вместо того, чтобы избить его, она повалила его и навсегда пометила.

Годами он мечтал о том, что воздаст ей тем же. Порой ему казалось, что только это желание удерживало его от безумия, пока он коротал век за веком в этой адской дыре. Один-одинешенек, и только тьма составляла ему компанию.

Представьте себе его восторг, когда стены тюрьмы начали трескаться. Когда их защита начала слабеть. Когда ошейники упали с шей Титанов. Не сразу, но он и его собратья наконец-то сумели выбраться на свободу. Они атаковали Олимпийцев, жестоко и безжалостно.

Всего за пару дней они одержали победу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке