Зажечь звезду

Тема

Софья Ролдугина

С детства любому известно,

Как умирает звезда:

Становится скучно и пресно

Ей в небе ночном – и тогда

Срывается росчерком света

Она – что за блажь! – с высоты,

Чтоб магией тайной, запретной

Чужие исполнить мечты.

Кому-то подарит надежду,

Кому-то – богатство и власть,

Исполнит желания, прежде

Чем камнем никчемным упасть.

Растратит свой свет без остатка,

Погаснет… эх, что горевать —

Упавшей звездой быть несладко.

…Но если песчинку поднять,

То можно вложить в неё силу,

Заботу, любовь, доброту, И, в небо ночное подкинув —

Зажечь молодую звезду.

О, эта странная песня вдали…

Так море тоскует в закатный час,

Когда у причала стоят корабли,

И грустные пары танцуют вальс.

Дивная песня, голос морской,

Зов, что приходит из синих глубин…

Голос, что просит: останься со мной,

Ты – я ведь знаю – устал быть один.

Ты потерял и дорогу, и кров,

Ну же, не бойся, следуй за мной!

Здесь, среди сонных подводных лесов,

Ты обретёшь долгожданный покой…

– А что ты всю дорогу напеваешь?

Этна лениво потянулась, насколько позволяло кресло.

Зевнула.

Почесала нос.

Снова зевнула.

И только потом изволила посмотреть на меня – недовольно, как разбуженная кошка. Глаза у неё тоже были точь-в-точь кошачьи, зелёные и сердитые.

– Что, до сих пор тащимся? – грубовато спросила Этна, словно это я была виновата, что путь затянулся.

– Вроде бы да…

Я не хотела оправдываться, но прозвучало это именно как оправдание, причём беспомощное и до отвращения неуверенное. Хотелось верить, что во всём была виновата мигрень. Началось это ещё с утра – та самая мерзкая разновидность настырной боли, пульсирующей где-то в затылке. Точно канат из-под черепа тащат… Этне повезло: она могла спать где угодно, даже, кажется, на потолке. А вот для меня ночёвки в самолёте, в автобусе да и вообще в любом транспорте, кроме разве что поезда, превращались в сущий кошмар.

Не помогали даже лекарские уроки Дэриэлла.

– Тогда какого лешего ты меня будишь? – поинтересовалась моя подруга совсем не по-дружески и, не дожидаясь ответа, вновь сползла по креслу и закрыла глаза. Волна рыжих волос, до того спокойно лежавшая на спинке, соскользнула по обивке и накрыла лицо.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке