Повелительница сов (3 стр.)

Тема

- Леди Стефания! – отчаянно завопил мужчина, мельтеша из стороны в сторону, пытаясь ее поймать.

Юная особа широко улыбалась, видя, как здоровый мужчина чуть ли не чечетку пред ней отплясывает. Свалившись в протянутые крепкие работящие руки мужчины, Стефания оглянула взволнованное лицо слуги.

- Глупый ты, Доминик, и сколько мне еще раз повторять?

- Что повторять, миледи? – мужчина непонимающе взирал на красивое лицо своей молодой хозяйки.

- Я ведь дочка элементаля воздуха, нимфы – усмехнулась девушка – полет в моей крови.

- Опять забыл! – сокрушенно произнес мужчина, чувствуя в какой глупой ситуации он оказался, снова – зачем вы так со мной, Леди Стефания?

- Чтобы ты наконец запомнил на кого проработал всю свою жизнь, Доминик – девушка с легкостью спрыгнула на землю и понеслась в дом.

Доминик Турен был слугой семьи Стефании уже больше двадцати пяти лет. Огромный, крепкий мужчина, с густыми смольными волосами, с лихвой доходящие ему до плеч. Красавцем его назвать было сложно, у него не было смазливого личика, как у аристократов или правильных черт лица. Нос с горбинкой, резкие, даже слишком выступающие скулы, мозолистые руки, познавшие, что такое настоящий труд. На его лице нельзя было найти привычного смугловатого оттенка кожи богатых людей, его кожа была загорелой, как темный горький шоколад, ведь Турен, весь день, проводившей в полях, загоняя в вольеры и выгуливая огнедышащих мантикор, которых разводили Канимы. Пусть его болотные глаза и были маленькими, но они смотрели с настоящей заботой и привязанностью вслед удаляющейся девушке, которую он ни за что в своей жизни не предаст.

- Нимфа, наполовину! – последнее, что покричала ему Стефания, прежде, чем скрыться за массивной входной дверью.

Со стороны вольеров для мантикор послышался звук трели, что-то смешанного со звонким гоготанием.

- А ты чего ржешь, монстр педальный! – резко развернулся к одной из мантикор Доминик.

Животное раздраженно зарычало в его сторону и высунуло язык, обиженно и демонстративно развернулось к нему задом.

- Давай обижайся еще! – махнул на него Турен – жрачки не получишь сегодня, и так жирный, как кортеж пассажирный.

Вбежав в дом девушка почувствовала привычную прохладу помещения, сразу бодрящую разгоряченное лицо.

Огромная зала была выполнена в теплых тонах, а люстра висевшая под самым потолком, ее свечи были потушены, ведь на улице уже наступил день, и солнечного света вполне хватало, чтобы освещать такое большое помещение.

В одном из кресел сидела женщина, на вид ей было около тридцати лет, ее длинные белокурые волосы были заплетены в косу, водопадом спускающуюся с ее плеча. Аристократически бледное лицо женщины, было невероятно красивым, словно высеченное из светлого мрамора, аккуратно и без излишеств, ни единой морщинки на гладкой, кристальной коже, а туманно-сероватые глаза с отрешенностью смотрели в окно.

- Матушка! – звонко воскликнула девушка, кидаясь к белокурой, вырывая ее из мира размышлений.

- Мой, мотылек! – подхватил на руки девушку статный мужчина, когда та практически достигла белокурой женщины.

- Па-а-ап, пусти – Стефания начала вырываться из объятий отца, держащей ее стальной хваткой.

- Чему я тебя учил? – в один миг посерьезнел мужчина, прекращая дурачиться с дочерью.

- Ну-у-у, па-а-ап – протянула девушка, но уже присмирев на его руках..

- Так чему я тебя учил?

- Чем сильнее дергается мотылек, тем быстрее паук его сожрет – повторила еще слышанные сотню раз в детстве слова отца.

- Молодец, мотылек.

- Финикс, отпусти уже Стефанию, она же не набивная кукла, а твоя дочь, и причем единственная дочь – как-то строговато сказала своему мужу красавица.

- Аллин, я знаю, что это моя дочь, или у меня есть повод чтобы в этом сомневаться?

- Что ты сказал?! – вскочила с места женщина, ее пышные юбки ничуть не стесняли ее движений и она за одно мгновение оказалась рядом с мужчиной и своей младшей дочерью – да, как ты смеешь обвинять меня в таком?!

Чувствуя, что пришло время линять, девушка незаметно соскользнула с рук отца и попыталась выбраться через вход, ведущий во внутренний дворик поместья, но не тут то было.

- Она уже взрослая девушка! – воскликнула миссис Каним – сколько раз я тебе говорила, Стефания, чтобы ты перед тем, как выйти на люди одевалась в повседневную одежду?! А ты по-прежнему продолжаешь игнорировать мои, пока еще просьбы и бегать по нашим владениям в одной ночнушке!

- Так она бегает по нашим владениям… - робко и тихо подметил мужчина.

- Финикс!

- Я молчу, дорогая, молчу – отчаянно замахал руками мужчина.

- Ей замуж скоро, а она…

- Что?! – не выдержала девушка – замуж!? Мне всего лишь шестнадцать лет!

- Тебя выгнали из Академии Благородных Девиц Вондерландии! – окончательно вскипела мать.

- Да там одни тупые, зашуганные, робкие и покорные курицы! Которым нет никакого дела до их судьбы! – не переставала восклицать девушка – а я хочу выйти замуж за человека, которого полюблю!

- За кого?! – испуганно вскрикнул мистер Каним – у тебя что?! Кто-то есть?! – мужчина отчаянно затряс рыжеволосую за плечи – кто он?! Я его сожру с потрохами! – мужчина оскалил клыки - он тебя не трогал?! – Финикс обнюхал дочь.

- Фу-у-у-у – поморщилась Стефания – это же омерзительно отец, но я все равно не стану марионеткой в руках тупых мужланов!

- Попрошу без выражений, Стефания – ошарашенная такими словами своей дочери, заикаясь сказала Аллин – нам еще повезло, что де Вест и Идем рассматривают нас, как один из лучших вариантов – облегченно выдохнула нимфа.

- Как один из лучших вариантов? – опешила девушка – я вариант!? Я что лошадь, которую выставили на ярмарке?! Отец, - обратилась к рыжеволосому мужчине девушка – ты не мог бы посмотреть мои зубы, а? – Каним младшая широко раскрыла рот – нуш.. кашка.. хошрошие?

- Очень даже, и прикус правильный – одобрительно закивал головой рыжеволосый.

- Стефания… - женщина всплеснула руками – зачем ты так?

- Я хочу выйти замуж по любви, как и ты с папой!

- Мы с папой отдельная тема – отрезала белокурая – нас нельзя брать в пример.

- Аллин, ты уже перебарщиваешь – Каним сделал шаг к своей жене – нас недолюбливают, но мы все равно очень на хорошем счету у Короля.

- Это лишь потому что ты замечательный военный – медленно произнесла белокурая – но ее выгнали из академии…

- Зато я хороша в расоведении – прервала свою мать девушка.

- Тут не чем гордиться, твоя мать нимфа, а отец оборотень, конечно, тут вольно невольно начнешь разбираться в этой науке, ты не обучена этикету, ведешь себя, как мальчишка, целыми днями напролет носишься по нашему поместью и вытворяешь непонятно что!

- Твоя дочь хорошо стреляет из лука – заступился за девушку Финикс.

- Не женское это дело, она должна будет поддерживать мужа, а не скакать по степям Вондерладнии.

- Почему я не могу быть с ним на поле боя? – девушка уже вышла из себя.

- Потому что ты девушка, а не парень!

- Вот уеду в Эллиадию и найду там себе мужа, который не будет воспринимать меня, как вещь и послушную куклу! Матушка, вам ведь самой противно все это!

- Мы не вольны изменить законы государства, в котором живем, мы его граждане и наша участь жить по его законодательству!

- Мы вольны делать то, что хотим, все мы дети Богини! – от таких слов Стефании, Аллин беспомощно опустилась в кресло.

- Посмотри на нее, Финикс – женщина указал рукой на свою дочь – она не идеальна, ей уже шестнадцать, а к нам до сих пор никто не сватался…

Отец оглянул свою дочь с головы до ног. Мужчина никогда не сомневался в том, что она прекрасна. Смугловатая кожа, но немного светлее, чем у остальных аристократов Вондерландии. Ведь белоснежная кожа матери, нимфы воздуха, смогла разбавить темноватую кожу отца оборотня. Угловатые плечи, талия, которую тяжело было скрыть даже просторной ночной рубашке. Эти светло-серые глаза матери. Словно на стекло упали капли дождя и видно лишь расплывчатые силуэты, размывчатые очертания души. Милое, красивое лицо, у него были не резкие черты, а мягкие и плавные.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке