Раса проклятых

Тема

Новинки и продолжение на сайте библиотеки

====== База “Альфа” ======

Писалось под Nox Arcana – Calliope

Первые Объекты были обнаружены в ходе Второй Мировой Войны. Среди них, на тот момент, не было никого старше шести лет, а проведённые позже тщательные исследования родословных показали, что среди родственников объектов, за исключением их родных братьев и сестёр того же возраста или младше, все были самыми обычными людьми. На основе полученных данных был сделан вывод, что новый биологический вид, к которому принадлежали Объекты, появился на свет совсем недавно, около шести лет назад, однако точную дату, а так же причину их появления, не удалось назвать и по сей день.

Объекты. Одни ничем не отличаются внешне от людей, в то время как другие, порой, сохраняют лишь некоторые гуманоидные черты, или же вовсе их не имеют. Способности Объектов до ужаса многообразны, некоторые из них объяснимы с научной точки зрения, другие — нет, но их объединяет одно: все они находятся далеко за рамками человеческих возможностей.

Не удивительно, что в скором времени после обнаружения Объектов, были созданы организации для борьбы с ними. В первую очередь, они создавались ради сохранения Объектов в тайне от обычных людей, во избежание массовой истерии. Объектов отлавливали, стоило им проявить себя, и, если им везло, их сразу же убивали. Тех же, кому не повезло, отправляли в особые исследовательские комплексы, где до конца жизни их ждали изуверские эксперименты. Среди таких комплексов был один, особенный. В нём, всё и началось…

Военный ангар посреди пустыря, до которого от города ехать без остановки четыре часа. Забор под высоким напряжением, этот ангар окружающий, огромное количество вооружённой охраны, несколько крупнокалиберных турелей по всему периметру, тщательнейшая проверка на входе и выходе. Лифт посреди ангара, который, вопреки создающемуся впечатлению, внутри совершенно пустой. И десятки метров вниз, под землю. Лишь преодолев всё это, можно с уверенностью сказать, что ты попал в исследовательский комплекс «Альфа».

— Давненько мне не доводилось работать с нашими коллегами из Японии, — молодой, щуплый шатен вёл за собой темноволосую женщину, буквально несколько минут назад спустившуюся в подземный комплекс на скоростном лифте. Она, как и мужчина, была в белом халате, надетом поверх деловой одежды, однако её униформа была идеально выглажена, в то время как его вся смята, словно он её никогда не снимает, даже когда ложится спать. В светло-зелёных глазах мужчины неизменно горел какой-то нездоровый научный интерес ко всему, что его окружало, а тонкие губы были вытянуты в приветливой, хоть и фальшивой улыбке. — Простите, что приходится знакомиться на ходу, но я привык всё делать, не отрываясь от работы, чтобы не терять времени даром. Я Ричард Дойл, а Вас как зовут?

— Кохина. Кохина Накамура, — ответила японка, стараясь скрывать своё волнение. Едва достающие до плеч прямые тёмные волосы, глубокие чёрные глаза и острые черты лица, в особенности, подбородок — в ней без труда угадывались азиатские черты, однако, разрез глаз, сильно отличающийся от традиционного, давал понять, что она не чистокровная японка, а «полукровка».

— Значит, Кохина-сан? Очень приятно познакомиться с Вами! И добро пожаловать на наш исследовательский комплекс!

Пока пара учёных шла по длинному, монохромному коридору, по которому эхом разносился стук каблуков Кохины, она успела отметить для себя кое-что: несмотря на то, как глубоко они находились под землёй, ей дышалось легко. Система вентиляции работала отлично, и страшно подумать, что случится в случае её сбоя.

Они дошли до массивной механической двери с кодовым замком, Ричард в темпе ввёл дюжину цифр, и она с громким, натужным скрежетом отворилась. За ней скрывалась развилка, дальше нужно было выбрать одно из двух направлений, куда можно пойти. Указатели на стенах гласили, что поворот налево ведёт в Блок «А», а направо — в Блок «Б». заметив лёгкое замешательство на лице японки, Ричард пояснил:

— Блок «А» — жилой, там находятся апартаменты работников нашего комплекса, общая столовая, лаборатория и всё в таком духе. В Блоке «Б» же заключены все наши Объекты. Вы, с дороги, должно быть, ужасно устали, да и проголодались, наверное, сперва желаете посетить Блок «А»? — глаза Кохины азартном заблестели. О её страсти к изучению Объектов в кругах учёных уже слагали легенды, так, как могла она сейчас, оказавшись на новом месте, первым делом не осмотреть каждого местного заключенного?

— Это риторический вопрос? — Ричард довольно улыбнулся. Он предложил женщине выбор для галочки, поскольку прекрасно знал заранее, что она предпочтёт Блок «Б».

— Что ж, тогда, пойдёмте, — мужчина как-то даже театрально предложил Накамуре пройти в соответствующем направлении.

Блок «Б» представлял из себя бесконечный, на первый взгляд, коридор, вдоль которого располагались одиночные камеры Объектов. Все они отличались друг от друга, чтобы соответствовать необходимым условиям сдерживания отдельных заключённых: некоторые были просто огромными, в то время как другие, наоборот, аномально маленькими. Каждая камера обозначалась номером находившегося в ней Объекта. Номера Объектам присуждали те, кто участвовал в их поимке, без какого-либо порядка. Просто брали какое-нибудь не занятое другим Объектом число.

Дабы работники комплекса могли при желании заглянуть в любую из камер, проходя мимо, камер Объектов, выходившие в коридор, были сделаны из прозрачного пуленепробиваемого стекла, порой, укреплённого, одному только Богу известно, какими материалами.

Разнообразие же Объектов, заключенных здесь, просто поражало, глаза японки так и метались из стороны в сторону, из-за чего она напоминала ребёнка, попавшего в магазин игрушек. Правда, некоторые игрушки были смертельно опасными. Реагировали на проходивших мимо них учёных они по-разному: одни выкрикивали проклятия, другие начинали безумно смеяться, третьи же вовсе не обращали на них внимание. Больше всех Кохину, уже давно работавшую на Организацию, впечатлил Объект, представлявший из себя тень. Всего лишь тень человека на стене, судя по очертаниям, мужчины, но её некому было отбрасывать. Это двумерное создание перемещалось вдоль стены своей камеры, становясь то меньше, то больше, как и полагается тени. Руки Объекта были плотно прижаты к его голове, как если бы человек запустил пальцы себе в волосы. Тень эта казалась обеспокоенной, и, отчего-то, от одного лишь взгляда на неё Накамура чувствовала какую-то странную горечь.

Потом, был ещё темноволосый мальчик, на вид лет шести, одетый в смирительную рубашку, на шее которого было устройство, напоминавшее ошейник с несколькими мигающими лампочками. Мальчишка неотрывно смотрел на Накамуру, и спустя пару секунд, под этим пристальным взглядом, она почувствовала слабость, головокружение и тупую боль в сердце. Тем не менее, что бы этот мальчик ни пытался с ней сделать своим взглядом, ему это не удалось. Его ошейник запищал, и в следующее мгновение мальчишку ударило током. Он закричал, пронзительно, надрывно, весь изогнулся в неестественной позе и рухнул на пол, потеряв сознание. Изо рта у него пошла пена, маленькое тельце забилось в конвульсиях. Кохина хотела остановиться, оказать мальчонке медицинскую помощь, но Дойл заверил её, что в этом нет необходимости, и настоятельно порекомендовал продолжить экскурсию.

— Прошу прощения за этот маленький инцидент, — сказал учёный совершенно спокойным голосом, давая понять, что подобные случаи — здесь обыденное дело, недостойное излишнего внимания. — В камеры Объектов через вентиляцию в газообразной форме подаётся препарат, подавляющий их активность, но некоторым из них, порой, всё же удаётся пакостничать.

— Ничего страшного, я уже привыкла к таким вот «инцидентам», но вам не кажется, что мера наказания для того ребёнка чрезмерна? — мужчина немного удивлённо покосился на женщину и улыбнулся ей так, словно она — дитё малое, ляпнувшее неимоверную глупость.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке