Доктор Смерть

Тема

Аннотация: Неизвестный убил поборника эвтаназии Элдона Мейта (Доктора Смерть), ответственного за десятки самоубийств, осуществленных с его помощью. Дело поручается Майло Стерджису, ветерану отдела расследования убийств полиции Лос-Анджелеса, и он обращается за помощью к своему другу — психологу Алексу Делавэру.

Найти убийцу не просто. Новые обстоятельства дела еще больше усложняют и без того трудное и запутанное расследование. Но преступник не может предусмотреть все...

---------------------------------------------

Джонатан Келлерман

Посвящается Джерри Дэту

Глава 1

Ирония может быть очень вкусным десертом, поэтому когда была обнародована информация о содержимом фургона, кое-кто жадно набросился на нее. Это были те, кто считал Элдона Г. Мейтаангелом смерти.

Другие, видевшие в немвоплощение милосердия,не находили себе места от горя.

У меня, смотревшего на это другими глазами, были свои причины для беспокойства.

Мейт был убит в понедельник, в первые часы кислого туманного сентябрьского утра. До захода солнца в тот день не произошло ни землетрясений, ни крупных катастроф, поэтому убийство стало главной темой вечерних выпусков новостей. Во вторник о нем сообщили на первых полосах «Таймс» и «Дейли ньюс». Через двадцать четыре часа телевидение полностью забыло эту тему, но газеты в среду еще вспоминали об убийстве. Итого четыре дня внимания — максимум в славящемся своей короткой памятью Лос-Анджелесе, если только труп не принадлежит принцессе или убийца не может позволить себе адвокатов, жаждущих получить премию «Оскар».

Раскрыть это преступление по горячим следам не удалось; очевидных улик не было. Майло давно занимался своим ремеслом и не ждал ничего другого.

Лето выдалось простым; в июле и августе он поймал четырех примитивных глупых убийц — один случай домашней ссоры, перешедшей все границы, и три пьяных драки в грязных дешевых кабаках Вест-сайда. Четверо задержанных убийц. Высокий процент раскрываемости преступлений облегчал — но самую малость — существование Майло, единственного голубого в управлении полиции Лос-Анджелеса, не скрывавшего своей нетрадиционной ориентации.

— Я чувствовал, что настанет час расплаты, — сказал Майло.

Он позвонил мне домой в воскресенье. Труп Мейта коченел уже шесть суток, и средства массовой информации нашли новую тему.

Майло это было как нельзя кстати. Как и все настоящие художники, он предпочитал работать в одиночестве. Не раскрывая прессе ничего ценного. Приказ большого начальника. В одном Майло всегда соглашался с большим начальником: журналист практически неизменно является врагом.

В данном случае в газетах напечатали биографию из архива в сопровождении обязательных этических дебатов, старых фотографий и старых цитат. Помимо того факта, что Мейт был засунут в свою собственную машину смерти, в прессе появились только самые очевидные подробности.

Фургон стоял в глухой части Малхолланд-драйв. Его обнаружили рано утром случайные прохожие.

Мне было известно больше, потому что меня просветил Майло.

Телефон зазвонил в восемь вечера, как раз тогда, когда мы с Робин закончили ужин. Я уже был в дверях, держа на поводке вырывающегося Спайка — нашего маленького бульдога. Мы оба с нетерпением ожидали вечерней прогулки по парку. Спайк обожал темноту, позволявшую притворяться благородным охотником, лая на шорох в кустах. Мне пришлось целый день работать с людьми, я же всегда любил уединение.

Робин, ответившая на звонок, успела меня перехватить. В итоге с собакой пошла гулять она, а я вернулся в кабинет.

— Ты ведешь дело Мейта? — спросил я, удивляясь тому, что Майло не позвонил мне раньше.

Внезапно мне стало не по себе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке