Большая книга ужасов – 22 (28 стр.)

Тема

Карлица оттолкнула обалдевшую от таких речей Лору и неожиданно вцепилась в мое плечо. Ее пальцы были холодными и твердыми, будто сделанными из металла.

– Полюбила тебя юная девица, только уста у нее холодные, а душа и вовсе в иных пределах обитает. Она ждет. Только не верь сладким словам и обещаниям, иначе соскользнешь в омут навсегда, навсегда, навсегда…

Необычная сцена привлекла внимание прогуливавшихся по территории больницы людей, и вскоре возле нас собралась небольшая толпа.

– Баба Глафира, довольно! Не надо! – зевак растолкала полная девушка в белом халате, подхватила юродивую под локоть. – Пойдем, миленькая, пойдем.

Карлица нехотя пошла прочь, потом обернулась, уперлась взглядом в лицо оторопевшего Антона:

– Помни, кому ты принадлежишь!

– Не обращайте на нее внимания, – виновато улыбнулась медсестра. – Бабулька без дома, без документов, ее в приют не берут. Как ее привезли к нам в больницу этой зимой, так она здесь и живет. Ей больше идти некуда. Простите, если она вас напугала. Баба Глафира добрая, она никому плохого не хочет.

Мы натянуто улыбнулись, делая вид, что ничуть не встревожены и воспринимаем произошедшее как шутку. Зеваки начали расходиться. Медсестра легонько подтолкнула карлицу, предлагая идти вперед. С неожиданным проворством юродивая проскользнула под локтем своей провожатой и подбежала ко мне, протягивая маленький блестящий предмет:

– Возьми, откупишься, когда время придет.

Карлицу увели. Я долго смотрел ей вслед, а потом разжал пальцы – на ладони лежала очень старая, истертая до неузнаваемости монета. Я положил подарок юродивой в карман брюк.

– Кажется, мне напророчили беды и несчастья? – с тревогой в голосе спросила стоявшая рядом со мной Лора. – Я так и не поняла, о чем шла речь, но ее слова звучали зловеще.

– Не бери в голову. Все, что мы слышали, – бред сумасшедшей, только и всего.

– Возможно, Антон, но иногда безумцами называют тех, кто видит лучше остальных. Что, если это предсказание будущего? Юродивая говорила о дороге, у которой нет конца, и о том, кто идет по ней. Может быть, она имела в виду Странника? И почему карлица упорно называла меня зеленоволосой? Я никогда не стану красить волосы в такой нелепый цвет.

Лора очень встревожилась, то и дело порывалась отправиться на поиски бабы Глафиры и все повторяла обрывки загадочных фраз, пытаясь понять смысл сказанного. Признаюсь, мне и самому было очень неспокойно, но я старался держаться молодцом и все же сумел увести сестру за пределы больницы. Молчаливый Антон шел позади нас, думая о чем-то своем. Судя по всему, воспоминания о странной встрече лишили покоя и этого, весьма скептически настроенного, парня.

* * *

– Всем привет!

У ворот заколдованного дома стояла Катька-разбойница и ослепительно улыбалась, демонстрируя едва ли не все свои зубы. С тех пор как Странник вытащил иголки из кукол, дела атаманши пошли в гору, и она вновь была полна энергии и жажды приключений.

– Ты не видела Странника? – немедленно спросила у разбойницы Лора. – Я должна рассказать ему об одном очень важном событии.

– Твой парень из поэта сделался плотником. Чинит забор. По правде сказать, это мы с ребятами его сломали – так было намного удобней ходить к вашим качелям. Стас и Олег сейчас тоже там…

Не дослушав рассуждения Катьки, Лора заторопилась к своему приятелю, намереваясь озадачить его рассказом о встрече с юродивой. Вновь возвращаться к этой неприятной истории нам не хотелось, и мы с Антоном предпочли остаться в обществе атаманши.

– Представьте, Стас нам не поверил! – возмущалась она. – Я и Олег рассказали ему про ужасы дома, про гибель Вовки, про то, как Бальт вывел нас из этого жуткого местечка, а он нам не поверил! Я с ним едва не подралась из-за этого.

– Знаешь, Катька, Стаса можно понять. В такое, пока сам не увидишь, поверить невозможно.

– Именно, Антон. Я тоже так подумала и решила устроить для неверующих небольшую экскурсию.

– Что?! – в один голос воскликнули мы.

Катька-разбойница пожала плечами, улыбнулась:

– Не вижу в этом ничего особенного. Мы же тихонечко, аккуратненько заглянем туда с краешка и все. А потом можно будет всех ребят сюда водить.

Я напомнил Катьке о том, что, находясь в заколдованном доме, она не раз и не два визжала от ужаса, мечтая поскорее выбраться из западни.

– Признаю, было дело – испугалась. Но когда все позади, наши приключения кажутся не страшными, а увлекательными.

– Как хочешь, Катька, но я обо всем должен рассказать Страннику.

Улыбка сползла с лица Катьки, она зло посмотрела на меня, сплюнула:

– А ты, оказывается, стукач и зануда, Мишка. Не ожидала. Но имей в виду, я все равно своего добьюсь и меня никто не остановит.

Неприятный разговор прервало появление Бальта. Выбежав из-за угла, он громко фыркнул, ткнулся носом в Катькину руку, завилял обрубком хвоста. Вскоре вслед за псом появились его хозяин, Лора и двое ребят. Олег нес ящик с инструментами и длинную, не помещавшуюся в нем пилу.

– Теперь случайные люди, в том числе и соседские ребятишки, не смогут проникнуть в сад, – сообщил Странник. – Не думаю, что найдутся желающие перелезать через двухметровый забор. Спасибо за помощь, ребята.

– Не за что, – развел руками Стас. – Пожалуй, я пойду. После того как Вовка утонул, мама на меня наглядеться не может, на полшага не отпускает.

Он неторопливо пошел вдоль улочки, насвистывая под нос какой-то мотивчик. Катька посмотрела вслед своему приятелю, отфутболила валявшуюся у ног пивную банку:

– Не поверил… Вот и пришел конец нашей разбойничьей шайке. Ладно, переживем. Что будете делать, ребята?

– Я собирался вновь пригласить Лору, Мишу и Антона к себе, накормить обедом и в спокойной обстановке подумать, как быть дальше, – ответил за всех Странник. – Надо признать, что мы так и не придумали план борьбы с этим монстром, а время, похоже, работает на него.

– Возьмите меня с собой, – неожиданно попросила Катька-разбойница. – Честно говоря, люблю ходить в гости.

– Мой дом – твой дом, идемте.

– А я?

Странник посмотрел на Олега, чуть улыбнулся, а потом пригласил и его. Олег начал озираться по сторонам, раздумывая, как избавиться от тяжелого ящика и пилы, решительно задвинул инструменты под пышный куст лопуха и побежал следом за остальными. Мы спустились к пруду, отвязали спрятанную в неприметной заводи лодку. Когда наша компания загрузилась в утлое суденышко, оно здорово осело в воду, и я подумал, что мы вполне можем не доплыть до видневшегося вдали островка. Тем не менее плавание началось.

– Никогда не думала, что на Земле случается столько странного и необъяснимого. Раньше я посмеивалась над братишкой, над его увлечением ужастиками, а оказалось – в жизни происходят еще более невероятные истории. – Лора зачерпнула зеленоватую воду, наблюдая за тем, как с ее пальцев стекают сверкающие на солнце капли.

– Вот и сегодня мы встретили юродивую, она напророчила нам будущее, и, кажется, оно у всех далеко не блестящее.

– Ты вспомнила, о чем конкретно говорила карлица? – в глазах Странника светилась тревога.

– Нет. Все произошло так быстро, неожиданно. Это похоже на сон – чем больше пытаешься вспомнить ночные видения, тем быстрее они забываются. Юродивая называла меня зеленоволосой, говорила о холодном омуте и печальной дороге. Я боюсь ее слов, Странник.

Сквозь щели в днище лодки потихоньку просачивалась вода. Антон и Олег принялись вычерпывать ее валявшимися тут же жестянками, но их старания были не слишком успешными. К счастью, Странник очень ловко управлялся с веслами, и тенистый, заросший ивами островок приближался с каждым их взмахом. Я осмотрелся в поисках какого-нибудь черпака, но ничего не обнаружил и начал вычерпывать воду пригоршнями. Вскоре ко мне присоединилась Катька-разбойница.

– Что мы молчите, будто на похороны собрались? – недоумевала она, выплескивая за борт очередную пригоршню воды. – В жизни есть и хорошие стороны.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке