Лунное отражение

Тема

Тивякова Анастасия Игоревна

Идя по жизни, мы вдруг обнаруживаем, что лед у нас под ногами становится все тоньше, и видим, как вокруг нас и за нами проваливаются под него наши сверстники.

СТИВЕНСОН Роберт Луис

ПРОЛОГ

До этого дня я и представить не могла, что такое жить по настоящему... как жить... Я и не знала, что в мире есть, что-то большее, чем страх, боль, смерть. Я не представляла, что жизнь заключается в чем-то другом... в чем-то более стоящем...

Шрам на моей шее, как клеймо... он всегда будет напоминать мне о том, что произошло здесь... в Шорлайне.

Я и не удивилась, что сегодня шел дождь, Шорлайн проводил меня печально... я не плакала, это делал за меня город и облака проплывающие над ним...

Надо ли сказать, что с самого начала я знала, что все получиться именно так? Надо ли сказать, что все получилось, не так как я хотела? ...

Глава первая

ШОРЛАЙН

Одна мысль о том, что мы собрались в такую даль, угнетала меня. Да не хочу я в этот, чертов штат Вашингтон! Когда же все закончиться? Скоро вернемся в Бостон? Разочарование нахлынуло режущей волной - это случиться не быстро. В крайнем случае, не в этом году. Но самое худшее было впереди. Меня пробивала дрожь, как только я вспоминала цель нашей поездки.

Из-за нестабильной и малодоходной работы моих родителей, нашу семью признали как малоимущую. Из этого вытекало много неприятных последствий, одно из которых было лишение родительских прав безалаберных предков. Мне шестнадцать, а это означает, что до совершеннолетия мне как до Пекина ползком. И, конечно же, моей опекуншей стала самая дальняя родственница: двоюродная сестра бабушки. Это было абсурдом, но за свою шестнадцатилетнюю жизнь я ее некогда не видела, но меня не охватывало сильное счастье перед этой встречей.

- О чем ты думаешь? - позвал мистер Томсон - мужчина обязанный довести меня до точки назначения. Я резко оторвалась от своих мыслей и взглянула на него. Он был красив, ошеломительно красив и довольно молод. Мистер Томсон был сильно увлечен дорогой. За рулем машины он всегда сводил свои брови и покусывал нижнюю губу. Его руки, крепко и уверенно держали руль. Мои мысли понесло не в то русло...

-Я думаю о Мирабелле, - почти честно ответила я. Не обязательно было посещать двадцатипятилетнего Калифорнийского красавчика в мои запутанные думы.

Губы мистера Томсона вытянулись в доброжелательной улыбке, он на мгновение оторвалась от дороги, и бросил на меня теплый взгляд.

- Кира, эта женщина тебе очень понравиться, - произнес он. Его руки на мгновение оторвались от руля и взмыли в воздух, но, взволновавшись, мистер Томсон снова вернулся в прежнее положение.

Я отвернулась от него, определенно, разговор был окончен. Мои глаза тяжело закрылись, и я снова подумала о моей новой опекунше. Кровь разлилась по моим венам, я не могла выразить того чувства волнения и страха которые испытывала.

Казалось я вся горю. Может у меня температура? Холодное стекло, о которое облокотилась лбом, ослабило мой внутренний жар. Волнение почти сразу растворилось. Еще немного и я полностью успокоюсь.

- Въезжаем в Шорлайн, - прокашлявшись, сказал мистер Томсон. Я резко открыла глаза. Интересно долго они были закрыты? Я была уверена, что прикрыла их на секунду, но могли ли за мгновение произойти такие перемены? А что, мне определенно нравился этот городишко... Такого не увидишь в Бостоне. Мой штат Массачусетс был не способен подарить природную красоту, свежий воздух и странную спокойную атмосферу. Проезжая мимо гладкого озера и лесного массива я почувствовала, как свыкаюсь с новым духом. Все окружавшее казалось так необычно для меня, ведь я родилась в городе машин и стремления к быстрой жизни.

Маленькие домики появлялись на дороге, они были лилипутами для меня, ведь я привыкла жить среди домов великанов, с высоты которых легко можно было увидеть муравейник людей и жуков - машин к которым я так привыкла. Интересно, штат Вашингтон богат такими мелкими городками или мой теперешний дом - Шорлайн исключение из всех? Я мысленно передернулась, подловив себя на мысли, что назвала город "моим". Меня тошнило от мысли, что я начинаю новую жизнь.

- Теперь ты будешь жить здесь, - позитивно произнес мой провожатый, надеясь пробудить во мне радостные нотки. Ну да, красавчик просто не на ту напал.

Я смотрела на пустые улочки, которые мы проезжали. А когда то давно здесь жила моя мать. Шестнадцать лет назад Долорес встретила свою любовь. Они как нельзя подходили друг другу, но были из разных слоев общества. Я грустно улыбнулась, история моих родителей походила на историю Ромео и Джульетты, только со счастливым концом, ну или почти счастливым... Мои родители были вынуждены выбирать между семьей или любовью... они выбрали любовь, и им пришлось бежать... А, наверное, зря...

- Вы уверены, что новая опекунша меня хорошо примет? - мой вопрос был задан как нельзя кстати. Мистер Томсон пожал плечами и уставился на дорогу.

- Это лучше чем детский дом, - подбадривал он меня.

- Лучше? Еще не поздно вернуться? - тихо прошептала я. Закралась тихая надежда остаться в Бостоне.

Мистер Томсон покачал головой. Вот упрямый!

- Ты должна быть счастлива, что у тебя есть опекунша - родственница..., - медленно протянула он, - как ты думаешь, было бы лучше оказаться у чужих людей?

Я фыркнула. Интересно, а какая может быть разница? Я все равно не знакома с загадочной двоюродной бабушкой Мирабеллой Роуэр.

Машина резко остановилась. Что? Мы уже приехали? Так быстро? Толчок волнения ударил мне в грудь, в голове появился вопрос, гложущий меня всю дорогу. А что если я не уживусь в новой семье?

Мой взгляд остановился на небольшом аккуратном и ухоженном двухэтажном доме. Рядом с домиком стояла плетеная беседка, в центре которой размещался стол. Все это дополняла дивная природа, зеленые тона листьев и свежий воздух. Такое ощущение, что кто-то спер декорации к фильму "Питер Пен".

В душе защемило, волнение пронзило меня. Казалось, что сейчас я не Кира, а сплошной комок страха и ужаса.

Мистер Томсон сурово смотрел на дом и молчал.

- Я достану багаж, а ты пока познакомься с родственницей, - посоветовал он.

Дверь машины открылась со щелчком, почти не заедая. Черт! А как же мне хотелось, что бы она заклинила. Причем навсегда. Я вышла из машины и остановилась. Что я делаю? Почему стою? Нет! Я не войду в дом! Все напрасно! Сердце бешено заколотилось, и я направилась к двери, с растерянностью посматривая на причудливые узоры, на ней. И что, стало быть, делать дальше? Мой мысленный вопрос долго не обдумывался, рука сама потянулась к кнопке звонка. Раздалась трель колокольчиков.

За дверью послышались шаги. Мое сердце бешено заколотилось. Дверь резко распахнулась. За ней стояла женщина. Она казалась немного сутулой, но тем временем очень приятной. По миловидному лицу рассыпались морщинки, поблекшие темные волосы сидели тонкими прядями.

- Чем могу помочь юная леди? - бабушка растерянно смотрела на меня. Думаю, больше всего ее удивило мое шокированное лицо.

- Мирабелла Роуэр? - тихо спросила я, уже зная ответ.

Женщина добродушно улыбнулась широкой улыбкой, ее глаза повеселели. Интересно, чтобы это значило.

- Да юная леди. Вы не ошиблись. Вам, что-то нужно? - тихо спросила она. Интонация голоса была мамина. Боже, как они схожи! На секунду я опешила, на меня смотрели мамины глаза, улыбалась мамина улыбка, и голос... голос такой же только более осипший.

Мирабелла уловила мой восхищенно-удивленный взгляд и нежно улыбнулась.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке