Путешествие на Паттхару

Тема

Киту Ноэль

-Зря вы прилетели на Паттхару в это время года, господин Эли, - сказала мимоходом девушка из таможенной службы, заполняя очередной бланк.

Она сосредоточенно проставляла нужные отметки, по нескольку раз сверяясь с документами Руфуса Эли, словно в нескольких строчках можно было запутаться.

"До чего же медленно! - с досадой подумал Руфус, в силу молодости не отличавшийся терпением. - Должно быть, аборигенка - плохо знает транс-язык. Вернусь домой и обязательно напишу жалобу на сайте Панкосмо или даже на Топ-Тур-Плэнет! Трудовые квоты для местного населения - штука хорошая, однако, какого черта? Пусть набирают из туземцев носильщиков и уборщиц, а с документами должны работать люди, умеющие читать транс-яз не по слогам!.."

До сих пор господин Эли ни разу не опускался до того, чтобы публично жаловаться на сервис - человеком он был незлобивым и отходчивым. Но перелет на Паттхару оказался долгим и тяжелым - то ли препараты для введения в анабиоз оказались некачественными, то ли шаттл давно не проходил техобслуживание. Руфуса до сих пор подташнивало, а служащие столичного космопорта, словно издеваясь, проводили одну сверку документов за другой, словно впервые в жизни увидев туриста. Выглядел господин Эли совершенно добропорядочно - темноволосый молодой человек среднего роста, двадцати с небольшим лет, ничем не отличавшийся от тысяч других молодых космопутешественников: удобная одежда из эковолокна серого цвета, защитные очки, оберегающие глаза от непривычного режима освещения, едва заметный пирсинг-фильтр в носу, многофункциональные ботинки, превращающиеся то в легкую летнюю обувь, то в демисезонную. Лицо открытое, приветливое, путь даже чуть зеленоватое от недавних перегрузок. Ничуть не похож на террориста или профессионального космобродягу - ну что тут проверять, да еще так дотошно? Нет, все-таки планета, чей срок цивилизованной жизни не насчитывает и десяти лет - совершенно особенное место.

...Паттхару была принята в Межпланетный Демократический Альянс совсем недавно, после того, как временное правительство империи Арзай - самого крупного государства планеты, - наконец-то согласилось на двустороннее сотрудничество и позволило ввести на свою территорию миротворческие силы Альянса. До того несколько лет здесь бушевала гражданская война, о которой Руфус, вчерашний студент с соответствующим кругом интересов, слышал разве что краем уха: на Паттхару его, бывалого туриста, посетившего десятки планет, манили рассказы об архаической культуре империи Арзай.

Небольшая планета была открыта случайно четверть века тому назад, и некоторое время в Совете Альянса шли острые дискуссии по поводу возможности полноценного контакта со столь отсталой цивилизацией. Конечно же, на Паттхару были отправлены наблюдатели, но их донесения лишь ожесточили споры: империя Арзай, занимавшая две трети единственного континента планеты, походила на ожившую сказку о древних временах, когда народ считал правителей богами и покорно возводил в их честь храмы, человеческих костей под фундаментами которых было едва ли не больше, чем золота в имперской казне.

Время от времени боги сменялись, пороги прекрасных храмов заливали реки крови, а империя то прирастала новыми землями, то утрачивала старые. Просвещенным жителям Альянса, где открытых военных столкновений не случалось более семидесяти лет, события на Паттхару, о которых регулярно рассказывали в красочных документальных фильмах, казались одновременно отвратительными и притягательными, неизменно лидируя в рейтингах телешоу.

Будь Паттхару беднее - в ее внутренние дела вмешиваться никто бы не стал, оставив на откуп кабельным телеканалам с исторически-географической тематикой, однако тайные исследования убедительно доказали: золото - меньшее из богатств Паттхару; в недрах империи скрыты огромнейшие месторождения неонефти. В дело вступили транспланетные корпорации, продавившие через своих людей в Совете Альянса решение о необходимости прогрессивных изменений в жизни паттхарских аборигенов, до сих пор возделывавших свои поля при помощи плуга и пары волов. Разумеется, страдания безвестных арзайских крестьян мало заботили людей, с трибуны объявлявших, что в XXII веке недопустимо существование целых народов, не имеющих доступа к современной медицине и базовому образованию, но с чего-то ведь нужно начинать.

Активисты, одетые в тщательно продезинфицированные рубища из гипоаллергенных волокон, выходили на площади с плакатами "Нет дикому средневековью у нас под боком!" и разыгрывали сценки из жизни голодающих безграмотных арзайцев, у которых не было иных гражданских прав, кроме как появиться на свет. Партия феминисток несколько раз объявляла бессрочные голодовки в защиту прав женщин Паттхару, а экологи собрали симпозиум, на котором убедительно доказали, что вырубка лесов, непрерывно проводимая в империи Арзай по причине ее технологической отсталости, приведет к скорой экологической катастрофе. О том, что закономерным итогом контакта Альянса с империей станет научно-техническая революция, последствия которой для природы Паттхару будут куда серьезнее, ученые предпочли промолчать, ведь гранты на научную работу чаще всего выделяли транспланетные корпорации, интересы которых были весьма прозрачны.

Руфус Эли, как и любой турист на его месте, быстро пролистал страницы буклета, где рассказывалось, насколько сложен быть путь империи Арзай к свету цивилизации; в котором году новой эры была принята конституция государства; какой из генералов миротворческих войск Альянса помог нынешнему императору войти в столицу, Хармиллу, занятую в ту пору мятежниками, не желавшими отрекаться от темного дикого прошлого. Юношу не интересовала скучная история нового времени - он прилетел осмотреть сохранившиеся в городе храмы и дворцы. Хоть семью годами ранее здесь кипели бои, из-за которых половина Хармиллы выгорела дотла, культовые сооружения, если верить рекламным описаниям, прекрасно сохранились и в некоторых из них до сих пор проводили практически аутентичные религиозные ритуалы.

Сноска внизу успокаивающе сообщала, что во время жертвоприношений сейчас не используют настоящих животных и людей, поэтому красочные сцены кровопролития, ставшие визитной карточкой туристической отрасли империи - всего лишь разновидность театральных представлений. "Даже здесь - и то одни фальшивки! Быстро научились!" - промелькнула досадливая мысль: Руфус, в глубине души испытывавший неприязнь к выхолощенному современному миру, где люди действовали с истинно механической точностью и скучностью, отчаянно хотел почувствовать биение настоящей жизни, пройти по улицам, еще недавно пахнувшим кровью и смертью. Это было так непохоже на мирное, комфортное, скучное существование в мегаполисах Альянса! И вот - бутафорское жертвоприношение...

Девушка за стойкой все щелкала и щелкала по полупрозрачной клавиатуре, буклет, прихваченный из шаттла, был пролистан взад-вперед несколько раз, и юноша подумывал закатить скандал: впервые в жизни ему пришлось так долго торчать в терминале космопорта! Однако он смутно сознавал, что порядки на планете, где совсем недавно закончилась гражданская война, в которой друг друга убивали секирами и мечами, должны отличаться от обычных, и это заставляло его сдерживаться.

Наконец с документами все было улажено, ему вернули паспорт, визу, а затем девушка с немного смущенной улыбкой вручила господину Эли яркий флаер, где рядом со схемой столицы коротко перечислялись районы Хармиллы, куда туристам не следовало забредать без сопровождающих.

В терминале, построенном по типовому проекту, было тепло и светло, спокойный благожелательный голос диспетчера на транс-язе объявлял время отправления ближайших рейсов. За окнами же бушевала непогода - стена дождя скрывала даже ближайшие строения. Руфус преисполнился дурного предчувствия, и когда носильщик, подхвативший его багаж, простодушно пробормотал (с чудовищным акцентом): "Зря вы, господин, прилетели сюда в сезон дождей!", грубо прикрикнул:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке